ЛитМир - Электронная Библиотека

Марсель раздумывал не больше двух секунд и поставил свою подпись под договором, сохраняющим его жизнь.

Его действительно вылечили и обучили, но со временем эта работа экспертом, от которой он не мог отказаться, стала невероятно тяготить его. Когда он подписал отказ от психического слияния, то не представлял, что это такое, и только пожив в Аль-Ришаде, понял, чего лишил себя. Иногда Марсель встречался с женщинами, но чувство пресыщения, которое появилось у него еще в конце парижской жизни, быстро появилось и в Аль-Ришаде, а невозможность довести отношения до конца сделала его жизнь бесцветной. Он купил недорогую квартиру в одном из воздушных городов и стал вести довольно замкнутый образ жизни.

– Ну так ты поговоришь с ним, Тина? – настойчиво попросил Креил.

– Поговорю. Ему можно все рассказывать?

– Даже нужно. Иначе он не сможет помочь.

Глава 9

Марсель Дени разговаривал с Тиной ночью. После ухода Лингана ей дали два часа поспать. Марсель считал, что, утомившись, ей будет легче отвечать на вопросы.

Чем больше он узнавал об этой женщине, тем больше поражался нелепой жестокости ситуации, в которую она попала. Марсель был тем самым мужчиной, которой участвовал в психиатрической экспертизе, о чем Тина не помнила.

Когда Креил ван Рейн спокойно, словно речь шла о самых обычных вещах, объяснял, что делают с Тиной и почему, не вникая, правда, в подробности ее ненормальной беременности, Марселю Дени стало страшно, хотя, согласно своему договору, отказать в помощи даже в такой ситуации он не мог.

Марсель вошел в спальню и улыбнулся Тине, думая застать ее удрученной, измученной. Ничего этого не было, она даже не спала, а, лежа на кровати, читала электронную книгу и казалась совершенно спокойной.

– Здравствуйте, Марсель, – она отложила Книгу на тумбочку, взглянула в его лицо и нахмурилась. – Странно, такое чувство, словно мы с вами встречались, только я не помню, где и когда.

– Это бывает. У меня такое обыкновенное лицо.

Он сел в кресло, повернув его так, чтобы не смотреть на Тину, и закрепив перед этим у нее на голове телепатическое записывающее устройство.

– Начнем? – спросил Марсель, она видела его профиль. – Первый вопрос: сколько мужчин было в вашей жизни до Креила ван Рейна?

Тина ответила, и Марсель Дени с трудом удержался, чтобы не посмотреть на нее.

– Значит, сейчас вы почти удвоили свой счет?

– А вы не умеете считать до девяти? – спокойно спросила Тина.

– И когда был первый мужчина?

– В двадцать лет. Но мы недолго встречались, как-то не задалось.

– И все ваши знакомства кончались длительными отношениями?

– Да, – она никак не могла понять его удивления.

«Уникальная женщина. И как это ей удавалось в нашем нестабильном мире?» – подумал Марсель Дени внутри блоков.

– Я не знаю, как мне это удавалось. Разве это удивительно, что женщина стремится к длительным постоянным отношениям?

– Женщина – нет, но мужчины редко стремятся к таким отношениям.

– Не уверена, Марсель, что у вас правильное представление о мужчинах.

– Я исхожу из статистических исследований, и это вовсе не мое личное мнение, – обиделся Марсель. – Хорошо, не будем спорить. Продолжительность ваших связей с каждым из ваших мужчин?

Тина послушно отвечала, и чем больше слушал ее Марсель Дени, тем больше поражался тому, что бывают такие женщины. Он расспрашивал ее почти четыре часа, досконально вникнув в ее взаимоотношения с мужчинами. Тина устала и под конец спокойно отвечала даже на самые интимные вопросы, не возмущаясь, а когда Марсель закончил, почти сразу заснула.

Креил ждал его в гостиной.

– Можно нам помочь?

– Я попробую, – Марсель тяжело опустился в кресло.

– Вам удалось понять, откуда такое неприятие?

– Это как раз понятно. Она слишком порядочная женщина, и то, что вы с ней делаете, перешло для нее все моральные границы допустимого, – он помолчал.

– Но почему именно ко мне? Я ведь муж? Должно бы быть наоборот!

– Это не совсем так. Как муж и как человек, которого она, безусловно, любила, и, может быть, еще любит, вы должны были защитить ее в этой ситуации. Но этого не случилось. В ее понимании, вы отдали ее на растерзание другим мужчинам и ничего не сделали, чтобы избежать этого.

– Бред какой-то! Я сделал все, чтобы ее спасти! Просто не было другого выхода! – раздраженно заметил Креил.

– Предательство человека, которого любишь, много больнее, чем другого человека. И это вещь, которую некоторые женщины неспособны прощать!

– Я не предавал ее!

– Вы хотели этого ребенка и спросили разрешение Тины сделать ее беременной? Или просто использовали ее как, извините Советник, проститутку, на одну ночь?

– Вы переходите границы, Марсель!

– Я пытаюсь объяснить вам, как к таким вещам относятся порядочные женщины. В ее понимании, вы ее предали, жестоко и бессердечно. Ей все равно, что с ней делает теперь Линган, только лишь потому, что самое страшное для нее уже случилось. Нежелательная беременность, вынужденная свадьба, предательство любимого человека. Да, вот еще, неплохие перспективы потерять ребенка и закончить жизнь в психушке! Как вы себе это представляете, Советник? Она должна быть вам за все это благодарна? Неужели та ночь, которую вы провели с ней, стоит так высоко? Чтобы заплатить за нее своей жизнью? – Марсель остановился, мозг Креила ван Рейна излучал такую откровенную злость, казалось, Креил был готов растерзать сексопатолога за высказанную правду.

– Я вызвал вас нам помочь, а не выслушивать нотации.

– Я помогу вам, попытаюсь, во всяком случае. Еще один вопрос. Почему вы выбрали именно ее?

– В каком смысле?

– Много других женщин, но вам понравилась именно Тина.

– Вы как врач интересуетесь или как мужчина?

– Пытаюсь понять. Такие женщины – огромная редкость. Мне не попадались никогда, а вы случайно гуляете в парке и выбираете именно ее, хотя Тина меньше всего подходит для развлечений на одну ночь. Почему?

– Она мне напомнила мою первую жену. Даже имена у них одинаковые. Мою первую жену звали Тина ван Лигалон.

– Вард-Эспер?

– Да.

– И тоже такая порядочная?

– О, нет! – Креил нахмурился. – Этим она не страдала. Скорее, наоборот.

– И вы любили ее?

– Странный вопрос, Марсель. Мы прожили вместе сто тридцать два года. Как бы это без любви?

– А потом?

– Она погибла, случайно. Когда разрабатывали нейтральную протоплазму. На Ригеле. До сих пор точно неизвестно, что там произошло. Вспышка – и никого не стало. Пять человек. Мы тогда мало знали о Космосе. Не представляли, какому риску их подвергали. Сейчас бы не допустили так плохо подготовленную экспедицию.

– А в чем здесь проблемы?

– Нужно специально конструировать корабли под нужды землян в трехмерном теле. Вы не представляете, сколько всего нужно предусмотреть, чтобы при скольжении корабля через пространство и время, в Многомерности, люди продолжали себя нормально чувствовать. Что вам нужно, чтобы нам помочь?

– Я хотел бы слетать в Париж. У меня есть одна идея, только это будет дорого стоить.

– Хорошо. Я открою на ваше имя в банке Кредит Лионе неограниченный счет. Визы, билеты, – Креил положил руку на телепатическую панель, заказывая. – Вас доставят к силовой стене. Через четыре часа – ближайший рейс самолета. Устроит?

– Спасибо, – Марсель встал. – Я постараюсь помочь вам.

***

Через восемь часов Марсель Дени вошел в свое когда-то любимое кафе «Красный Мак». В Париже было около девяти вечера и еще мало посетителей. Женщина, по одежде вполне определенной профессии, обернулась от стойки бара, несколько секунд смотрела на Марселя и ринулась к нему, повиснув у него на шее и запечатлевая поцелуй.

– Потише, Мари, – Марсель осторожно разнял ее руки и поставил Мари на пол.

– Какая тишина! – она внимательно оглядела его. – Ты выздоровел? Помнится, последний раз ты был настоящий покойник. Я так и считала, что тебя давно кремировали. Приятная ошибка, – она тащила его за руку к столику в углу. – Рассказывай. Где тебя носило столько лет? Да ты даже вроде помолодел?

103
{"b":"1476","o":1}