ЛитМир - Электронная Библиотека

Этель приехала меньше чем через десять минут. Она уверенно прошла в зал, опустилась на колени перед Лионом, и несколько минут просто смотрела в его серые теперь, недетские глаза. А потом спокойно взяла ребенка на руки. Этель услышала вздох облегчения у стоявших рядом людей.

– Почему он пошел к ней? – тихо спросил Креил.

– В ее голове полно детей. Как можно бояться МАТЕРИ? А к нам ему нужно еще привыкнуть. Лион пережил сильный шок, ты видишь, что здесь творилось? – Строггорн показал глазами на разгромленное помещение. – Этель, что ты собираешься делать с ребенком?

– Как что? – удивилась Этель непониманию таких простых вещей. – Сейчас пойдем в спальню к Креилу, Лион совсем замерз, нужно его согреть. Нальем ванну, в общем, все, чтобы он не заболел. Полно всего нужно, у вас же нет ни одной пеленки, ни еды, ни ползунков!

– Все, все, – Строггорн попытался остановить ее гневную речь. – Значит, ты согласна о нем позаботиться? Заменить мать?

– Да за кого ты меня принимаешь?… – гневно начала Этель, но остановилась, заметив предательские искорки в глазах Строггорна. – Даже не надейся! Пока не поймали Джулию, мне понадобится помощь Аоллы. Придется в прямом смысле слова не спускать Лиона с рук. Так что переезжаем временно к Креилу. Ему все равно, он дома не бывает.

***

Старший следователь по особо тяжким преступлением наблюдал за сбором материалов в спальне Тины.

Один из отпечатков пальцев был обнаружен на аварийном браслете, также на полу нашли несколько волос, принадлежащих Джулии ван Генри Уилкинс, сбежавшей из психиатрической клиники и теперь объявленной в розыск по всей планете.

Тину Роджер подключили к автономной аппаратуре, специально созданной для таких экстраординарных случаев, и отправили в клинику Вард-Хирургии, хотя мнение всех врачей было единодушным: она была по-прежнему мертва, а ее мозг не подлежал восстановлению. Но Креил ван Рейн был богатым человеком и мог себе позволить оплачивать бессмысленную работу аппаратуры, гоняющей кровь через ее мертвый мозг.

***

Креил вошел в спальню, где разместились Этель с ребенком. Лиона выкупали, завернули в теплое одеяло и уложили на огромную двуспальную кровать. Аолла примостилась с одной стороны, а Этель – с другой.

– Как вы думаете, Лион теперь пойдет ко мне? – Креил встретил взгляд серых глаз Лиона.

– Попробуй. – ответила Этель. – К Аолле пошел. Больше не обжигает.

Креил встал на колени на кровати и наклонился над ребенком, потом осторожно протянул руку, дотронулся до одеяла. Лион напрягся, и мысленно раздался странный звук, а личико ребенка скривилось, словно в плаче.

– Креил, не трогай его. Он не хочет, – быстро сказала Этель. – Видишь, заплакал! – добавила она.

Креил с удивлением посмотрел на нее: Лион молчал!

– Он плачет мысленно, – пояснила Этель. – Мы пока вообще не слышали, чтобы он издал хоть один звук.

– А вы уверены, что у него все в порядке со слухом? – с беспокойством спросил Креил.

– Уверены. Он слышит, но не разговаривает. Да и зачем ему? Он прекрасно понимает нашу речь!

– Будут у нас с ним проблемки!

– Это только начало, Креил, – вмешалась Аолла. – Найди нам Строггорна, как только он освободится. Я хотела его кое о чем поспрашивать.

– Что-то не так с Лионом? – Креил нахмурился.

– Ты же знал, что он не человек.

– Что не так?

– У него бывает, что есть пупок, когда мы пугаемся, но когда мы об этом забываем – уже нет. Его тело не отличается стабильностью. То же – с руками.

Креил подозрительно посмотрел на ручку Лиона: в данный момент она была абсолютно человеческой.

– А что с его руками? Сейчас нормально. – Иногда, они становятся многомерными щупальцами. В общем, нужно с этим что-то делать, иначе его придется прятать от людей! Сам понимаешь, это зрелище не для слабонервных!

– Я понял одну вещь. Отец Странницы поместил ее в земное тело!А я никак не мог понять, зачем это было нужно для такого существа!

– Это он сделал правильно. Его же не было рядом с ней. Если бы она начала изменять тело, можешь себе это представить?

Креил тяжело задумался, пытаясь понять, какие еще сложности могли возникнуть с Лионом. Ясно было, что это только начало.

– Выяснили, что произошло? Как Стайну удалось их спасти? – спросила Аолла.

– Получили результаты из института, где его обследовали, – ответил Креил. – Они оценили развитие его интеллекта немного выше среднего человека. Но самое интересное, и это приходится признать, в некоторых ситуациях он способен ощущать то, что мы привыкли называть чувствами.

– И что? Он теперь не робот?

– Все равно робот. Большую часть времени он действует в соответствии со своими программами, но вот, когда возникает ситуация, которая ими не предусмотрена, действует самостоятельно. Конечно у него совсем другая логика, но выводы очень близкие к тем, что сделал бы человек в данной ситуации. Я встроил ему одну программу, когда проанализировал, в каких ситуациях роботы этой серии чаще всего выходили из повиновения. Обычно, это наступало тогда, когда выполнение приказа причиняло вред другому человеку, а прямого приказа на причинение такого вреда не было. Программа Стайна избавила его от выбора в такой ситуации, допуская невыполнение приказа, если нельзя получить подтверждение у человека.

– А почему он пошел в спальню?

– Техники считают, что он услышал какие-то звуки, которые нельзя было идентифицировать как приказ прийти, но которые могли показаться ему странными. Там сложно разобраться. На записи это все за пределами слышимости. Но что-то, конечно, было. Решили, что нельзя его за это наказывать, в целом он действовал правильно и вреда никому не причинил. Мне жаль, что мы их почти всех демонтировали. Я был против, но кто меня слушал! Сейчас сразу несколько Вардов попросили себе именно эту модель. Да вы прочтите прессу! Там столько нафантазировали! Сначала: «Роботы – убийцы»! Ну а теперь все хотят у Стайна интервью… Строггорн обещал выступить официально, рассказать, что произошло, чтобы снять сплетни. Ужасно устал, – Креил закрыл глаза. – Еще немного отдохну и займусь Тиной. Будем вытаскивать.

– Креил, Строг говорит, что ее уже все посмотрели, даже Лао, – как можно мягче постаралась сказать Аолла, сопроводив свои слова мыслеобразом печали – бесконечной пеленой дождя. – Ее нельзя спасти.

– Я же в это не поверю! Ты знаешь! Да вот, с Этель тоже было безнадежное дело, а все-таки спасли.

– Здесь другое. Лао говорит – в этот раз намного хуже, – вмешалась Этель.

– Ты ошибаешься, девочка. Я точно знаю, что есть вероятность ее жизни и немаленькая, нужно только все сделать правильно.

– Ну и ладно, – Этель встала, и взяла Лиона на руки. – Захочешь полюбоваться на сына – приходи.

Глава 11

Джулия ван Генри Уилкинс медленно брела по раскаленной набережной в Калифорнии. Как только она убила Тину Роджер, то сразу покинула Аль-Ришад. На углу ресторана она купила газету. На первой полосе крупным планом красовался ее портрет, и это ее рассмешило. Сейчас ее трудно было бы узнать. Джулия обесцветила волосы, став настоящей блондинкой, наложила специальные прокладки на скулы, изменив овал лица. Контактные линзы сделали ее глаза коричневыми. Ее несколько беспокоило, что удалось лишь немного изменить ведущую телепатему – водоворот, на течение реки, и очень утомляло, что постоянно приходилось следить за этим. Поэтому она выбрала один из самых бедных кварталов, нашла небольшую квартирку, заплатив за месяц вперед. Ей не задавали вопросов и вряд ли бы стали здесь искать. Опасной была лишь встреча с Вардом, а просто от телепата она успела бы уйти через Многомерность.

Джулия развернула газету и сразу нахмурилась, увидев на фотографии завернутого ребенка, которого держала Этель. В тексте сообщалось об убийстве Тины Роджер и о том, что благодаря удивительному биороботу Стайну, ребенка удалось спасти. Лион остался жив, и это невероятно взбесило Джулию. Месть не была доведена до конца! Она готова была скрежетать зубами от злости, но сунуться сейчас в Аль-Ришад было равносильно тому, чтобы сразу явиться в клинику на переделку личности, и она решила затаиться на время и подождать развития событий.

109
{"b":"1476","o":1}