ЛитМир - Электронная Библиотека

На ее вкус в постели Чарли оказался настоящим дерьмом, слишком много требуя для себя и почти ничего не давая взамен.

***

Утром Чарли, обнаружив рядом с собой шлюху, которую снял в баре и имя которой не помнил, сразу разозлился. Он точно вспомнил, что просил ее уйти и не оставаться до утра, но она и не подумала это сделать.

Он слегка толкнул ее в плечо, женщина подняла голову, и его встретил пронзительный ледяной взгляд, от которого мурашки побежали по коже.

– И ты, падаль, собираешься выгнать меня? – она откинулась на спину и расхохоталась. Сейчас, при свете дня, Чарли понял, что сильно ошибся с ее возрастом. В кафе она показалась ему совсем девчонкой, но сейчас ей было никак не меньше тридцати. – А ты дурак, парень. Мне вовсе не тридцать, а намного больше. Наверное, я могла бы быть твоей прабабушкой, но не пугайся, у меня не было детей, этих маленьких ублюдков, – закончила она, и ее глаза блеснули ненавистью. – Испугался?

Джулия снова рассмеялась. В голове Чарли стояла настоящая каша, так лихорадочно он пытался сообразить, кто она.

– Не мучься, мой маленький птенчик, – Джулия приоткрыла рот и медленно облизала губы, но теперь Чарли было не до секса. – Мое имя – Джулия Уилкинс. Слыхал?

Лицо Чарли вытянулось и побелело от страха, и его первым желанием было бежать, бежать как можно дальше от этой женщины. Он вскочил с кровати, рванул дверь ванной, влетел туда и заперся изнутри, прислушиваясь.

– И кого ты ждешь? Птенчик? – раздалось за его спиной. Чарли обернулся, похолодев. Липкий пот заструился по спине. Джулия смотрела на него и улыбалась.

– Может, вернемся в спальню? – она подошла к двери, сняла крючок и жестом приказала выходить. – Сядь, – Чарли послушно сел на кровать. – А теперь запомни. Я буду жить у тебя, сколько захочу. И не советую пытаться об этом заявить в полицию. Я – не человек и могу убить тебя, даже не прикоснувшись. Понятно?

В голове Чарли была пустота. Джулия вышла на кухню и вернулась с ножом, вложив его в руку Чарли.

– Коли, – приказала она. Он посмотрел на нее, не понимая. – Коли, говорю! – почти крикнула Джулия. Он, наконец, вышел из оцепенения, размахнулся, вскочил и ударил ее в грудь. Нож мягко вошел, и по инерции Чарли пролетел сквозь тело Джулии, словно оно не существовало. Он рухнул на пол, невнятно замычал и, повернувшись, уставился на Джулию, которая невозмутимо стояла на прежнем месте без следов каких-либо повреждений. Чарли схватился рукой за горло, задыхаясь от страха.

– Я же сказала, что я нечеловек, Чарли. Теперь понятно? Даже если ты будешь стрелять в меня из автомата, мне ничего не будет. Веришь?

Да, теперь он верил ей. Он станет ее рабом, ее собакой, он выполнит все, что она скажет.

– Ну вот и хорошо, мой птенчик. Сейчас ты пойдешь в магазин, я напишу, что мне нужно, – Джулия была уверена, что Чарли не донесет. Он уже слишком хорошо понял, что она разыщет и убьет его, и никакие программы защиты свидетелей не обеспечат его безопасности от существа, которое проходит сквозь стены, убивает на расстоянии, практически неуязвимо и читает твои мысли.

Он покорно оделся и взял список.

– Когда вернешься, позвонишь какой-нибудь подружке. Мне нужны документы. У тебя есть подвал? – спросила Джулия, и Чарли кивнул. – Хорошо. Иди.

Теперь у нее было надежное, нигде не засвеченное, убежище.

Еще через два часа подруга Чарли была заперта в подвале, а ее документы отобраны. И пока девушка сидела внизу, она никак не могла заявить в полицию об их пропаже.

Джулия вновь изменила внешность, купила черный парик с длинными волосами, накладкой добавила носу горбинку и оставила коричневые линзы. Она взглянула на свое отражение в зеркале: на нее смотрела смуглая женщина восточной внешности, и рассмеялась: «Один – ноль в мою пользу, господин Советник Строггорн. Что вы придумаете дальше?»

***

Строггорн разносил агентов. Узнав, что Джулии удалось улизнуть, он сразу понял, как сложно будет вычислить ее еще раз. Как все Варды, мгновенно обучаясь, она найдет теперь надежный способ спрятаться.

Этель с Лионом перевезли в клинику Вард-Хирургии, где в палате постоянно находился кто-нибудь из Вардов, но, все равно, после того, как Аолла улетела на Дорн, Строггорн и Креил беспокоились о ребенке, при каждой возможности стараясь помочь Этель. Джулия могла заявиться в любой момент, а что еще придумает ее больной мозг, никто не знал, и это держало всех в постоянном напряжении.

«Она очень хитра, – думал Строггорн, – и должна теперь выжидать, когда ослабнет контроль за ребенком. Несколько дней у нас есть, а что дальше?»

В накопители на Земле сбрасывалась энергия со счетов Советников: Строггорна, Аоллы и Креила ван Рейна. Узнав об этом, возмущенный Линган вызвал к себе Строггорна и предупредил, что не допустит такого бездумного расходования энергии, но тот возразил, что не имеет возможности убедить Креила в бессмысленности этого, потому что Лао встал на его сторону.

– Здорово! – возмущался Линган. – Вы все – против меня! Как будто это касается только Аль-Ришада. А есть еще Президентский Совет Земли и Большой Совет Вардов. Хорошо, что нас еще Галактический Совет пока не может достать! Нарветесь на расследование! Этой энергией можно спасти миллионы людей, а вы хотите вернуть покойника с того света и считаете это нормальным!

– А это нормально, что столько лет не было санкции на разрушение личности Джулии? Сколько раз Креил настаивал на этом? И что?

– А какие основания? Она же не совершала никакого преступления?

– Зато теперь совершила, и поди ее поймай!

– Строггорн, мы не можем наказывать человека только за то, что он МОЖЕТ совершить преступление. Так можно половине Земли изменить психику. Мало ли на что способен человек в состоянии аффекта!

– Зато теперь я не могу отказать Креилу в попытке спасти Тину. Это я виноват, что Джулия жива до сих пор.

– Делайте, что хотите! Но имейте в виду. Нарушите закон – отправим под суд, и не посмотрю, что вы – Советники.

– Не страшно, Линган, не страшно! – рассмеялся Строггорн.

– Вот заплатите по годовому заработку, посмотрю, что запоете!

– Отработаем. Мы не из ленивых.

***

Джулию мучили кошмары. Стоило ей закрыть глаза – бесконечные чудовища выползали из-за углов. Она не могла спать.

Чарли, привязанный к стулу, сидел напротив кровати. За это время он абсолютно смирился со своей участью, а к этой женщине стал испытывать то ли симпатию, то ли сочувствие.

– Не нужно меня больше привязывать на ночь, – попросил он. – Я не сбегу и никуда ничего не сообщу.

– Ты думаешь, я этого не знаю? – у Джулии страшно болела голова, и она поморщилась.

– Скажите. А это правда, что вы убили эту женщину или это вранье?

– Почему ты решил, что это вранье?

– Не знаю. Вы не похожи на убийцу.

– Мне это считать комплиментом? – больше всего Джулию поразило, что он и в самом деле так думал.

– Мне не нравится, когда вся планета набрасывается на одного человека. Сразу начинаешь подозревать, что кому-то просто хочется спрятать концы в воду, – пояснил Чарли.

Джулия постаралась решить, что ей выгоднее – соврать или сказать правду.

– Я убила ее, Чарли. Могу и тебя при случае отправить туда же.

– Зачем вам это? – он приподнял брови. – Вы не убиваете просто так.

– И когда ты это успел понять?

– Сразу, как только перестал бояться, – он помолчал. – А за что вы ее убили? Из ревности?

– Не знаю, как это назвать. Когда вся жизнь – в одном человеке, а его – отбирают. Это так больно и несправедливо. Он женился на самой обычной женщине, которую подцепил на одну ночь! Мразь! И только потому, что она ему могла родить ребенка, а я – нет! Жаль, что их ублюдок выжил. Не понимаю, как его удалось спасти?

– Вы так любили его?

– Мне сказали, что это не любовь, а психическое заболевание, и упрятали в сумасшедший дом. Сволочи!

112
{"b":"1476","o":1}