ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Картина мира
Смерть на винограднике
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Трам-парам, шерше ля фам
Опасная связь
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Дурдом с мезонином
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Долгое падение

– Гора с плеч! – Линган облегченно вздохнул. – Еще не все? Ты сегодня как фокусник!

– Мы нашли способ остановить распространение информации через GlobalNet. – Строггорн мысленно улыбнулся. – Машина сама подсказала, как это сделать.

– Это интересно.

– Можно назвать это засылкой моего пси-двойника в сеть.

– Используя нашу возможность становиться частью подобных систем?

– Правильно. Я обнаружил, что как бы «вижу» точки входа. С помощью Машины, конечно. Потом – ты же знаешь, при подключении, я могу расслоить свою психику на множество уровней. Им ничего не нужно делать, только следить за попаданием в сеть нужной информации. Я ее ощущаю физически. Та, что нужна мне – для меня как бы окрашена в другой цвет – и весь путь ее передачи так же окрашен.

– Ты попытался пройти по этому пути? И…?

– Нашел вход. Дальше все проще простого. Можно или физически перебросить себя через Многомерность – Машина помнит координаты входа, или пси – отразиться в мозгу передающего сообщение.

– Для него это будет подобно галлюцинации? То есть, он тебя воспринимает как физический объект?

– Они назвали меня Золотым Ангелом. Правда, такое «отражение» мгновенно сводит с ума. Слишком большая энергетическая нагрузка на мозг обычного человека.

– Вот оно как… Как страшно осознавать, какими чудовищами мы уже стали. И я иногда с ужасом думаю, что это – не конец. Ты не знаешь, мы все еще продолжаем изменяться?

– Продолжаем. И наши возможности выживать в различных условиях – все время растут. Мы действительно – не люди, Линган. То, что говорит Лига, по сути, самая настоящая правда. Но еще страшнее, что чем дольше мы живем, тем меньше человеческого в нас остается.

– Тебя это огорчает, Строггорн?

– Я просто стараюсь об этом не думать. Помимо всего этого – смертность среди людей растет. Мы дополнительно распространили слухи, что надвигаются эпидемии. Как только народ испугается, они будут вынуждены принять нашу помощь.

– Допустим, это пройдет. Что ты думаешь делать дальше?

– Теперь остается только ждать, Линган, когда ситуация созреет и мы сможем переломить ее. Надеюсь, что какой-нибудь случай поможет нам раньше, чем будет слишком поздно.

***

Шли дни, медленно, тягуче, словно время растянулось и никак не хотело течь с привычной скоростью. Только почти через четыре месяца дирренганские врачи, после длительных согласований, приняли решение отправить Креила ван Рейна в клинику Роттербрадов.

Место это с таким простым названием как клиника, что соответствовало его медицинскому назначению, располагалось в синтетической Десятимерности, запрятанное в глубинах Космоса, Времени и Пространства.

У границы зоны клиники Роттербрадов корабль дирренган, везший Креила и Аоллу почти остановился. Для дирренган, так же как и землян, пространство впереди корабля казалось совсем пустым. Ни один прибор ничего не фиксировал. Впереди лежала пустота, на самом деле скрывавшая огромную звездную систему в десятки раз превосходящую своими размерами Солнечную.

Наконец гиперпространственное окно связи легонько затуманилось, и начались бесконечные переговоры с капитаном корабля. Долго запрашивали кто и откуда, очевидно несколько раз проверяя соответствие информации, и только после этого изображение на экране резко изменилось. Звездная система, увеличенная экраном, легла как на ладони. Сама клиника – шарообразная, похожая на целую планету, – была окружена сетью секторов, – словно маленькие спутники висели вокруг нее, связанные с клиникой тонкими нитями переходов. Космические корабли, самых разнообразных размеров, в большинстве своем были пристыкованы к причалам, другая часть – медленно вращалась вокруг клиники подобно спутникам.

– Здравствуйте, Аолла ван Вандерлит, – раздался телепатический голос совсем рядом, но при этом в рубке никого не появилось. Дирренгане удивленно оглядывались, пытаясь понять происхождение голоса и увидеть его хозяина, который телепатически воспринимался каким-то огромным парящим в воздухе существом. – Я обязательно материализуюсь, если вы обещаете вести себя разумно.

– Почему я должна вести себя неразумно? – удивленно воскликнула Аолла, не понимая, какому такому существу она могла так «насолить», что теперь оно ее боялось.

– Я – Нигль-И, директор клиники Роттербрадов, – представилось невидимое существо.

Аолла почувствовала, как в душе мгновенно возникло негодование, которое она с трудом подавила, но Лейла, ее несчастная дочь, искалеченная этим существом, так и осталась в мыслях.

– Так вы сможете вести себя разумно? – повторило вопрос существо.

– Материализуйтесь, я обещаю вести себя разумно, – Аолла с трудом справилась с собой, подумав, что время для выяснения отношений еще найдется.

Нигль-И появился в рубке корабля, неестественно улыбаясь и пристально наблюдая за реакцией Аоллы, а та, хоть и знала его облик от Лейлы, изумленно замерла, пытаясь не утонуть в его изумрудно-зеленых глазах.

– Теперь понимаете вашу дочь? – Нигль-И расслабился. – А я понимаю всех мужчин, которые в вас безумно влюбляются, Аолла. Вы действительно невероятно красивая женщина.

– Не надейтесь Нигль-И, что ваши комплименты и внешность заставят меня забыть о том, что вы сделали с Лейлой!

– Я и не надеюсь, но, поверьте, я не хотел ей плохого.

– Вы не думали, что она могла умереть? Или это такая странная любовь, которая допускает смерть любимого из прихоти?

– Это не прихоть. – Нигль-И нахмурился. – Если бы я этого не сделал, никогда бы Лейла не смогла стать существом больших степеней сложности. А ведь сделали это в последней момент. Как мать, вы должны быть благодарны мне…

– Благодарна? – Аолла задохнулась от гнева. – За то, что вы чуть не убили ее?

– За то, что теперь она не умрет очень долго, не будет стареть, сможет узнать другие миры и много– много еще чего.

– Я не буду с вами спорить только потому, что вы можете помочь Креилу. Но это не значит Нигль-И, что мы станем друзьями.

– Я на это не рассчитываю. – Нигль-И обернулся к дирренганам, объясняя, как подойти к клинике и состыковаться с ней.

***

Аолла сидела в самой обычной земной гостиной в своем земном облике. Креила увезли на обследование и лечение, а ей Нигль-И сказал перейти в земной облик. Почему– то он был уверен, что удастся вернуть Креилу человеческий вид.

Помещение, которое им предоставили, напоминало обычную большую трехкомнатную квартиру. В одной спальне была установлена сложная аппаратура, а другая была совсем обычной, с двуспальной кроватью посередине. Аолла с трудом могла поверить, что находиться в глубоком Космосе, очень далеко от Земли, так точно была воспроизведена земная обстановка.

Клиника Роттербрадов состояла из многочисленных секторов с различной атмосферой, но Аолла могла достаточно спокойно переходить из одного в другой, если это была Трехмерность. Более высокие мерности были закрыты от нее необходимостью прохождения многодневной регрессии в соответствующее тело.

Аолла первое время ходила по бесконечным коридорам, но скоро заметила, что частые переходы из одного облика в другой невероятно утомительны и стала большую часть времени проводить в своем помещении, которое она сразу про себя назвала квартирой.

Нигль-И появился через три дня, как сразу показалось Аолле, – расстроенный. За ним въехали носилки, накрытые простыней, оставляя открытым только лицо человека – такое родное и знакомое лицо Креила. Аолла радостно вскрикнула, почти подбежав к носилкам и вслушиваясь в родную телепатему: Мужчина в черном в сияющем вихре.

– Вы смогли вернуть ему человеческий облик! – Ее просто захлестывало счастье, но, посмотрев в лицо Нигль-И, она сразу поникла. – Что не так?

– Пока мы вернули ему облик, но он не приходит в сознание.

– Почему?

– Мы думаем, что те препараты, которые достаточно эффективны, чтобы вернуть ему земной вид, вызывают сильную боль. Мозг просто отключается от этого.

14
{"b":"1476","o":1}