ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хитмейкеры. Наука популярности в эпоху развлечений
Одна история
Дети судного Часа
О, мой босс!
Стать инноватором. 5 привычек лидеров, меняющих мир
Ледовые странники
Путь скрам-мастера. #ScrumMasterWay
Владыка Ледяного сада. В сердце тьмы
Еда по законам природы. Путь к естественному питанию

– Строггорн догадывается о том, что произошло, – медленно сказал Нигль-И, обхватив колени своими неправдоподобно длинными пальцами.

– Ну и что? У нее на Дирренге было два мужа. Ей их Яниа одолжила на время. Если ко всем ревновать… Кроме того, их брачный договор допускает, чтобы Аолла жила или встречалась с другими мужчинами.

– Как???

– Когда она выходила за него замуж, то фактически была моей женой. Мы три года прожили вместе до этого. Ее брак был чистой формальностью, чтобы расторгнуть другой брак, с Уш-ш-шем. Поэтому он сопровождался специальным договором между Строггорном и Аоллой. По нему – она ему не жена, потому что сохраняет полную свободу и может жить с другими мужчинами. Как следствие этого – они никогда не жили вместе.

– Но он сказал, что она его жена. Как это тогда понимать?

– Очень просто. Они регулярно встречаются. Если ты вспомнишь про ее зависимость, это у нее еще с Дорна, Аолла не может без мужчин, все встанет на свои места. Строггорну не выгодно на нее давить или так уж сильно пытаться выяснить, что там произошло. Как только Аолла уступит, он сразу постарается сделать вид, что его это не интересует.

– Но сейчас он очень настойчив!

– Так не с ней же. Он пытается это выяснить у тебя или у меня. Чтобы понять, как себя вести.

– Он и так идеально себя ведет! Никогда бы не подумал! Железная выдержка, никакого намека на ревность! Уже добился, чтобы снова стать ее врачом. А ведь это очень плохо для Аоллы, Креил. Я подозреваю, у нее и так есть психическая зависимость от Строггорна. Зачем усугублять?

– Он лучший врач Земли. Ты же сам это видишь. Не позволим сейчас, все равно рано или поздно возникнет ситуация, когда он будет ее лечить. И хорошо еще, чтобы это было просто лечение, а не психооперация.

– Вы не должны этого допускать, Советник, – тихо сказал Нигль-И.

– Меня скоро не будет. Ты же это знаешь. И некому будет ее защитить. Да и захочет ли она тогда защиты от Строггорна?

***

Лейла, одетая в серебристо-синее длинное вечернее платье, с тщательным макияжем и уложенными в высокую прическу волосами, подошла к первому шлюзу помещения, где находился Креил ван Рейн. Дальше ей не было дороги, потому что просить защитный костюм она не хотела, а пройти регрессию в другое тело – еще не могла. Она нажала клавишу телекома и попросила соединить ее с Нигль-И. Тот появился на экране почти мгновенно и сразу заулыбался, увидев, как она преобразилась.

– Ты прекрасна сегодня, как богиня!

– Льстец! – она сделал паузу, прежде чем продолжить. – Можно пригласить тебя в ресторан?

– Почему же нет? Я весь день просидел в Институте Синтеза – смертельная скука, они не понимают простейших вещей. Сейчас проверю еще раз воду, и могу быть свободен на пару часов.

– Так мало? – огорчилась Лейла.

– Ну тогда на всю ночь, – улыбнулся Нигль-И. – Так лучше?

– Намного, – тихо рассмеялась Лейла.

– При одном условии.

– Общение с моим отцом не идет тебе на пользу. Это ты от него научился ставить условия?

– Возможно. Ты не будешь пытаться требовать от меня больше, чем тебе в действительности нужно, – серьезно добавил Нигль-И. – Я поговорил с Аоллой и Креилом. Так что теперь ты меня не обманешь.

– Зачем ты обсуждаешь с посторонними наши отношения? – резко спросила Лейла.

– Какие же это посторонние? Твоя мать? Не убегай, я скоро.

Когда Нигль-И вышел из шлюза, он застал Лейлу беседующей с Этель. Та была откровенно взволнована видом снова помолодевшей дочери.

– Нигль-И, я совсем вас не знаю…

– Неужели? – улыбнулся инопланетянин. – Я вас оперировал во время флуктуации, Этель. Так что мы хорошо знакомы.

– Ой, правда? – удивилась Этель.

– Правда. Теперь вы меня начнете просить, чтобы я не обижал Лейлу?

– Вам уже надоели с подобными просьбами? – смутилась Этель.

– Как вы думаете? Если у моей подруги два отца и две матери? И все боятся, чтобы я ее не обидел?

– Извините нас, Нигль-И. Вы должны понять, это не каждый день, когда твоя дочь выбирает для себя инопланетянина. Это не так легко даже для нас.

– Понимаю, поэтому не обижаюсь. Не волнуйтесь, я ее не съем.

– Ну, об этом я не волнуюсь, – Этель вгляделась в прозрачно-синие глаза Нигль-И, в глубине которых сейчас пробегали мелкие искорки, и с облегчением рассмеялась.

***

Ресторан, в который Лейла привела Нигль-И, находился в США, в Майами. Она специально выбрала такое место, где бы их никто не мог узнать. Когда они вынырнули из Многомерности, было уже совсем темно. Где-то неподалеку плескался невидимый в темноте океан. В ресторанчике тоже было практически совсем темно. Только свечи на столах, прикрытые стеклянными плафонами, да камин в глубине, едва освещали помещение. Учитывая необычную внешность Нигль-И, ресторанчик такого типа был идеальным местом, где бы они могли спокойно посидеть. Лейла любила поесть мяса и заказала «гриль» – телятину, гребешки, различного вида колбаски, поджаренные на открытом огне. Уловив обеспокоенный взгляд Нигль-И, она показала ему меню, где блюда из настоящего мяса и овощные подделки были на разных страницах и имели совершенно разную стоимость. Лейла заказывала подделки, хорошо помня, что инопланетянин не ел мяса и вряд ли в своем присутствии одобрил бы не вегетарианский заказ.

Играла тихая музыка, Лейла пригубила большой бокал хорошо выдержанного красного вина и положила голову на плечо Нигль-И. А потом, после ужина, они еще долго кружились в медленном танце под экзотическую музыку ресторана.

Берег океана встретил их ласковым рокотом и мягким светом луны. Тут и там вдалеке, словно Летучие Голландцы, медленно возникали и исчезали проплывающие яхты.

Лейла опустилась на сухой мягкий песок, обхватив колени.

– Так странно, Нигль-И. Забывается обо всем плохом. И хочется, чтобы этот вечер никогда не кончался. – Ее мозг излучал тихую печаль.

– У нас будет много-много таких вечеров. – Он нежно обнял ее за плечи. Лейла притянула его лицо и глубоко поцеловала в губы. А потом потянула за собой, ложась на мягкий песок.

– Секундочку… – сказал Нигль-И, подхватывая ее на руки и одновременно проваливаясь в Многомерность. И еще через мгновение, он положил ее на кровать в ее спальне.

– Зачем ты меня утащил?

– Нельзя, чтобы нас застали посторонние.

– Мы бы почувствовали…

– И тогда бы пришлось удирать на глазах людей. Это не разумно, Лейла. Если хочешь заняться этим на берегу, нужно найти безлюдное место. Поискать?

– Не нужно. – Она потянулась, убавляя свет настольной лампы. – Мне и так хорошо с тобой. Я сегодня весь день проходила с Этель по магазинам. Я же всю одежду выбросила, когда стала старухой.

– Зачем ты вспоминаешь об этом сейчас? – Он поцеловал ее ставшие влажными глаза. – Опять разревешься.

– Не буду. – Она закрыла глаза и расслабилась, потому что Нигль-И осторожно погладил ее руку.

– Вот и хорошо. Главное, чтобы тебе было хорошо.

***

На кухонном столе снова стояли образцы еды для Креила ван Рейна – каждое утро начиналось подобным образом. Прошло больше двух недель, но прогресса в синтезе еды практически не было. Исследователи работали над «теорией», а практики получали неудачу за неудачей.

– Чем это плохо? Запах? Вкус? – спросил техник Нигль-И, который подозрительно осматривал еду.

– С виду все хорошо. Но я не доверяю вашему синтезу. От вашей «воды» Креилу было плохо, почему должно быть лучше от еды?

– Я настаиваю на еще одном испытании. Будете пробовать сами?

– Бессмысленно. Или Аолла или Креил. Правда, не дам гарантии, что если для Аоллы это подойдет, то и для Креила будет нормально.

– Почему?

– Потому что она здоровый человек, и незначительные отклонения ее организм может не заметить. Другое дело Креил, у которого и без поганой еды полно отклонений, – пояснил Нигль-И и поднялся, взяв несколько тарелок, казавшихся ему нормальными на вкус, с собой на пробу.

44
{"b":"1476","o":1}