ЛитМир - Электронная Библиотека

– Джулия! – попытался остановить ее Креил. – Держи себя в руках!

Не обращая внимания на его слова, она подошла, села на пол перед его коляской и обняла его колени.

– Я так тебя люблю, ты не можешь себе представить!

– Джулия, я тебя умоляю, не мотай мне нервы. Ты думаешь, мне и без этого так весело?

– Ну почему ты такой? – Она подняла голову и посмотрела ему в глаза снизу вверх. – Последние дни, я могла бы быть с тобой, ухаживать… Разве это плохо, иметь кого-то рядом до конца?

– Ты не понимаешь, что говоришь. Я не могу дышать в земной атмосфере, живу в специальном помещении.

– Я знаю. Но я могу надевать защитный костюм. Только разреши! Я столько раз пыталась пройти к тебе. А меня не пускали. – Она положила голову ему на колени.

Креил откинулся в кресле и закрыл глаза. Переубеждать Джулию было совершенно бесполезно. Влюбившись в Креила много лет назад, еще почти девочкой, с годами ее «любовь» стала похожа на болезнь. Многократно Джулию пытались лечить, когда происходил очередной рецидив. Иногда она исчезала на годы, когда все начинали думать, что, наконец, она успокоилась и смирилась с судьбой. Но рано или поздно Джулия снова появлялась и, как правило, в самый неподходящий момент.

Минут через десять Аолла вошла на веранду, увидела Джулию и мгновенно оценила ситуацию. Она подошла, взяла Джулию за плечи, и заставила ту подняться.

– Пойдем, Джулия, пойдем. Нечего тебе здесь делать.

– Креил разрешил мне за ним ухаживать! – соврала Джулия.

– Это правда? – Аолла посмотрела на Креила и ощутила отчетливую досаду, которую он испытывал. – Не ври. У Креила полно сиделок и без тебя. Ты все равно ничем не сможешь помочь.

– Я – врач.

– Мы все врачи, а что толку!

***

Аолла появилась снова через полчаса. Она села в плетеное кресло, напротив Креила.

– Отправила Джулию в клинику. Врачи обещали ее подержать там подольше. Поедем?

– Подожди еще немного. – Он с откровенной печалью оглядел ночной Элинор. – У меня чувство, что это – последний раз.

– Не говори ерунду!

– Я – знаю,Аолла. Слишком много условий нужно выполнить, чтобы меня спасти. Я много лет надеялся на чудо. Но уже нет времени ждать. Совет Вселенной никогда не даст разрешение на операцию, которая мне нужна. Но даже если бы и дал. Ее может сделать только Странница, Векторат Времени нашей Вселенной. Ты не вспомнишь, когда она последний раз была на Земле? Даже во время прохождения флуктуации, когда речь шла о возможной гибели Земли и ее дочери – она не появилась. Кто такой для нее – Креил ван Рейн? Ты скажешь, я ей как сын. Все это глупости, Аолла. Для Странницы время течет по иному. То, что для нас – год, для нее – столетия. Невозможно представить, чтобы такое существо могло долго испытывать привязанность к какому-то смертному созданию. Это горько и больно. Но это правда. Скажи спасибо, что ее хватило столько лет помогать нам. Может быть, как раз потому, что по меркам своей цивилизации она была совсем ребенком? Я почему– то уверен, будь она взрослой, она бы не стала вмешиваться и Земля бы погибла. Через несколько дней меня не станет. Ты знаешь, как это будет? – Аолла не ответила, и он продолжал. – После очередного генетического скачка, уже будет невозможно подобрать нужный состав атмосферы. Тогда Машина полностью соединит мой организм с собой. Но для меня это будет неважно. И не больно, – он горько усмехнулся. – Я буду в коме.

– Я не хочу об этом думать!

– Ты должна, Аолла. Я хочу, чтобы ты приняла это как неизбежность. Потому что люблю и боюсь за тебя. Моя смерть не должна затронуть тебя.Ты понимаешь, что я имею в виду? Жизнь продолжается.

– Кому нужна такая жизнь?

– Нужна. Людям. Я долго учил тебя, и теперь – ты лучший генетик на Земле, не считая меня. Кроме того, только ты способна понимать мою логику и продолжить мою работу.

– Глупости. Никто не сможет сравниться с тобой. Ты – гений. А я – просто хороший специалист. Огромная разница. Ты даже не можешь быть уверенным, что на верном пути. Я-то хорошо знаю, как часто ты меняешь свои решения, если видишь, что движешься в тупик.

– Это верно для любого профессионала! Какой толк настаивать на своих ошибках?

– Тем не менее, немногие люди способны их признавать.

– Обещай мне, что ты продолжишь мою работу. Пожалуйста! Дай мне спокойно умереть, не боясь за тебя!

Аолла молча посмотрела на него. Она ощущала какую-то обреченность и полное нежелание жить. Что-то сломалось внутри, так что жизнь превратилась в бессмысленную мозаику. Она разжала слипшиеся губы и сказала вслух: «Я обещаю тебе.»

– Повтори это мысленно, – попросил Креил.

– Обещаю закончить твою работу. По крайней мере, сделаю все, что в моих силах.

– Хорошо. – Креил мысленно улыбнулся. – Теперь можно возвращаться. Стайн! – вслух позвал он робота. И когда тот появился в дверях, добавил: – Отвези меня в клинику.

***

– Я этого не вынесу! – Аолла билась в истерике. Как и предсказал Креил, прошло всего два дня, с тех пор, как он ездил в свою квартиру. Теперь он лежал под куполом, в глубокой коме, потому что невозможно было создать такие физические условия, в которых он мог бы жить.

Строггорн в полной мере ощущал боль Аоллы, свободно сочившуюся сквозь ее защиту. Он с радостью бы обнял и утешил жену, но боялся наткнуться на ее отвращение и поэтому просто стоял рядом, не зная, что делать и как можно успокоить ее.

– Девочка…

– Заткнись, Строггорн, заткнись! – Она подняла на него опухшие глаза. – Я тебя умоляю! Уйди, не действуй мне на нервы, мне и без тебя сейчас плохо!

– Поэтому я здесь.

– Боишься, что я что-нибудь сделаю с собой? Успокойся. Я обещала Креилу, что этого не случится.

– Ты считаешь, я могу доверять твоим словам? Когда ты такая?

– Какая? Я нормальная, с учетом того, что происходит. – Она постаралась взять себя в руки, потому что пришел Лао, и ей не хотелось выглядеть сумасшедшей в его глазах.

– У меня интересные новости, ребята.

– Перестань, Лао. Сейчас не может быть хороших новостей.

– Я не сказал, что они очень хорошие. Я только что разговаривал с Нигль-И. Он связался с нами сразу после Совета Вселенной.

– Почему меня не позвали? Я бы хотела с ним поговорить. – Аолла надеялась, что инопланетянин сможет что-нибудь посоветовать.

– Он ничем не сможет помочь, Аолла. Это было первое, что я спросил, можно ли еще что-то сделать? Нужна радикальная операция с пересозданием заново всего организма. Мы это знаем давно и, я так подозреваю, это правда. Но новости есть. Вы знаете, что мы уже в третий раз запрашиваем разрешение на операцию, необходимую для спасения Креила. А Совет Вселенной – нечасто бывает. Проходят десятки лет, пока дождешься очередного.

– Все это бесполезно. – Аолла обреченно посмотрела под купол на беспомощного Креила.

– Не знаю, что случилось на Совете, но в этот раз они согласились.

– Не может быть! – Аолла и Строггорн сказали это одновременно.

– Может.

– Когда прилетит Странница? У нас совсем мало времени.

– В этом и проблема. По разговору с Нигль-И, как я понял, она понятия не имеет об этом решении Совета.

– Подожди, Лао, – вмешался Строггорн. – Ты хочешь сказать, что ее не было на Совете Вселенной? Насколько я помню, она обязана на них присутствовать по своей должности Вектората Времени. Что– то здесь не так. И потом, если ее не было, кто тогда просил за Креила?

– Там был Велиор, Эспер-Секретарь нашей Галактики. Просить мог и он. Но вот чтобы они приняли такое решение без нее… Мне это тоже кажется странным.

– А что говорит Нигль-И?

– Ничего определенного. Он не знает, где Странница и что с ней. Предположительно, она на Оре.

– Мы можем как-нибудь связаться?

– Нигль-И связывался. Если она и там, то добраться до нее не просто. Ему не удалось.

– Что-то не ладно, Лао. – Строггорн на секунду задумался. – Смотри, что мы знаем. Странницы не было на Совете Вселенной. Что могло случиться настолько серьезное, чтобы она забыла о своих прямых обязанностях?

47
{"b":"1476","o":1}