ЛитМир - Электронная Библиотека

– Итак, у нас нет никаких способов это остановить?

– На сегодняшний день – нет. Потому что мы можем действовать только в рамках закона, а бороться нам приходится с беззаконием. Это всегда проигрышная позиция. Нужно ждать. Или они ошибутся, или сама жизнь даст нам шанс как-то сломать общественное мнение. Люди будут умирать, появится желание хвататься за соломинку, и, может быть, тогда удастся что-то сделать. Пока процесс вымирания незаметен, мы практически бессильны.

– Рассказать правду?

– Не поверят, а если и поверят, опять обвинят нас во всем.

– Значит, нужно говорить с Креилом о его отъезде.

– Можно еще чуть-чуть подождать. Но, боюсь, это вопрос всего нескольких дней.

Белый Дом. США.

Президент США почти кричал с экрана телекома, губы его дрожали, лицо покрыли капельки пота, словно в помещении было жарко, хотя на самом деле вовсю работали кондиционеры:

– Все, Советник Строггорн, все! Больше никак нельзя ждать! Белый Дом окружен разъяренной толпой. Да вы посмотрите на их лица, лозунги! Это становится слишком опасно.

– Вы отдаете себе отчет в последствиях высылки Креила ван Рейна?

– Я – отдаю. Вы что предлагаете, стрелять в людей? Что начнется? Нелюди убивают людей! Вы с ума сошли! Мы же беззащитны, а если не стрелять, как вы предлагаете их остановить? Смотрите. – Президент нажал кнопку пульта, телеком переключился на камеру внешнего наблюдения. Вокруг Белого Дома бурлила толпа, мелькали искаженные злобой лица, и только невозмутимое оцепление, выстроенное вдоль ограждения, стояло на пути. Камера начала поворачиваться, и в толпе замелькали лозунги: «Долой нелюдей с Земли!», «Не дадим превратить себя в рабов!», «Долой продажные правительства!», «Земля – людям!», «Вон ублюдка Креила ван Рейна!».

На экране снова появилось напряженное лицо Президента.

– Решайте скорее, Советник. Ситуация критическая, мы не можем себе сейчас позволить сказать правду о начавшемся вымирании. Нас же в нем и обвинят! А чем мы можем возразить? Нечем. Начнется паника, все бросят работать и ситуация еще ухудшится! Один этот запрет на рождение детей чего мне стоил. Вы никогда не пробовали убедить наш Конгресс? А знаете, на какие вопросики мне пришлось отвечать? «Правда ли, что на Земле параллельно развивается другая цивилизация?» Каково? И что сказать? Правда? А на вопросик про Советника Креила и его нечеловеческую сущность? Вам хорошо, вы закрыли Аль-Ришад стеной и отмалчиваетесь. А нам что прикажете делать? Залечь вместе с семьями в бункеры и не вылезать, пока все не вымрут? Так вы же сами говорите – долго еще ждать, десятки лет, возможно! Делайте, что-нибудь, делайте! – истерически выкрикнул Президент и рассерженно отключил связь.

***

В Аль-Ришаде, несмотря на дефицит энергии, пришлось установить для защиты силовую стену вдоль границ. Но это было лишь временным решением. Силовая стена по своим защитным функциям значительно уступала стене времени, и если бы в странах произошли государственные перевороты, обороняться против оружия всей Земли вряд ли было возможно. Сейчас Линган пожалел, что пришлось отключить подачу энергии на военные заводы – этими действиями были затронуты интересы военных во всех странах и, может быть, именно поэтому развернулась такая слаженная компания против нелюдей.

Когда ситуация достигла своего апогея – Президент США не мог покинуть Белый Дом, не подвергая свою жизнь опасности, – Советники собрались в помещении, где находился Креил. Он сидел за прозрачной перегородкой, внимательно слушая объяснения Лингана, излагающего эту предельно сложную ситуацию.

– Мы не знаем, что делать, Креил, – огорченно закончил тот.

– И поэтому ты хочешь убрать меня с Земли, хотя понимаешь, что это замедлит разработку препаратов?

– Пойми, я устал им объяснять, что спасение возможно, только если ты будешь с нами! Они не верят, а ситуация еще недостаточно плоха, чтобы цепляться за соломинку!

– Ты не боишься, что сегодня уступишь и вышлешь меня, а завтра придется всем Вардам убираться с планеты? А телепаты? Как ты их захватишь с собой? В понимании обычных людей, они же тоже нелюди?

– Пока не знаю. Но сейчас нужно убрать всех инопланетян с планеты, и если к ним отнесли и тебя, поверь, мне это очень больно говорить, придется пойти на это. Я разговаривал с дирренганами, они заберут тебя. И так для тебя безопаснее!

– Недаром всю свою жизнь я боялся этого! Потерять человеческий облик. – Креил был глубоко подавлен. Он не ожидал, что после всего сделанного для Земли, его может постигнуть подобная участь. Он больше не разговаривал ни с кем, передавая свои записи на корабль дирренган. Все разошлись, кроме Аоллы и Строггорна. Ни у кого не было сил смотреть на его сборы.

– Я подумала, Строг, – начала Аолла, – и решила лететь с ним.

– Так. – Его взгляд сразу стал ледяным. – А обо мне ты хотя бы иногда думаешь?

– Перестань! – Она поморщилась. – Ты же все понимаешь!

– Ничего не понимаю, – сказал он зло и неожиданно добавил: – А что, ты уже изучила, как это происходит у дирренган? – И сразу наткнулся на ее пронзительный, дышащий ненавистью, взгляд.

– Все-таки ты большая сволочь! – Аолла тяжело дышала и, когда так нервничала, начинала совсем не по-женски ругаться. – Лишний раз убедилась, что приняла правильное решение – Она замолчала, а Строггорн, посидев еще несколько секунд и поостыв, с болью посмотрел на нее.

– Прости, – очень тихо сказал он.

– Как ты думаешь, в нашей жизни, какой уже раз тебе приходится просить прощение? Когда-нибудь я этого не выдержу и разведусь с тобой! – Она ничуть не успокоилась и просто сдерживала свою злость. – Каково ему одному будет? Он очень привязан к Земле, не то, что я. И это такая жестокость!

– Не волнуйся, землянам это дорого обойдется. В миллиардик жизней, я подозреваю.

– Так быстро увеличивается смертность?

– Быстрее, чем по расчетам. Поверь мне, я хорошо изучил людей, через полгода они сами буду валяться у него в ногах, только бы он помог.

– Может быть, ты и прав, но сейчас я лечу с ним, а там посмотрим. – Аолла встала и уехала заканчивать самые неотложные дела. Плохо было оставлять Советников вчетвером, но бросить Креила, столько раз спасавшего ее жизнь, без моральной поддержки, она не могла.

***

Еще через сутки Строггорн провожал их на полуразрушенном космодроме в США. К взлету была подготовлена лишь посадочная капсула. Сами транспортные корабли, не рассчитанные на взлет с планеты при такой силе тяжести, возвышались чудовищными громадами.

Креила и Аоллу ждала овальная капсула. Почти трехсот метров в диаметре, со спущенной на землю кабиной лифта, она безо всяких опор висела в воздухе. Строггорн посмотрел на Аоллу, в обычном красном платье без рукавов. Он уговорил ее не проходить регрессию на Земле, чтобы не дразнить лишний раз людей своей нечеловеческой сущностью. Теперь, вглядываясь в ее черные печальные глаза, он так и не решился обнять ее на прощание, почему-то восприняв все куда болезненнее, чем ее обычные посещения Дорна. Креил, в сложном скафандре, и дирренгане уже зашли в капсулу, оставив их одних. Строггорн отметил про себя, что, несмотря на свой ужасающий вид, они оказались тактичными и понимающими существами.

Земля и Дирренг существовали в Трехмерности, а все цивилизации одной мерности было принято считать родственными. В Галактике давно заметили, что как бы внешне не отличались в этом случае их представители, быстро обнаруживалось немало точек соприкосновения, и это приводило к довольно тесным контактам.

– Я думаю, нужно попробовать договориться с дирренганами и установить на Земле гиперпространственное окно с их планетой, – сказала Аолла. Ветер шевелил ее темные волосы.

– Ты же знаешь, это как открытие границ. Не всегда удается создать необходимое общественное мнение. – Строггорн устало вздохнул. У него было чувство, словно он прощается с ней очень надолго.

8
{"b":"1476","o":1}