ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Икигай. Смысл жизни по-японски
Майндсерфинг. Техники осознанности для счастливой жизни
Сила притяжения
Дети мои
Слишком красивая, слишком своя
Призрак Канта
Перебежчик
Бэтмен. Ночной бродяга

– Тина, тебе хорошо с ним?

– Да! – закричала она вслух. Слезы счастья текли по ее лицу.

Возбуждение почти достигло пика, но тут его объятия ослабели, и он отпустил ее. У нее было чувство, словно ее окатили холодной водой. Зал стал реальным. Мужчина одевался, отдернув полог.

– Ты можешь встать и одеться, Тина, – спокойный голос Креила. Она села на кровати, оглядев зал с устремленными на нее глазами, но не было ни страха, ни стыда: казалось, Тина так и не поняла, что произошло. Она встала, подняла трусики с пола и начала одеваться, ловя взгляд Креила и улыбаясь ему. Он смотрел на нее все также невозмутимо, его глаза бархатно глядели на нее.

Тина закончила застегивать платье.

– Тина, я напоминаю вам, что в ваших интересах не выполнять просьбы Креила ван Рейна, – сейчас она хорошо расслышала голос адвоката, только ей было все равно.

– Иди ко мне, Тина, встань на колени.

Она послушно подошла к его креслу и опустилась на колени. Сейчас лицо Шона ван Берри на миг оказалось совсем рядом, и ее удивило, что оно так напряжено, все в капельках пота.

– Тина, я напоминаю вам, что в ваших интересах не выполнять просьбы Креила ван Рейна, – лицо адвоката еще больше напряглось.

– Тина, мы на сто четырнадцатом этаже. Окно открыто. Я хочу, чтобы ты спрыгнула вниз, – спокойно сказал Креил ван Рейн.

Она улыбнулась ему, взяла его руку и приложила к лицу, тепло распространилось по ее телу. Тина ощущала себя бесконечно счастливой от того, что принадлежит этому человеку. Потом послушно встала и подошла к открытому окну, смело посмотрев вниз. Счастье от того, что Креил с ней, переполняло ее, и Тина сделала шаг….

Сильные руки подхватили ее сзади, она попыталась сопротивляться, но поняла, что это Его руки и послушно обмякла.

Креил подхватил ее на руки и посадил в кресло.

– Надеюсь, достаточно? Не забывайте, что она носит ребенка, как бы то ни было, и мне не безразлично, каким он родится, – Креил повернул свое кресло лицом к залу. Эксперты совещались, и он прикрыл глаза от омерзения ко всему этому.

Тина сидела совершенно опустошенная, не понимая, что произошло, и почему все стараются избегать ее взгляда, как будто ее здесь нет. Только Шон с горечью смотрел на нее.

Линган зачитывал заключение, она смутно воспринимала, как в нем подтверждалась ее полная психическая зависимость от Советника Креила ван Рейна, вплоть до самоуничтожения, но слова Председателя Совета, казалось, не доходили до нее.

– Результаты психиатрической экспертизы полностью подтверждают психическую зависимость Тины Роджер, – читал Линган. – Суд Совета Вардов постановляет: первое, ограничить дееспособность Тины Роджер с назначением опекуна – Советника Строггорна ван Шера. Второе, назначить над Тиной Роджер наблюдение Вард-Хирургов с помещением в психиатрическую клинику, пожизненно (отдельно предоставлено заключение о невозможности полного излечения). Третье, после рождения ребенка он будет передан на воспитание в семью телепатов, конкретные имена приемных родителей будут определены после рождения ребенка. Вопросы, возражения есть?

Вопросов не было, эксперты встали и поставили подписи под решением Суда Совета Вардов, сразу покинув зал.

– Линган, я могу быть свободен? – Креил поднялся, Тина не могла оторвать от него глаз.

– Конечно, вы свободны, Советник.

– Мне очень жаль, Тина, что так получилось, но еще больше жаль, что наш ребенок вырастет без отца и без матери, – Креил стоял напротив нее и пристально смотрел в глаза.

– Я… я… – Тина облизала пересохшие губы.

– До тебя так и не дойдет, что произошло?

Ей показалось, что в его глазах проскользнула жалость.

– Ну хорошо, иди ко мне!

Тина встала, подошла к Креилу и села ему на колени. Она даже не почувствовала, как Строггорн взял ее руку и сделал какой-то укол, и так и уснула, положив голову на грудь Креила.

***

Тени становились яснее, мозг медленно просыпался после тяжелого сна, и в какой-то едва уловимый момент, она вспомнила, что ее зовут Тина. А потом возникло чувство, что произошло что-то ужасно плохое, только она никак не могла вспомнить об этом. Тина подняла тяжелую голову и слабо позвала: «Лейла!»

– Иду, Тиночка, иду, я уже слышу, что ты проснулась.

– Что со мной?

– Все хорошо.

Лейла плохо умела врать. Даже Тина смогла понять, что та говорит неправду.

– Я ужасно себя чувствую… Что-то плохое, страшно плохое случилось, только я почему-то не помню… Лейла! Помоги мне! – Тина снова попыталась вспомнить, голова разорвалась чудовищной болью.

– Не нужно вспоминать, Тина. – Лейла подошла и взяла Тину за руку. – Будет только хуже.

– Что вы стерли? Что? Я хочу знать! Это… так страшно… Мне плохо, я знаю, это что-то такое… такое… – Тина беззвучно заплакала.

– Не убивайся так, Тиночка, сейчас придет Лао… – Лейла повернула голову, телепатема Лао, мужчина в белом, возникла неожиданно рядом.

– Она проснулась, – сказала Лейла очень быстро, чтобы Тина не смогла ее понять. – Что там было, Лао?

– Зачем тебе знать? Еще проболтаешься, не дай Бог!

Лао подошел к Тине и заставил ее смотреть себе в глаза. Слезы высохли у нее на глазах почти мгновенно.

– Ну вот и хорошо. Лейла, готовь операционную, обезболивание нужно будет делать.

– Как часто?

– Попробуем через четыре часа.

Лейла уже выходила, но от его слов сразу застыла. – Так часто?

– Боюсь, что все намного хуже и придется делать чаще. Не выдержать ей этого всего.

***

Лао подошел на звонок открывающейся двери своей квартиры и в изумлении остановился: здоровенный робот нес на руках Андрея. Тот с трудом открыл опухшие в синяках глаза.

– Господи! Это кто же тебя так отделал? – спросил Лао.

– В школе…

– В школе? Это в которую тебя определил Строггорн? Я тебе говорил – нечего с ним связываться, он тебя хорошему не научит!

– Куда его нести, Лиде? – спросил робот.

– Давай в спальню. Они там тебе кости не переломали? Врач смотрел?

– Не, все в порядке.

– И как это вышло?

– Занятия по борьбе.

– Угу, так можно до смерти дозаниматься!

– Нельзя, там врач все время дежурит.

– Ну, скажи, Андрей, зачем тебе это нужно? Иди в обычную школу Вардов, там тоже могут покалечить, но не так же!

Робот внес Андрея в спальню и уложил на кровать.

– Я не могу, я хочу помочь…

– Мда? Это тебя Строггорн убедил, что ты можешь помочь? Ты бы его слушал поменьше, нет, правда, он в Службе Безопасности совсем озверел, хотя и раньше ангелом не был… – Андрей неожиданно для Лао рассмеялся. – Что я смешного сказал?

– Мне рассказали, что Советник Строггорн много столетий назад работал в Инквизиции.

– Молодцы! Больших болтунов, чем телепаты, просто невозможно представить! Я думаю, у нас и государственные тайны поэтому так легко становятся достоянием всего мира, что никто не умеет держать мысли за блоками. То есть, теоретически-то все умеют, только не хотят!

***

Тина проснулась поздно ночью. Было совсем тихо, только изредка раздавался треск сверчков, живущих в подвесных садах клиники.

Она поднялась с постели и на секунду прислушалась к себе: по крайней мере, ничего не болело. Тина попыталась сообразить, сколько времени она провела в клинике, но память отказывалась подчиняться.

Быстро порывшись в шкафу, она отыскала платье и босоножки, лихорадочно натянула на себя и подошла к двери палаты. Та никак не отреагировала на ее приближение. Тина оглядела стену в поисках какой-нибудь панели: ничего похожего на стене не было. Она прикоснулась к холодной пластиковой поверхности двери и надавила – дверь не поддавалась. Тина в отчаянии оглядела комнату, в поисках чего-нибудь, чем можно было бы раздвинуть створки…

Неожиданно проем открылся. Сразу же зажегся яркий свет, и в палату вошел незнакомый врач.

81
{"b":"1476","o":1}