ЛитМир - Электронная Библиотека

– Здравствуйте, Тина. Что-то случилось? Почему вы не спите? – спросил он, словно не заметил ее небольничной одежды.

– Я… – она помедлила. – Я хотела бы уйти домой.

– Это замечательно, – врач улыбнулся, – только зачем же делать это ночью? Утром вы можете спокойно обсудить это с вашим лечащим врачом, а сейчас – идите спать. Вам нужно выспаться. Завтра, точнее, уже сегодня, у вас обследование в Институте Психо-Энергетики.

– Зачем это?

– Я точно не знаю, Тина. Но нас беспокоит слабость, которую вы все время испытываете. Так не должно быть!

– Сколько я здесь? Я не могу вспомнить!

– Несколько месяцев. Я могу точно посмотреть в вашей карте.

– Несколько месяцев? – недоверчиво переспросила Тина. – Почему я ничего не помню? Что за лекарства вы мне даете?

– Вы плохо помните, Тина, потому что почти все время спите, – пояснил врач.

В его мозгу Тина уловила проскользнувшую тень, но она слишком плохо еще понимала телепатические образы, чтобы понять, что это могло значить.

– Вы даете мне снотворное? – с уверенностью спросила она.

– Нет, наоборот, мы даем вам стимулирующие, чтобы вы поменьше спали. Только это вам не очень помогает.

Неожиданно Тина ощутила сильный приступ слабости, сразу потемнело в глазах, и она чуть было не упала. Врач поддержал ее под руку и проводил до кровати.

– Вот видите! Я бы не советовал вам покидать клинику! Вы очень слабы!

– Что со мной?

– Мы не знаем, Тина.

Внезапно в их мысленный разговор вмешалась мощная телепатема: бесконечная нота органа звучала в пространстве.

– Что это? – испуганно спросила Тина.

– Ваш ребенок, – врач улыбнулся. – Это ваш ребенок, растет.

– Растет? – недоверчиво переспросила она.

– Растет. Уже четыре месяца. Появилась телепатема, значит, закончилось формирование основных отделов мозга.

– Так рано?

– У вас необычный ребенок, Тина, очень необычный, – врач снова улыбнулся. – А сейчас ложитесь спать, завтра трудный день.

Убедившись, что Тина заснула, врач вышел из палаты. Улыбка сползла с его лица. Он вошел в свой кабинет и продиктовал номер Лейлы.

Изображение появилось и тут же погасло: Лейла выключила прием на своей стороне.

– Что случилось? – сонно спросила она.

– Были проблемы с вашей пациенткой. Пыталась удрать из клиники.

– Что? – сразу проснувшийся голос. – Я сейчас приеду!

– Не нужно. Она уже спит. Меня только удивило, что она не знает о своей болезни и о том, что не может покидать клинику.

– Лао решил не говорить ей пока об этом. На нее и так слишком много свалилось.

– Мне пришлось ей солгать. Сказать, что мы не даем ей снотворное.

– Это правда. Обычное обезболивание действует точно так же.

– Игра слов, Лейла. Тину интересовало, почему она все время спит.

– Тяжелое поражение мозга. Вы знаете.

– В ее карте – черная дыра. Все убрано под гриф – «Совершенно Секретно». Как я слышал, тут замешан Советник Креил ван Рейн. Он – отец ребенка?

– Откуда вы узнали? – обеспокоенно спросила Лейла.

– Слухи обычно распространяются с космической скоростью. Меня больше удивляет, как до сих пор удается все это скрывать от газетчиков. Это же невероятная сенсация: такое чудовище, как Советник Креил, ждет не менее чудовищного ребенка. Я бы сразу поднял бучу и попробовал убрать всех троих: отца, мать и ребенка.

– Им не до этого. Слишком много похорон.

– Тем не менее, это неправильно. Тина имеет право знать, что происходит.

– Строггорн решает это за нее. Он – ее опекун. – Голос Лейлы прозвучал устало. – Ни вы, ни я – ничего не решаем. Что-то еще?

– Нет, я просто хотел сказать, что за Тиной нужно присматривать.

– Мы снизили ей дозировку на один день, чтобы точнее померить энергетику. Обычно, она не просыпается по ночам. Все равно спасибо!

– Я дежурный врач. Это моя работа, – он добавил условную фразу, и связь мгновенно отключилась.

***

Следующий день выдался солнечным и приветливо теплым. Только Тина не видела этого. Она все еще крепко спала, когда ее привезли на обследование в Институт Психо-Энергетики. Лао вообще старался проводить все возможные исследования, когда Тина спала после очередного обезболивания. По крайней мере, это избавило ее от необходимости присутствовать при многочисленных медицинских процедурах.

Подобное обследование проводилось Тине уже в четвертый раз, поэтому Лейла не удивлялась сложной аппаратуре, занимавшей целый зал. Мать и ребенка подключали к разным системам для сравнения энергетики. Последнее время подобное обследование проводилось всем женщинам – Вардам. Сложность детей все время росла, энергии для их развития требовалось все больше, а как решать подобную проблему пока было непонятно.

– Когда будут готовы результаты? – спросила Лейла ассистента, проводившего обследование.

– Через несколько часов. Вам нет никакой необходимости быть здесь. Мы вас вызовем, когда закончим.

– Я боюсь, чтобы Тина не проснулась.

– Не беспокойтесь так, мы с вами свяжемся. У нас есть бассейн, если хотите, можете отдохнуть.

Лейла подумала, что еще успеет вернуться в клинику и прооперировать нескольких больных. «Когда-то я еще смогу ходить в бассейн, не боясь испугать людей?» – думала она, садясь в воздушное такси. Каждый вечер она нервно рассматривала себя в зеркало, но процесс омоложения, если и ускорился, то пока это невозможно было заметить.

***

Врач отыскал ее через несколько часов. Он сказал, что Тина по-прежнему спит, поэтому они сами отправят ее назад. А вот для обсуждения результатов, он бы хотел видеть Советника Лао, и чем быстрее, тем лучше.

– Что-то серьезное? – Лейла пыталась понять это по выражению лица врача.

– Я не хотел бы обсуждать это по телекому.

– Хорошо. Он будет часов в 5 вечера.

***

Лао нисколько не удивился, когда Лейла попросила его подъехать в Институт Психо-Энергетики. Тина чувствовала себя все хуже с каждым днем, и хотя видимых причин для этого не было, у Лао появилось предчувствие, что должно произойти что-то ужасное. После лечения регрессантами, все анализы вернулись в норму, при том, что Тина угасала на глазах.

У специалиста в Институте Психо-Энергетики был огромный кабинет, нашпигованный различной аппаратурой.

– Советник Лао! – сказал высокий крепкий мужчина в форме Варда и поднялся навстречу из глубокого кресла.

Лао подумал, что он не встречался с этим Вардом, значит, тот был очень молод.

– Стив ван Моррис, – представился специалист. – Я не так уж и молод. Мне почти шестьдесят лет!

Они прошли вглубь кабинета и сели в глубокие кресла.

– Итак, что вам удалось выяснить? – спросил Лао.

Стив коснулся телепатической панели. Прямо в воздухе возникло объемное изображение, занявшее почти полкабинета. Оно разделилось строго на две части. На большой скорости прочертилось несколько графиков.

– Я хочу показать вам энергетику Тины и ее ребенка в сравнении с теми же данными, которые у нас есть для женщин – Вардов.

Лао мрачно наблюдал за развертывающейся картиной.

– Вам понятно, Советник, что во всем этом не так?

Лао еще раз проанализировал. Зависимость была четкой. Энергия ребенка Тины возрастала ступеньками: росла, потом, останавливалась на какое-то время, потом снова росла. Тогда как у обычного ребенка, рост был хотя и не такой резкий, но постоянный.

– Хорошо, объясните, что все это значит?

– Сначала ответьте, было ли что-то странное в самой беременности? – спросил Стив.

Лао задумался на секунду, стоит ли говорить правду.

– Время зачатия ребенка и срок беременности расходятся почти на три месяца.

– Это лишь подтверждает мою теорию. Прежде чем ребенок начал развиваться, яйцеклетка собирала энергию, необходимую для развития. То же мы наблюдаем сейчас. Ребенок развивается, потом развитие останавливается и идет набор энергии. Потом опять развивается. А если бы было не так, Тина давно бы была мертва!

82
{"b":"1476","o":1}