ЛитМир - Электронная Библиотека

– Допустим, это так. Что из этого следует?

– У Тины недостаточно энергии для развития ребенка. И хотя он делает все возможное, чтобы растянуть беременность, ей этого ребенка не выносить. Посмотрите, какая диспропорция у нас к четырем месяцам: мозг почти сформирован, тогда как тело зародыша едва натянет на два месяца развития!

– У вас есть какие-нибудь идеи, что нужно делать, чтобы спасти и мать и ребенка?

– Я не знаю. Тина не Вард, напрямую передать энергию в ее тело невозможно. Да и смогла ли бы она передать эту энергию ребенку – тоже непонятно. Мы можем попытаться как-то ее поддержать, но это ненадолго. Чем больше будет развиваться ребенок, тем больше энергии ему будет нужно… В общем…

– Я понял, – Лао резко поднялся. – Пришлите детальное заключение с вашими выводами. Оно нам понадобится.

***

В этот день Креил не работал. Поздно вечером накануне, он получил врачебное заключение от Лао. И с тех пор пытался найти выход, проверяя и перепроверяя результаты обследований. Одна мысль, что придется согласиться на аборт, приводила его в бешенство, а потом приходила странно – щемящая боль, словно это решение изменяло его собственное будущее в каком-то безысходно-мрачном направлении. Но выхода не было. Лао просил дать ответ как можно быстрее. Креил продиктовал его номер, едва дождался появления изображения, сказал всего три слова:

– Я согласен на аборт, – и сразу отключился.

***

За окном раздался сильный удар грома. Небо посливовело, будто сразу наступила ночь. А потом хлынула вода. Мощные струи дождя образовали сплошную стену. Пахнуло свежестью, цветы на террасе отозвались терпким запахом.

Креил высунул голову за границы ограждения. Струи дождя больно хлестанули по лицу, но ему не становилось лучше. Он вернулся под кров террасы, тряхнул головой, избавляясь от лишней влаги, а потом нервно освободился от одежды. Тело Креила изменилось резким скачком: руки трансформировались в перепончатые крылья, тело уменьшилось в размерах, огромная птица с черным блестящим оперением, отдаленно похожая на орла, взмахнула неправдоподобно большими крыльями и взмыла в воздух.

Струи дождя набросились на его тело, казалось он не летит, а плывет через потоки воды, а еще через полчаса щемящая боль отступила, и Креил смог полностью насладиться полетом.

***

Лао вошел в палату Тины. Была глубокая ночь, но и без этого Тина почти все время спала. Бесконечная нота органа, сейчас едва слышная, висела в пространстве…

Лао сел в кресло рядом с кроватью Тины, и осторожно вошел в ее мозг.

Тина медленно просыпалась. Мужчина в белом в сияющем облаке… Она с трудом открыла глаза.

– Что-то случилось, Советник? Так плохо себя чувствую, все время хочу спать, – она села на кровати, запахнув сорочку на груди.

– Креил дал согласие на аборт, – просто сказал Лао, как будто они уже обсуждали это. Ему показалось, что бесконечная нота органа резко усилилась после его слов.

«Креил дал согласие… на аборт» – несколько раз повторилось в ее мозгу, пока смысл фразы дошел до сознания. Тина мгновенно проснулась.

– Какой аборт? – удивленно спросила она. – Разве я просила его об этом?

– Этот ребенок убьет тебя, Тина. Тебе его не выносить, девочка, – Лао вздохнул, прикидывая, как бы без лишних подробностей ей все объяснить.

Бесконечная нота органа снова усилилась, и теперь в ней зазвучали грозные нотки.

Лао посмотрел на Тину, она улыбнулась отрешенно, прислушиваясь к себе.

– Я никогда не соглашусь на аборт. Это убийство. Я не смогу…

Нота органа грозно звучала в пространстве…

– Тогда ты умрешь…

– Может быть, – она закрыла глаза, вся погрузившись в свои ощущения, – но не стану убийцей!

– Тина, ты, наверное, не понимаешь, – он все пытался объяснить ей. – Этот ребенок забирает слишком много энергии, у тебя ее просто нет!

– Какое мне дело до всего этого? – Она открыла глаза и посмотрела на него прозрачным, совсем детским взглядом. – Я устала, очень, и хочу спать. – Она откинулась на подушку и расслабленно закрыла глаза. – Идите, Лао, я не изменю своего решения. Никогда. Не смогу убить.

Нотка органа стала торжественно-печальной, словно уже наступили похороны…

Лао с подозрением посмотрел на живот Тины, поднялся и быстро вышел из палаты.

***

Креил вернулся домой через пару часов. Он приземлился на террасу своей квартиры. Стайн почему-то ждал его здесь.

– Что случилось? – Креил трансформировал тело, ощутив боль в перенапряженных мышцах.

– Вас искал Советник Лао.

– Что ты ему ответил?

– Я сказал, что вы были на террасе, но сейчас вас нет дома.

– Хорошо.

– Он оставил вам сообщение.

Креил быстро вошел в комнату и прочитал на объемном терминале: «Тина отказалась от аборта. Срочно свяжись со мной!».

Креил почувствовал, как снова вернулась сильная боль, словно чья-то жестокая рука сжала сердце. Он сел в кресло и попытался взять себя в руки. Через несколько часов он поднялся и прошел через Многомерность в клинику, где лежала Тина. Он возник перед дверью ее палаты, не решаясь войти внутрь и прислушиваясь: Тина крепко спала. Он неслышно прошел через дверь, слабая нота органа встретила его радостным тоном. Креил замер в изумлении, и только потом сообразил, что это – его ребенок! Он обессилено сел в кресло рядом с кроватью, продолжая вслушиваться в усиливающиеся сейчас звуки органа. Потом решительно поднялся, встал на колени перед кроватью, осторожно отодвинул одеяло, и положил голову на живот Тины. Он следил параллельно за ее мозгом, не давая ей проснуться. Нота органа усилилась, Креил ощутил толчок: ребенок уткнулся пяткой в его щеку, а потом спрятал ее снова вглубь живота. Креил поднял голову, представил, что сейчас ничего бы этого уже не было, если бы Тина не отказалась от аборта. Его охватила злость. Лао нарочно запретил Креилу приходить сюда, понимая: достаточно Креилу один раз почувствовать ребенка, и решение об аборте станет невозможным.

Креил поднялся с колен, осторожно поправил одеяло, он чувствовал, что Тина мерзла даже во сне, и направился в зал Гиперпространственной связи.

***

Андрей отлетел к стене. Шли обычные занятия физической подготовкой – по-простому, его учили профессионально драться. Обычно после таких «занятий» его, полупокалеченного, доставляли домой к Лао. Советник ужасно сердился, лечил, несколько дней Андрей отлеживался, а потом все повторялось сначала.

Преподаватель в форме Варда подошел и помог ему подняться.

– Плохо, Андрей, нет никакого прогресса! – рассерженно заметил преподаватель.

– Я никогда не умел драться! – попытался оправдаться Андрей.

– Ну и что? Если ты так ничему и не научишься, как ты собираешься нам помогать?

Андрей не хотел спорить с учителем. Он и так делал все, что было в его силах, чтобы пройти курс обучения ускоренно. Только он никак не думал, что это будет так сложно!

Он спал не больше четырех часов в день. Занятия по физподготовке сменялись уроками психоблокирования. И если от одних ломались ребра, то от других – раскалывалась голова. Кроме того, специфика занятий по психоблокировке не позволяла нормально есть. Андрея слишком тошнило во время уроков, а для того, чтобы поддерживать хорошую физическую форму, просто необходимо было хорошо питаться.

Андрей уже начинал потихоньку подумывать, что зря взвалил все это на себя. Даже и обычный курс подготовки было бы совсем не просто пройти, ускоренный – казалось просто невозможно.

– Я поговорю об этом с Советником Строггорном, – пообещал учитель.

– О чем? – изумленно переспросил Андрей.

– О том, что ты не в состоянии пройти ускоренный курс подготовки! – рассерженно пояснил преподаватель. – Я вижу, что и учеба по психоблокированию продвигается «успешно», если мне нет никакой проблемы прочитать твои скрытые мысли!

83
{"b":"1476","o":1}