ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не переживай. Как только здесь все утрясется, мы вернемся. – Она вошла в кабину лифта, которая тут же начала подниматься. А еще через несколько мгновений капсула легко взмыла в воздух, превратилась в крохотную звездочку и исчезла из вида.

***

Аолла вошла в шлюз, нажала клавишу, условия плавно начали изменяться на дирренганские. Перед этим она внимательно изучила процесс регрессии в другое тело. Сама процедура занимала не больше десяти минут. В отличие от дорнцев, существующих в Четырехмерности и имеющих сложную структуру тела, дирренгане имели куда больше внешних отличий, оставаясь близкими землянам внутренне, и это значительно облегчало процесс.

Переборка мягко ушла в сторону, обнажая проход. Дирренганин, Аолла с трудом опознала Секретаря, внимательно всматривался в существо, возникшее перед ним.

– Самое поразительное качество существ Многомерности – изменение облика, – сразу заметил он.

– Что-то не так? – Аолла могла видеть только свое тело с огромным количеством щупалец и часть пасти. Она хотела улыбнуться, но при этом раздался лязг зубов, так пугающий всех в дирренганах, и это очень ее озадачило, а Секретарь мысленно рассмеялся.

– А вы думали, это означает: хочу тебя съесть? – поинтересовался он. – Вам нужно одеться и, я прошу меня извинить, мне придется вам помочь. Сами вы не справитесь.

Аолла, действительно, не смогла бы разобраться, куда нужно вставлять щупальца и как все это застегивать. Дирренганин был предельно тактичен, практически ни разу не коснувшись ее кожи. Это сочетание совершенно ужасающего вида и при этом такта, присущего этим существам, сразу ее поразило.

Он внимательно оглядел Аоллу и проводил в небольшое помещение, оказавшееся туалетом, затем спокойно объяснил, как им пользоваться и какие застежки необходимо расстегивать для этого. Сейчас Аолла с тоской вспомнила дорнцев, не носивших вообще никакой одежды.

– Извините, Секретарь, а где Креил? – Аоллу удивило, что он ее не встречал.

– Он в медицинском боксе. Не волнуйтесь за него. Вы скоро увидитесь. Только сначала мы сходим в тренажерный зал, как только состыкуемся с кораблем на орбите. Вам нужно научиться перемещаться. У вас совсем не получается. Мы же не ходим, а парим. Сила тяжести на нашей планете намного меньше, чем на Земле, а гор, ущелий и тому подобного – сколько угодно.

Они сели прямо в коридоре, на пол. Дирренганин уцепился несколькими щупальцами за что-то отдаленно напоминающее скобу и попросил сделать Аоллу то же самое, но стыковка была очень мягкой, не причинив никаких неудобств.

На корабле Аоллу сразу отвели в тренажерный зал и часа два обучали сложному перемещению дирренган. В «парении» от одной стены до другой они свободно могли изменять направление, используя самые различные предметы и малейшие выступы поверхности. И это, так же, как когда-то Креила, очень удивило Аоллу. Она плохо различала дирренган, пытаясь решить для себя, есть ли на корабле еще женщины. У нее было немало вопросов, которые она не решалась задать, боясь показаться нетактичной.

Секретарь забрал ее из зала и долго водил по кораблю, показывая основные помещения, ее собственную каюту, оказавшуюся почти стометровым помещением полукруглой формы и с огромным количеством непонятных приспособлений. При этом он извинился, что нет возможности предоставить большее помещение.

– И так довольно большое, – заметила Аолла.

– Вы не правы. При вашем положении, нужно как минимум метров триста. Да, мы не уточнили, и приготовили вам различные помещения с Креилом ван Рейном, но очень близко друг от друга. Он сказал, что любит находиться отдельно. Насколько мы поняли, Советник Строггорн – ваш первый муж, а Креил – второй? Или наоборот?

Аолла изумленно уставилась на Секретаря, пытаясь понять, что он имеет в виду, и вспомнить устройство семьи на Дирренге. У нее было так мало времени на сборы, что она совсем упустила это из вида.

– Извините, я не очень разбираюсь, как это принято на вашей планете, – Аолла ждала объяснений. – Советник Креил – просто мой друг, – она обнаружила, что не может подобрать эквивалента слову «друг» на дирренганском языке, и передала это слово телепатическим образом, – а Строггорн – муж, – пояснила она.

– Понятно, – решил дирренганин. – Значит, правильно, Креил – ваш второй муж. У вас это называется друг? Не понимаю смысл этого слова.

– И мне непонятно. У вас на планете многомужество?

– Ну, не совсем. Все-таки сейчас женщина имеет возможность не иметь больше восьми мужей.

– А сколько допустимо по закону? – решила уточнить Аолла, чтобы больше не попадать впросак.

– Нет каких-то ограничений. Шесть – восемь, в зависимости от обстоятельств. Если женщина хочет, можно и больше, но обычно трудно уговорить иметь больше восьми. Большая нагрузка.

– А кто рожает детей? – у Аоллы возникла мысль, что это еще не факт, что это делают женщины.

– Нет-нет, женщины. А растят, как правило, мужчины, нам это намного проще, мы очень долго живем, никого не тяготит.

– Чего-то я не понимаю. У вас нарушено соотношение мужчин и женщин?

– Ничего у нас не нарушено. Рождается одинаково, что тех, что других, но продолжительность жизни у женщин маленькая, почти в три раза меньше. Если им доверить детей, они вообще никого не вырастят. Да они мало интересуются детьми, и так получается слишком насыщенная жизнь. Нужно все успеть, а остается мало времени на все остальное.

Аолла разозлилась на Креила, что он не удосужился предупредить ее об этом, и лихорадочно пыталась сообразить, к каким негативным последствиям могло это приводить и как правильнее себя вести в такой ситуации.

– На корабле есть женщины? – уточнила Аолла.

– Конечно. Если летит экипаж, обязательно берут хотя бы одну, только сложно уговорить бывает. Не все же мужчины – мужья.

– А поговорить с ней можно?

– Только не сейчас. Еще слишком рано, она спит. За ужином или потом.

– А сколько мужчин на корабле?

– Восемь, не считая вашего мужа.

Когда Аоллу, наконец, привели к Креилу, она увидела его лежащим на специальном приспособлении. Щупальца были расслаблены и спокойно спускались вниз, а двое дирренган втирали что-то в его кожу. При ее появлении они прекратили манипуляции и поспешно вышли.

– Рад тебя видеть. – Креил приподнял одно из щупалец.

– У тебя совесть есть? – спросила Аолла.

– Забыл, а что это такое? – Он послал образ удивленного человека.

– Почему ты мне не сказал, что у них многомужество?

– Не понимаю, какое это имеет значение?

– Простое. Имей в виду, буду жить с тобой. У меня нет никаких гарантий, при их простоте нравов, что кто-нибудь не ворвется ко мне ночью. И что делать тогда? На помощь звать? А если у них это не считается насилием?

– Говоришь глупости, потому что плохо знаешь дирренган и судишь больше по их жуткому виду. Ничего они тебе не сделают. Это древняя, культурная цивилизация, особенно в отношении женщин. Пообщаешься побольше – поймешь.

– Что-то слабо верится, – заметила Аолла, припомнив свой земной опыт на этот счет.

Вечером за ними пришел дирренганин, но Креил отказался идти ужинать и ему принесли еду в каюту, а у Аоллы не было повода отказываться. К тому же ее обещали познакомить с женщиной.

В большом помещении полукругом были установлены приспособления, эквивалентные земным столам, с очень сложным телепатическим названием. Аолла насчитала десять таких «столов». Ее усадили недалеко от женщины, хотя по внешнему виду было бы невероятно трудно это понять. Один из мужчин тут же подошел к ней, объясняя, что за еда накрыта на столе и набирая на тарелку всего по чуть-чуть. За женщиной ухаживало сразу двое мужчин. Когда они заполнили для нее несколько тарелок, то вернулись на свои места. Она изредка переговаривалась с кем-нибудь из мужчин, и при этом каждый раз возникала волна нежности, как будто женщина пыталась разделить свою любовь поровну, никого не обидев.

9
{"b":"1476","o":1}