ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ты поднялся очень высоко за такое короткое время. Но я сломаю тебя еще раз.

Мальком поднял голову, оказавшись лицом к лицу с Вайсроем.

- Сломаешь меня?

- Когда-то твоим хозяином был вампир, ты был у него в подчинении. Тебя снова это ждет.

- Именно поэтому мы до сих пор живы? По мне, так сэкономь своё время и убей меня сейчас.

Этот вампир не мог сделать ничего хуже того, через что Мальком прошел в детстве, будучи рабом вампира. Мальком посмотрел на мальчика-демона, лежащего без сознания в грязи. Ничего.

- Не всё не так просто, - сказал Вайсрой. - С нами никогда не будет так.

Он подал какой-то сигнал колдуну, стоящему в задней части камеры?

- Ты уничтожил так много моих солдат, что я решил создать больше, начиная с вас двоих, самых сильных из вашего рода. Вы изменитесь и превратитесь в такого, как я.

Слухи...Говорили, что предводители вампиров разработали некий обряд по превращению Тротанцев в Скарб - вампиров-демонов, которые жаждали крови себе подобных. Демон и вампир как единое целое, нет ничего омерзительнее.

Вайсрой вытащил свой меч из ножен на его бедре.

- Ты будешь пить мою кровь, и это откроет твои вены для совершения ритуала. Твоя смерть будет катализатором. - Он пробежался кончиком пальца по краю своего меча, а тем временем колдун, находящийся в тени, начал монотонно что-то повторять, приводя в действие зловещее проклятие.

С каждым словом от колдуна исходила неведомая мощь, наполняя комнату чарами запрещенной черной магии. Казалось, что какая-то невидимая сила окружала тело Малькома, проникая в него.

Еще больше охранников окружили их, крепко держа цепи, сковывавшие Малькома и Каллена. Один из самых крупных вампиров уперся коленом в позвоночник Каллена, заставляя его откинуть голову назад, пока другой пытался разжать его зубы.

- Нет, нет! - Взревел Мальком, отчаянно пытаясь вывернуться.

Вайсрой сделал надрез на своём запястье.

- Это мой тебе подарок. Жажда. Я собираюсь сделать так, что кровь будет звенеть у тебя в ушах, заставлю тебя обедать плотью демона каждый день целую вечность.

Он сунул истекающую кровью рану к насильно открытому рту Каллена.

- Ты станешь таким же как мы, и будешь верен только мне. Сейчас это начнется.

- Не пей это, Каллен! - взревел Мальком, но они заставили его проглотить это.

Затем они накинулись на Малькома, нанося ему удары до тех пор, пока он не стал слишком слаб, чтобы сопротивляться.

Густая отвратительная кровь Вайсроя тоже начала стекать вниз по его горлу.

Потом вампир поднял свой меч. Мальком как мог сражался с цепями, но силы покидали его, ни он, ни Каллен не могли освободиться.

Каллен встретился взглядом с Малькомом на одно мучительное мгновение - как раз перед тем как меч Вайсроя вонзился в шею Каллена, его тело рухнуло назад, голова упала в могилу. Полные ужаса, невидящие глаза пристально смотрели вверх на Малькома. Брови принца были всё еще приподняты, зубы крепко стиснуты.

Мальком широко открыл рот от ужаса, не веря тому, что произошло, пока воспоминания о проведенных вместе годах мелькали в его голове.

Эти двое демонов прошли вместе через бесчисленные сражения и одержали больше побед, чем поражений. Множество раз Мальком спасал жизнь Каллена; сотни раз Каллен хвалил его, поддерживал и помогал стать лучше.

- Ты бесстрашный воин, уже не тот, кем был раньше, ты выше своего прошлого.

- Без сомнения, у тебя достаточно интеллекта, чтобы научиться читать! Кто, дьявол, убедил тебя в обратном?

- Ты сильнее и быстрее остальных, твоё желание жить сильнее чем у всех, кого я знаю. Ты видишь то, что другие не в состоянии увидеть. Уникальность - это своего рода благородство, не так ли, брат?

Постепенно Мальком начал забывать о темных пятнах в своем прошлом. Он посмел мечтать о лучшей жизни.

Сейчас Каллен был мертв. Мальком взревел с бессильной яростью, его глаза увлажнились от горечи потери. Каллен. Мертв.

Или еще хуже.

Колдун разбросал по телу Каллена черный порошок, покрыв его темным слоем пыли.

- Нет! - выкрикнул в ответ Мальком. - Оставьте его в покое!

Колдун стал еще усерднее что-то повторять, его сила стала ощутимее.

От удивления губы Малькомы раскрылись. Тело Каллена было безжизненным, но с каждым словом колдуна оно начинало дергаться, двигаясь по земле.

И вовсе не в предсмертных судорогах. Оно корчилось от просыпающейся в нем жизни. Его обезглавленное тело вновь стало качать кровь.

Вайсрой снова щелкнул пальцами, подзывая рабов-демонов. Как только эта парочка спихнула тело Каллена в могилу, колдун разбросал еще больше того порошка повсюду. Чтобы тело Каллена соединилось с головой?

Когда из глубины могилы повалил дым, Вайсрой поднял свой окровавленный меч.

- Теперь твоя очередь, Слейн. И я обещаю тебе, воскрешение из мертвых - если оно конечно случится - будет самой легкой частью. Если ты выживешь, я сломаю тебя.

Мальком молча молися о настоящей смерти, умоляя богов, которые никогда не отвечали даже на самые его отчаянные просьбы. Пожалуйста, не дайте мне воскреснуть; Меч просвистел в воздухе. Он почувствовал легкий укол лезвия.

А потом пустота.

Несмотря на молитвы Малькома, он и Каллен оба воскресли две ночи спустя, проснувшись, они оказались в настоящем кошмаре, глубоко под землей в полной темноте. Когда они дюйм за дюймом прорыли сквозь землю и грязь себе путь на поверхность, их бросили в темные камеры подземелья Вайсроя.

Они не задохнулись, когда воскресли из мертвых, потому что теперь им не надо было дышать. И их сердца больше не бились.

Ходячие мертвецы. Вампиры. Я один из них.

Нет! Мальком до сих пор не мог смириться со своей судьбой, он был полон решимости яростно сражаться с ней. Даже когда понял, насколько сильно он изменился.

Хотя на нем уже не были надеты наручники, мешающие ему перемещаться, больше у него такой способности не было. Малькому казалось, что по липкой коже всего его тела ползали тысячи пауков. Его верхние клыки удлинились и заострились, болезненно пульсируя. Даже при слабом свете открыть ставшие чувствительными глаза, было настоящей мукой.

Его слух стал другим, более острым. Теперь он мог слышать насекомых, копошащихся глубоко в земле под ним.

С того момента, как он очнулся в могиле, его захлестнула растущая с каждым мгновением жажда крови. Он был в замешательстве и очень мучился.

То же случилось и с Калленом. Не мигая, ввалившимися глазами он смотрел на грязные стены камеры.

- Мы будем бороться за нашу свободу, - заверил его Мальком, - а потом вернемся домой.

- Мы Скарб. Брат, демоны никогда не примут нас.

Скорее всего, он был прав. Эти двое были даже хуже, чем вампиры. Они были оскверненными демонами, будучи проклятыми они вынуждены были питаться себе подобными. Они были монстрами из легенд, которых все боялись.

- Нет смысла продолжать борьбу, - прохрипел Каллен.

- Смысл есть всегда. - Как много раз Мальком сам был вынужден убеждать себя в этом. - Если ничего не остается, ты можешь жить ради мести. - Сам он не успокоится, пока не совершится возмездие.

Он убьет колдуна, который бормотал свои проклятия за их спинами, охранников, которые держали их, и этого кровожадного Вайсроя, чье больное воображение послужило причиной, по которой они стали такими.

А потом он вернется, чтобы уничтожить Ронаха.

Те, кто предавал Малькома, делали это только однажды.

И когда со всем этим будет покончено, он найдет способ способ избавиться от вампирской сущности, освободив свои вены от крови Вайсроя и вновь стать тем, кем он был.

Или он встретит рассвет. Мальком нахмурился. Но убьет ли это Скарба?

- Жить ради мести? - сказал Каллен. - Скажи мне, будет ли этого достаточно?

Как ответить на этот вопрос, когда собственные мечты Малькому казались настолько смешными сейчас?

Он хотел иметь свой дом, из которого никто и никогда не сможет его выгнать. Хотел наслаждаться едой и питьем. Но больше всего он давно в глубине души хотел быть таким же уважаемым человеком как Каллен - дворянином как он - в жилах которого текла благородная кровь, не то, что у него.

2
{"b":"147739","o":1}