ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она бросила на него восхищённый взгляд.

- Мальком...большой, - сказала она грудным голосом. Его эрекция запульсировала, а линия губ слегка расслабилась.

Она играла в опасные игры.

- Никакого секса? - Он потеряет над собой контроль, когда они займутся сексом - она была уверена в этом. Точнее, если они займутся сексом. И вероятность того, что его накроет демоническое, вампирское безумие - а он был великолепнейшим самцом, из всех кого она когда-либо видела - пробуждала в ней желание сжать посильнее бедра.

Он зарычал, но в конце концов всё же кивнул.

Решив оставить свои стринги в качестве козыря в возможно будущих переговорах, она расстегнула лифчик и бросила его к стене.

- Тогда иди же ко мне -

Он уже шёл к ней.

Глава 17

Не смотри на воду, не отводи взгляд от нее. Мальком стиснул зубы,стараясь не думать о том, что это неестественно чувствовать, как непонятная жидкость плотно охватывает ноги. Нет, смотри только на прекрасную женскую грудь.

Боги, они были столь бледным и полными, увенчаные бледно-розовыми сосками, которые становились тугими прямо на глазах. Демон стискивал и разжимал кулаки, думая о том как обхватит эти груди и сожмет тугие вершинки...

Член вемона болезненно напрягся, когда он шагнул к девушке. Остановившись перед нею, он поднял взгляд пытаясь встретится с глазами Кэрроу. В ее знойных глазах под отяжелевшими веками, вспыхивали скорки.

Девушка была охвачена желанием. Это значило, что она хотело того, что он вряд ли смог бы ей дать.

Соблазнение. Я не знаю как это делается. Захочет ли девушка поцелуя? Это было запрещено среди демонов Тротан.

Кээроу наверное думала, что у Малькома были сотни женщин, что считалось нормальным для демонов его вида. Девушка вероятно полагала, что он знает как доставить женщине удовольствие.

Он почти ничего не знал о ее теле, не говоря уже о каких либо навыках. Пока по одной из ее высоких грудей, не стекла вниз, большая капля воды, все его опясения тут же померкли. Как же хочется к ним прикоснутся...

Но как только демон потянулся к ней, женщина отступила, качая головой. Нет, он только прикоснется -

"Мальком, пожалуйста."

Демон колебался. Девушка хотела что-то от него. Ты уже получил свою долю удовольстивия, теперь ее очередь. Вемон кивнул, следуя за Кэрроу поближе к водопаду. Он даже не понял, что она сделала, пока вода не достигла пупка.

Демон напрягся, когда девушка передвинулась к нему за спину, двигая куском ткани по шее, и заду в неторопливой ласке. Его руки были следующим, что девушка помыла, ведя рукой вниз к его пальцам и когтям.

Когда Кэрроу провела кончиками пальцев по шрамам на его запястьях, Мальком вспомнил о ее реакции, когда девушка сняла манжеты. О да, она знала, что эти рубцы обозначали. Демон видел жалость в ее глазах. Он стыдился этого. Потому, что шрамы показывали, каким унизительным образом Мальком был использован.

Как же тогда девушка отреагирует, когда увидит остальное?

Когда Кэрроу проводила мыльной тканью, по тех частях тела до которых могла достать, Мальком решил, что это купание значительно отличается от тех, которые он помнил. Не было ни боли, ни ужаса от удушений. Он был на краю, но полон мыслями о ней: демона интересовало, к какой следующей части его тела она прикоснется, и как это будет.

Девушка обняла демона руками, чтобы помыть его грудь, и ее обнаженные полушария прижались к спине Малькома, вызывая головокружительное удовольствие. Чувствовать, как эти розовые соски касаются его кожи, заставило член болезненно пульсировать, и демона охватило желание кончить в воду, что бы снять это напряжение.

Кончики ее пальцев пробежались по проколытым соскам Малькома. "О, Кэрроу..." Но как только демон собрался взять ее ладони в свои, девушка поднялась и стала мыть его волосы, царапая коготками кожу.

По непонятной причине это очень раслабляло, настолько что приходилось прикладывать определенные усилия, чтобы держать голову поднятой. Но как только руки Кэрроу прошлись по его рогам, плоть Малькома запульсировала с невероятной силой.

Как долго демон сможет выдерживать это растущее напряжение? Не прийди он раньше, наверное не смог бы сопротивлятся этому.

Но если Мальком прикоснется к девушке, он может причинить ей боль, и это бы только усилило ее страх перед тем как демон пометит ее.

И вемон никогда бы не узнал, что Кэрроу сделает дальше.

Удерживая эту мысль, он позволил ей вести, подчинившись ей, когда она уговаривала его поднять руки, уперев ладони о скалу, чтобы вода могла стекать по его голове.

Она опустилась на колени позади него, потом взяла в руки ткань и прикоснулась к ступням, затем перешла к икрам, ее намерения были очевидны. Прикоснётся ли она к его члену? Обхватит ли его своими горячими руками в мыльной пене? Когда её грудь тёрлась о его ноги, его когти глубоко вгрызались в камень рядом с головой.

Эта поза напоминала ему в том, как его пороли - и о худшем. Но пытки, которые он познал прежде ему просто пришлось пережить. Теперь же ему пришлось отказаться то того, о чём он мечтал больше всего на свете.

Каждое её прикосновение заставляло его его член мучительно напрягаться, каждое касание было стольже мучительно для него как и удар кнутом.

Его семя подступало, намекая, что изольётся даже против его воли. И вместе с этим, его инстинкт демона разгорелся в нём с новой силой. У него разыгралось воображение при мысли о том, что он бросит её на землю. И сцепив её руки за головой, погрузит свой член ей между ног. Он представил себе, как удерживая её запястья за её спиной, оближет её плоть словно животное ...

Когда её руки поднялись выше колен, он заскрежетал зубами и вбил один из своих рогов в камень. Боль притупила удовольствие, давая ему ещё несколько бесценных секунд.

Неделю назад, если бы кто-то сказал Кэрроу, что она будет поклоняться обнажённому телу дикого вемона, стоя на коленях перед ним, она бы рассмеялась.

Но поклонение было именно тем, чем она занималась, очарованная каждым его дюймом.

Сначала она действовала методически. Но затем замедлила свои движения, не способная не оценить совершенство его мужского тела - ямочки на его стальной заднице, перевитые венами мышцы, резкие линии его великолепного пресса. А его грудь была создана для того,чтобы женщины впивались в неё ногтями.

Его загарелую кожу покрывали золотисто-светлые волосы на груди, руках и ногах. Их след вёл от пупка к чуть более тёмным волосам его паха.

Его член торчал между бёдрами, словно жезл, яички налились и молили о ласке.

Кэрроу не могла вспомнить чтобы кто-то смог вызывать в ней подобное желание. Этот демон был груб и неотёсан - и заставлял её внутренности плавиться.

К тому времени как она достигла верхней части бёдер, его тело дрожало. Она решила, что он затаил дыхание. Вместо того, чтобы дотронуться до него выше, она встала и стала намыливать нижнюю часть его спины и задницу, его мышцы напряглись под кончиками её пальцев. Он выдохнул от разочарования.

Прикусив губу, она начала обрабатывать нижнюю часть его торса. Его живот напрягался, когда она проводила по нему тканью, ведомая дорожкой его золотистых волосиков. И снова приблизившись к его паху, она остановилась.

Опасная игра. Его низкие стоны вырывались почти постоянно. Он посмотрел через плечо на неё сверху вниз. Его глаза снова почернели, сверкая подобно ониксу.

Он был на грани оргазма. Если он потеряет контроль, то сможет поранить её снова, пара быстрых движений и с демоном будет покончено. Пришло время "помыть" между ног.

Нежно целуя его спину, она протянула руку, чтобы сзади аккуратно помыть его тяжёлые яички. Он беспокойно дёрнулся. Неужели ни одна женщина не трогала его там? Или это просто было очень давно? Она чувствовала грусть при мысли о его вынужденной вековой ссылке.

Сегодня вечером она доставит ему удовольствие, которого он никогда раньше не знал. Напомнить тебе кое о чём, Кэрроу?

30
{"b":"147739","o":1}