ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

Наконец-то! Узнать, каково же это...

Он развернулся к стене в поисках опоры. Ухватившись за ошейник Кэрроу, он направил ее голову вниз, к своим бедрам.

- Поцелуй, - потребовал он на английском. Она покорно прижалась к отростку ниже его пупка, обхватив его своими губами.

- Сделай это для меня, - велел он ей на демоническом языке. Он направил свой член к ее рту. - Обхвати его своими сладкими губами.

Подняв голову вверх, Кэрроу наблюдала за его реакцией, в то время как ее язык облизывал головку его члена.

Потеряв всякий контроль, она еще сильнее прижалась к нему, оргазм был уже близок. Вемон перестал вращать бедрами, сделал глубокий вдох, чтобы держать себя в руках. Кэрроу возобновила свои ласки языком.

Его член начал пульсировать, он уже был готов излить свое семя. Мальком сдержал стон, когда она слизнула капли его спермы. Охрипшим голосом он признался:

- Я хочу, чтобы мы повторяли это каждый день, каждую ночь. - Он пристально посмотрел в ее пленительные зеленые глаза.

Такая необычная, но такая прекрасная женщина. Она была для него подарком, сокровищем.

- Ты принадлежишь мне. - Он никогда не разлучится с этим прекрасным созданием.

Когда Малькольм запустил пальцы в ее волосы, она обхватила рукой его плоть, приближая ее к своим губам.

Боги, Кэрроу хотела попробовать его на вкус, она начала ласкать его член, обводя его головку своим языком.

С тела вемона стекали капли воды, в то время как ее язык порхал вокруг его головки, а пальцы ласкали плоть. Глаза его закатились от удовольствия.

Не могу больше сдерживаться…так долго терпеть…

Вемон гордился тем, что благодаря ему она испытала такое удовольствие – она ощущала его мужское довольство собой. Его гордость была так же сильна, как и его удивление.

Кроме того, она ощущала его страдания. Ее бедный вемон еле сдерживался, чтобы не кончить, его эрегированный член пульсировал под ее языком.

Но несмотря на это, она не могла устоять перед желанием подразнить его, чтобы убедиться – он никогда не забудет свой первый опыт. По его реакции она поняла, что такого удовольствия ему еще никто не доставлял.

Она опустилась, чтобы смочить водой его плоть, капли покрыли все места прокола пирсингом. Выражение его лица выражало страдание, его рука опустилась на ее голову, другая крепко держала ее затылок, возвращая ее голову назад.

- Еще. Будь хорошей девочкой. - Он просит ее не дразнить его?

- Да, Мальком, я буду хорошей девочкой, - пообещала она, возобновляя свои ласки. Но он устремился вперед, принявшись вращать бедрами. Он сейчас кончит мне в руку...

Когда она обхватила головку члена своими губами, он еле устоял на месте от удовольствия. Его брови сошлись вместе, словно ему было больно. Находясь в плену ее рта и рук, вемон издал беспомощный стон, словно он вот-вот кончит.

Спазмы прошли по его мощному телу, он задергался.

- Еще, Кэрроу, - закричал он, подняв голову вверх, его мышцы перекатывались, представляя собой изумительное зрелище.

Он хотел большего? Она была беспощадна: сосала, ласкала, облизывала.

Он кричал, пока не сел голос. Затем он вновь прислонился к стене, стаскивая Кэрроу с себя. Его оргазм достиг своего пика, она жадно глотала его семя.

Еще долгое время после этого он пребывал в состоянии эйфории, собственнически прижимая ее голову к своим бедрам, словно она все еще ласкала его плоть.

Но затем он опустил свои ладони, чтобы обхватить ими ее лицо, и Кэрроу обнаружила другую эмоцию. Чистую, ничем неприкрытую жестокость.

Он смотрел на нее не с выражением лица мужчины, который был благодарен своей судьбе, а так, словно был готов разорвать на куски любого, кто попытается изменить его жизнь.

Глава 20

Поздно ночью, когда он держал спящую девушку в своих объятьях, Малькольм вновь поклялся себе, что никогда не отпустит ее. До тех пор, пока он дышит.

Задумывался ли он о том, чем же она была так хороша? Она доставила ему такое удовольствие, о котором он не смел мечтать. Он столько раз кончил благодаря ей, что в какой-то момент подумал, что может потерять сознание.

В свою очередь, он довел ее до такого оргазма, что она откинула голову от нахлынувших эмоций и закричала.

Он верил, что она была так же поражена испытанным удовольствием, как и он. Если она хотя бы на половину была так же рада случившемуся...

Хоть он все еще и хотел ее , она умоляла об отдыхе. После предыдущей бессонной ночи и его сегодняшнего боя, ему, вероятно, надо было присоединиться к ней.

Но Малькольм знал, что он будет страдать от ночных кошмаров. И он боялся, что она исчезнет до его пробуждения.

Так что на данный момент он наслаждался тем, что произошло между ними - тем, как она дрожала, ее дыханием на его влажной коже, ее смелым языком и пухлыми губами.

Он жаждал целовать ее рот снова и ее женскую плоть. Боги, ее плоть! Если раньше он был зациклен на ее груди, то теперь его одержимость была разделена. Ее плоть так жадно обхватывала его пальцы. Через пять дней, она будет так же сжимать его член...

При этой мысли его энтузиазм угас. Пять дней. Многое может произойти за эти дни.

Опять строишь планы, Слейн? Он глупо мечтал о новом будущем. Будут ли эти мечты разрушены как и все остальные?

Вместо того, чтобы наслаждаться своим состоянием, Мальком был почти болен. Его желудок сжался в узел от тревоги, когда он посмотрел на ее лицо. Ее пухлые губки были приоткрыты, темные ресницы полумесяцем лежали на ее порозовевших щеках. Такая красота причиняла ему боль.

Так приятно находится рядом с ней.

Он даже не знал кто она такая, а тем более почему пришла в Обливион. Он полагал, что она была изгнана на эту равнину. Так почему она была так уверена, что сможет просто вернуться назад через портал?

Его разрывало на части. Одна его половина с подозрением отнеслась к появлению девушки. Ведь она, возможно, была здесь с какой-то целью.

Или же предназначенная ему женщина была доставлена сюда рукой самой судьбы.

Да, судьба. Потому что другая его часть верила, что она была наградой за все его тяготы. Брать и давать.

Он испытал некоторое удовлетворение. И он будет стараться, чтобы так было всегда. Сегодня его женщина доверчиво заснула в его руках, потому что он зарекомендовал себя.

Даже больше, ради девушки он решил отказатся от своей мести. Демон поклялся никогда не оставлять ее. Значит нужно было выбрать либо одно, либо другое.

Мальком выбрал Кэрроу, зная в глубине души, что всегда будет выбирать ее...

За время этой ночи он понял несколько вещей на счет неё. Например? Она не была девственницей. Она была слишком уверенной, слишком смелой. Конечно его опыт был ограничен, но он никогда не слышал о девственнице, которая бы направляла палец своего потенциального любовника глубоко внутрь себя.

Когда она обхватила его... Он подавил стон, желая оказаться внутри ее. Что вернуло его мысли к ее условиям.

Он не осуждал ее за то, что она не девственница. Кто он такой, чтобы судить? Но почему он не может овладеть ей, когда другие могли? Почему она не сделала все от нее зависящее, чтобы обеспечить себе его защиту?

Может она почувствовала как нечиста была его кровь или все еще боялась, что он может причинить ей боль. Или было что-то большее? Может быть она хотела выйти замуж, прежде чем он заявит свои права на нее, или нуждалась в разрешении от старшего или лидера, чтобы принять мужчину. Как еще она могла отказать ему в воде?

О чем еще он думал? Эти слухи о небесных землях, где воздух сладок а земля отказывается от пищи - они должны существовать. Его нежная женщина пришла из мира изобилия.

Его мысли потемнели. Что если он последует в ее мир, а она оставит его, узнав о его прошлом? Со временем он вспомнит или переучит английский, и затем он должен будет рассказать ей.

Как бы он объяснил, что с ним случилось? Мальком был кровавым рабом, и он убил короля. Он был опозорен, изгнан своим собственным народом.

34
{"b":"147739","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца