ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Даже если она примет его, ее люди могут не дать ей одобрение которого она ждала, тем более, что он войдет в ее общество бедняком. Эта гора была его единственной территорией, если он покинет ее, у него не будет земли, чтобы поделиться с ней, не будет земли на которой они могли бы вырастить свое потомство.

Потомство. Он никогда раньше об этом не задмывался. В прошлом, даже если бы у него была женщина, демон не мог зачать с ней, пока его истинная пара не сломает печать.

Теперь он мог оплодотворить ее. Он был уверен, что он сможет защитить ее и семью намного лучше, чем это сделали его родители.

Но каких детей я могу дать Кэрроу? Маленьких отвратительных грязнокровок.

Он стал гладить ее шелковые волосы. что несколько успокаивало его. Ее длинная грива была очищена от песка и высохла глянцевыми волнами. Ему нравился черный как смоль цвет, нравилось смотреть на них на ее бледном плече или пропускать их сквозь пальцы

В конце концов его веки отяжелели. Но боясь, что она исчезнет, пока он спит, он потянулся к ее ошейнику. Вцепившись в него, он наконец провалился в беспокойный сон.

Сны его прошлого всплыли на поверхность. Так долго Мальком сдержал эти кошмары. Теперь они нахлынули на него.

Воспоминания о том дне, когда его мать продала его хозяину вампиру, словно он вновь переживал это. Он был так взволнован, веря, что будет принят в другую семью. Он думал, что будет пользоваться нескончаемой пищей, водой и теплом в ночи.

Мальком никогда не забудет то, что он чувствовал, когда понял, что у него не будет новой семьи. Рассвет полный ужаса, когда он услышал крики. Он видел других мальчиков своего возраста, подвергавшихся унижению и насилию, его молодой ум понимал, они собираются делать со мной то же самое..

Вслед за этими сценами пришли сны о Вайсрое, который пытал Малькома священной Жаждой. Но всякий раз когда вампиры приводили демонов рабов для его питья, Мальком испытывал отвращение и его клыки втягивались. Неважно насколько сильно он хотел их крови.

Я не буду кормиться моим собственным видом. Я не вампир!

Каждую ночь Малькольм переносил множество мучений. Его кожа сдиралась с тела колючими металлическими кнутами или пронзалась его собственными сломанными костями.

Его ярость из-за смерти Каллена сделала его сильным. Никогда Мальком не позволит себе забыть, что он был вынужден убить своего единственного друга.

Потом он вспомнил тот момент, когда Вайсрой привел Малькому для кормления очередного раба - но он был не такой как все, кого он предлагал ему раньше, этот представлял собой бОльшую ценность. Вампир думал, что Мальком слишком слаб и не представляет никакой угрозы, его онемевшее тело не способно оказать сопротивление. Он ошибся по всем пунктам.

Туманная ночь, полная криков, брызги крови, летящие на стены.

Еще одна сцена. Малькому снилась плачущая девушка, расчесывающая свои черные волосы перед зеркалом. Он увидел ее отражение как будто через ее собственные зеленые глаза.

Кэрроу? Должно быть она тут еще совсем ребенок. Даже среди своих мечтаний и воспоминаний, он безошибочно мог сказать, что это было одно из её воспоминаний, полученных им вместе с её кровью. Некоторые из вампиров обладали такой способностью. Одним из них был Вайсрой. И именно его кровь сделала из Малькома того, кем он был сейчас.

Я свидетель ее прошлого.

Кто-то позвонил в колокольчик, позвав:

- Леди Кэрроу.

Леди означает благородство. Он подозревал, что она была знатного происхождения.

Когда снова раздался звонок, эта совсем еще юная Кэрроу вытерла свои слезы тыльной стороной ладони. Он чувствовал, что она была несчастна и слишком подавлена для своих лет, но он не знал, почему.

- Ладно, ладно, - сказала она, вытирая глаза, размышляя в этот момент о том, на самом ли деле её прозвали пообедать с ними?

Хотя она говорила и думала на английском, он понимал каждое слово.

Она вышла из этой комнаты, зайдя в другую, что была даже больше, чем эта, и уж тем более гораздо больше любого жилища в городе Эш. Её спальня? Задрапированные шелка украшали окна и покрывали её кровать, этой ткани хватило бы, чтобы сделать сотни шикарных одежд. Казалось, что все шелка мира находились в этой комнате.

Она была богата. Так как же она могла быть столь несчастна?

Из её комнаты слуги проводили её вниз, в освещенный теплым мягким светом банкетный зал. Обеденный стол простирался почти во всю длину просторного зала и был уставлен едой. От блюд поднимался жар, этой еды должно было хватить на целый год. Одетые в униформу слуги выстроились вдоль стены.

На одном конце стола сидели мужчина и женщина. Кэрроу обратилась к ним ничего не выражающим голосом, - Мама. Отец. - И поплелась к другому концу стола.

Женщина наклонила голову, её многочисленные драгоценности заиграли в отблесках света.

- Кэрроу. - Но она не взглянула на свою дочь. Малькому стало интересно, была ли она слепой.

Её отец был чисто выбрит, его волосы были коротко подстрижены и гладко причесаны. Их одежда выглядела довольно странно на его взгляд, но они явно были одеты дорого и со вкусом.

Таким был её народ и такой была её жизнь. Мальком был поражен тем, насколько всё вокруг было чисто и богато. Кругом сияло начищенное серебро, кристаллы хрустальной люстры на потолке преломляли падающий свет. Всюду чистота и изобилие.

На мне были лохмотья, тело покрыто грязью, небритое лицо. Неудивительно, что она захотела вымыть его. Даже во сне он испытал острый приступ стыда и смущения...

Слуги с рвением бросались удовлетворять любые их нужды, они помогли Кэрроу сесть и принялись её обслуживать. Она не ела, просто размазывая еду по тарелке. Её желудок болезненно сжался, и ей становилось хуже с каждой минутой, что её родители говорили друг с другом полным надменности тоном, напрочь игнорируя её.

- Мама, Отец, - внезапно сказала она, - Я хочу с вами кое-что обсудить.

Теперь Мальком начал понимать её слова, его прежние знания старо английского дали о себе знать С каждой минутой он вспоминал всё больше и больше.

- Я хочу поехать в Андуан.

Даже не взглянув на Кэрроу, её отец ответил:

- Мы не будем обсуждать это с тобой еще раз. Ты не можешь отправиться в школу заклинаний, потому что у тебя еще нет достаточной силы. Кроме того, эта школа для простолюдинов.

Школа заклинаний? Его женщина была ведьмой, колдуньей. и это означало то, что даже судьба и отметила её как его женщину, она вовсе не обязательно почувствует что-то к нему в ответ.

- Тогда я сбегу с пиратом, - сказала Кэрроу. Они не ответили. - Я собираюсь прыгнуть с моста и лишить вас единственного наследника. Ведь вы именно поэтому держите меня здесь? В качестве наследника? Я не думаю, что есть другая причина...

Отец Кэрроу щелкнул пальцами, и две одинаково одетых женщины подхватили её под руки.

Пока они тащили её, она кричала своим родителям:

- Посмотрите на меня, посмотрите на меня, посмотрите! Что с вами такое? - Её голос прервался рыданиями, она сказала, - Ч-что со мной не так?

Мальком проснулся, он был очень взволнован, чувствуя себя так, словно упустил что-то важное.

Он хотел выяснить, как они могли к ней так относиться. Она была раздавлена, внутри у неё была пустота. Мою подругу игнорировали, причиняли ей боль.

Перекатившись на спину, он притянул её спящую к себе, и она со вздохом свернулась клубочком рядом с ним. Он крепко прижал её к своей груди, её тело так идеально дополняло его собственное.

У него не было семьи. Её семья не считала её достойной. Тогда они станут семьей друг для друга.

Никогда не разлучусь с ней. Хриплым голосом он сказал ей:

- Кэрроу моя.

Долгое время он не понимал, что произнес эти слова на её языке.

Глава 21

Д-о-м. Демон кропотливо выводил буквы палочкой на песке.

- Очень хорошо, Мальком. - Он заворчал в ответ на её похвалу, но она точно знала, что ему это нравится.

35
{"b":"147739","o":1}