ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда челюсти Малькома сжались и каждый мускул в его теле напрягся, Каллен прохрипел:

- Спокойно, Мальком.

А потом погрузил свои клыки в шею Малькома, издав жалкий стон удовольствия, когда начал сосать. И этот звук был таким знакомым, тело Каллена задрожало точно также, как когда-то тело его хозяина.

Прохладная кожа Каллена начала нагреваться от тепла Малькома.

Предательство. Гнев вспыхнул в нем с небывалой силой, и он закричал. Не могу контролировать это.

Схватив Каллена за плечи, Мальком толкнул его назад. Он посмотрел вниз на принца и понял, что для него это был конец.

- Прости меня, брат...

Но те, кто предают меня, делают это только однажды.

Глава 2

Лагерь для интернированных бессмертных.

Наши дни.

Когда Кэрроу Грей очнулась после того, как её похитили неделю назад, она почувствовала сильнейшую головную боль, сухость во рту, и обнаружила металлический ошейник у себя на шее.

Всё это только ухудшало её и так незавидное положение.

Похоже сегодня ночью я окажусь на самом дне, думала она, пока надзиратель Фегли - неудачник без яиц, не расстающийся с полицейской дубинкой - тащил её вниз по коридору мимо камер навстречу смерти.

- Ведьме скоро конец, - глумился лидер кентавров, когда Кэрроу проходила рядом с их камерой. Он, как и любое другое существо Лора, находящееся в заточении здесь - в зверинце для бессмертных, подозревал, что её вот-вот прикончат.

- Закрой свой поганый рот, мистер Эд, - сказала она,за что Фегли резко дернул её за ошейник. Впиваясь взглядом в смертного, она пыталась справиться с наручниками.

- Как только я верну назад свою силу, Фегли, я прокляну тебя, ты станешь помешан на онанизме, и если физически ты уже будешь не в силах удовлетворять себя, все твои мысли будут только об этом, ты будешь желать этого всем сердцем.

- Да я буду просто счастливчиком, если тебе это удастся. - Он снова дернул за ремешок на её шее - смертные называли его ошейником. Он загадочным образом лишал её всех способностей и ослаблял физически. Все виды бессмертных здесь так или иначе были ограничены в своих силах и способностях, что делало их управляемыми, даже для таких смертных как Фегли.

- Кроме того, ведьма, с чего это ты так уверена, что сможешь сделаешь это по завершении следующего часа?

Если эти люди надумали меня казнить, я ооочень разозлюсь. Хотя, к сожалению, тут уж как карта ляжет. Как минимум, её должны пытать или ставить над ней эксперименты.

Черт, возможно тогда она могла бы узнать, почему кто-то пошел на риск, похитив её.

Кэрроу была редкой ведьмой, обладавшей силой трех каст, но она была далеко не так могущественна, как её лучшая подруга Марикета Долгожданная. Хотя она была вне себя от радости, что Мари не похитили, всё же Кэрроу не понимала, почему именно она была выбрана мишенью.

Что бы сделала Рипли? Когда Кэрроу попадала в переплет, она часто думала о том, как бы поступила Эллен Рипли, легендарная главная героиня фильма Чужой и трёх его продолжений.

Рипли изучила бы своего врага, оценила всё, что её окружает, и свои возможности, использовала бы свой острый ум, чтобы повергнуть противников и сбежать, бросая атомные бомбы по своему следу.

Изучить врага. Из того, что Кэрроу слышала от других заключенных, это место было под контролем Порядка, таинственной лиги смертных солдат и ученых во главе с магистром по имени Деклан Чейз, также известного как Блэйдмэн, и его доверенным лицом - этой сучкой доктором Диксон.

Соседка Кэрроу по камере, чародейка, сказала ей, что Порядок стремится к уничтожению всех бессмертных выродков.

Что меня окружает? Дьявольски сконструированная тюрьма с камерами, сделанными так, что с трёх сторон была сталь толщиной в фут, а передняя часть представляла собой небьющееся стекло в два фута толщиной. В каждой камере было четыре койки с туалетом и раковиной, позади располагался экран - никакого уединения. Порядок записывал каждое их действие на камеры, установленные под потолком.

Это заключение не было похоже ни на что, что она когда-либо знала - а она знала больше чем двухразовая кормешка и койка. Кэрроу не могла насладиться простым душем или сменить одежду. Она все еще была одета в шмотки для клуба: короткий топ, черную кожаную мини-юбку и высокие сапоги до бедер.

Каждый новый день не приносил ничего, кроме дерьмовой еды и полной беспросветности.

Наряду с экспериментами над бессмертными, некоторые из них были её друзьями.

Возможности? У Кэрроу было ноль целых ноль десятых возможностей. Несмотря на то, что обычно она легко могла очаровывать охранников тюрьмы, у этих смертных солдатов как будто был иммунитет к ней. За исключением Фегли, который, казалось, почему-то был на неё сильно обижен, словно в прошлом у них что-то было.

Хотя каждый шаг возможно приближал её к собственной гибели, она отметила столько всего, сколько смогла, твердо решив сбежать. Но всё же следовавшие одна за другой укрепленные перегородки коридора затушили всё её вспыхнувшие надежды.

Планировка здания представляла собой лабиринт, коридоры были напичканы видеокамерами и до отказа набитыми камерами с заключенными. Ликаны, Валькирии, и благородные феи - все в некотором роде союзники - были вперемешку с evil Invidia, падшими вампирами и демонами огня.

В одной камере заразные упыри грызлись друг с другом, сдирая с себя желтую кожу. В другой суккубы чахли от сексуального голода.

Порядок заманил в ловушку больше существ, чем можно было назвать, многие из которых пользовались дурной славой и были смертельно опасны.

Как например жестокий оборотень Уилльям МакРив. Ликаны были одними из самых сильных существ Лора, но с этим металлическим ошейником на шее, Уилльям не мог выпустить зверя внутри него.

Забавляясь, надзиратель постучал по стеклу своей дубинкой. Доведенный своим пленом до бешенства, Уилльям ринулся вперед, ударив головой в стекло, рассекая себе скальп до самого черепа прямо на её глазах. Поверхность осталась целой и невредимой, в то время как кровь заливала его напряженное лицо.

В соседней камере стоял огромный берсеркер, дикий мужчина-воин, которого Кэрроу видела в окрестностях Нового Орлеана. Он выглядел так, словно был на грани безумия.

Кэрроу сглотнула, увидев его соседку по камере - Фурия, с фиолетовыми глазами и обнаженными клыками. Фурии были женщинами-мстителями, живое воплощение ярости. И это была редкая Архифурия, с иссиня черными смертоносными крыльями.

Порядок действовал не очень осмотрительно, это точно. Некоторые из находящихся здесь существ имели скверную репутацию. Как например вампир Лотрэйн, Враг Древних, с его белыми волосами и устрашающе зловещими горящими глазами. Всякий раз, когда охранники, накачав его успокоительным, тащили обратно в камеру, его светло-красные глаза, обещали боль тем, кто посмел дотронуться до него.

- Давай шагай, ведьма, - сказал Фегли. - Или я познакомлю тебя с Билли.

- Он бы мне наверно понравился, я слышала, что он гораздо остроумнее тебя. - Она стиснула зубы, когда он снова толкнул её.

Как только они добрались до главного входа в тюремное помещение, она увидела длинный ответвляющийся коридор, полный офисов и лабораторий. Молча Фегли потащил её в дальнюю комнату, которая больше походила на современный кабинет. Не лаборатория? Никаких электродов и медицинских пил?

Среднестатистическая брюнетка сидела за рабочим столом. У неё словно на лбу было написано - Я сучка, об этом говорил и её деловой взгляд из-за неэлегантных очков. Должно быть доктор Диксон.

Позади неё, у окна, стоял выокий темноволосый мужчина. Он вглядывался в неспокойную ночь, смутно виден был только его профиль.

Кэрроу выглянула наружу, пытаясь получить хоть какое-то представление об их местонахождении, но окно заливал дождь. Заключенные перешептывались о том, что здание находится на гигантском острове, на расстоянии в тысячи миль от земли в любом направлении. Естественно.

4
{"b":"147739","o":1}