ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Еще один укол вины. Она никогда не собиралась причинять ему такую боль.

Её глаза расширялись, по мере того, как она видела больше. Еще демоны притаились в засаде, поджидая его. Мальком был так изранен и находился в таком смятении, что не заметил их...

До тех пор, пока не менее двадцати демонов не окружили его. На самом крупном из них были великолепные доспехи и он был почти так же огромен, как Мальком. Остальные называли его Ронах. Судя по выражению лица, Мальком его презирал.

Они явились сюда из-за Малькома, для того, чтобы схватить его. Если Мальком был в бегах беглым, не явился ли этот до зубов вооруженный демон, чтобы арестовать его?

С ненавистью, кипящей в его ставших темными глазах, Мальком произнес что-то низким, полным злобы и жестокости, голосом.

Когда Ронах ответил насмешкой, Мальком кинулся на него, впечатав демона в дерево.

Но доспехи Ронаха выдержали атаку. И в отличие от Малькома, он и некоторые его люди могли перемещаться. Даже с той скоростью, которой обладал Мальком, он не мог сопротивляться такому количеству противников, в то время как они исчезали и появлялись снова, нанося ему всё новые и новые раны.

Не могу на это смотреть... Не могу смотреть...

После нескольких неудачных попыток, они набросили на него металлическую сеть, но демоны не могли его переместить, пока он так отчаянно сопротивлялся.

Как долго он еще сможет продолжать бороться? Он слабел - и сам ясно это понимал. Но Мальком все еще сражался с ними и мог бы скоро вырваться. Вдруг он замер. Его органы чувств были развиты лучше, чем у других. И он услышал, как Кэрроу зовет его, подходя все ближе.

Он пытался оценить ситуацию, его мозг лихорадочно работал. Её рот открылся от удивления, когда он прекратил сражаться. Он принял решение, намереваясь сдаться в плен.

Перед тем как они переместили его, он еще дважды взревел, чтобы заглушить ее пьяные возгласы. Затем они исчезли.

О, боги, нет.

Если Малькома схватили за то убийство, его скорее всего доставили в ближайший город. Она поспешно вскарабкалась на гору, чтобы с более удобной позиции рассмотреть город.

Вдалеке она увидела скопище строений, вздымающихся к горизонту. Если бы ветры дули сильнее, она бы их ни за что не разглядела.

Наверняка за цареубийство полагалась смерть. Ей нужно идти за ним. Даже не принимая во внимание тот факт, что она чувствовала себя чертовски виноватой за то, что ранила и обидела его, Мальком был ей нужен, чтобы освободиться самой и освободить Руби.

Итак, она собиралась пойти и спасти его только лишь для того, чтобы предать?

Ты действительно так равнодушна, Кэрроу? Не равнодушна, нет, но от нее зависела жизнь маленькой девочки.

Часть ее кричала: "Малькому я тоже нужна". В этот момент она дала себе обещание. Если Чейз сдержит слово, тогда она вернется за Малькомом.

- Клянусь Гекатой, я не успокоюсь, пока не освобожу его.

Кэрроу все сделает правильно. Просто для этого может потребоваться время...

Дав себе обещание, она сосредоточилась на более актуальной проблеме - засранце по имени Ронах.

Заклятие трезвости, которое она произнесла, обеспечивало тот вид отрезвления, который наступает по прошествии времени. А это означало, что сейчас Кэрроу мучило похмелье. А это в свою очередь означало...

Сегодня демоны умрут!

Как до них добраться? Между нею и городом была чертовски широкая пустыня. Ей придется потратить достаточно энергии для того, чтобы сделаться непобедимой. Ах да, и еще для того, чтобы пересечь пустыню.

Да, она использовала силу, чтобы подкрепить свое тело с Малькомом - и еще бльше энергии она затратила, чтобы напасть на него сегодня. Поэтому после долгой дороги у нее в запасе не оказалось бы достаточно сил, чтобы противостоять целому городу демонов.

Ей понадобится больше сил. И все будет зависеть от одной вещи.

Лучше бы Мальком Слэйн был рад ее видеть.

Глава 24

- Теперь ты прошел полный круг, Слейн, - произнес Ронах из-за двери темницы Малькома, той, в которой они с Калленом были заперты много лет тому назад, - И даже после всех этих веков, ты ничто.

Прищурив заплывшие кровью, распухшие глаза, Мальком схватился за тюремную решетку, гнев внутри требовал выхода. Ранее оружейник приказал охранникам избить его, но отказался встретиться с Малкомом один на один – даже несмотря на то, что теперь Ронах мог перемещаться.

- А ты все такой же трус, который всегда боялся меня.

Ронах пожал плечами и от этого движения загремели искусно выкованные доспехи.

- Твои насмешки ничего для меня не значат, поскольку мы оба знаем, что я выиграл. А ты, Скарб, всегда будешь проигрывать. Это может занять тысячи лет, но ты всегда потерпишь неудачу.

Никогда еще Мальком не жаждал убийства так, как сейчас. Потому что все сказанное Ронахом было правдой.

Я хотел жить с Кэрроу. И все.

Несмотря на мысли о разлуке со своей женщиной, которые сводили с ума – а он поклялся никогда с нею не расставаться – у него было одно утешение. Ронах ее не найдет. Значит выиграл я. К тому времени, как оружейник и его люди закончат пытать Малькома и вернутся в горы, чтобы начать работы, она уже давно уйдет.

Мальком так взбесил ее, что не было ни единого шанса, что она попытается последовать за ним. Как будто до укуса такой шанс был. Она сможет самостоятельно добраться до портала и уйти без него этой ночью. С силой, продемонстрированной сегодня, она будет в безопасности.

Мне бы хотелось увидеть ее мир. Чтобы его показала мне она.

Будет ли она гадать, что с ним стало?

Не важно. Он умрет здесь, а она будет в безопасности, вдали от этих демонов.

Концом костяного копья Ронах поковырял под когтем.

- Даже ты должен признать, что рожден для страданий. Чего я не понимаю, так это почему ты просто не покончил с собой. Сдается, что ты еще больший трус, чем я.

Однажды Каллен спросил его об этой воле к жизни, удивляясь ей, особенно в свете ранних тягот Малькома. Когда этим утром Мальком был доставлен в город, воспоминания о тюремном заключении и детстве навалились на него, пока он сам не начал удивляться тому, что выжил.

Пытки и боль, бесконечное одиночество.

В этой самой камере, он был заперт в ловушке с телом своего лучшего друга в течение нескольких дней. Брат, которого он убил…

Никогда ни о чем он не сожалел так сильно. Еще до своего освобождения, Мальком осознал, что действия Каллена не были предательством, как он думал, принц просто придал рациональное направление происходящему.

Лучшие мужчины выживают, низших приносят в жертву.

За четыреста лет Мальком не достиг ничего. Кален мог добиться много большего.

Но теперь Мальком понимал, если бы не его воля к жизни той ночью, ему никогда не узнать свою ведьму, не оказаться здесь, чтобы спасти ей жизнь.

Он представил Кэрроу, улыбающуюся ему из-за своих черных локонов. Каким-то образом Мальком смог продержаться достаточно долго, чтобы защитить самую изысканную из всех рожденных женщин, доставить ей удовольствие. Я наслаждался ее криками мне на ухо, и оберегал ее до конца.

О, Боги, насколько легче для него было бы пережить свое прошлое, зная, что в будущем будет она, пусть и так недолго.

Той ночью, давным-давно, Мальком не был готов умереть за Каллена, но ради ведьмы…

Я сделаю это с радостью.

Мальком расправил плечи.

- Ты ничего не знаешь о моей жизни, Ронах, - произнес он самодовольно.

- Я знаю, что она подходит к концу, - ответил Ронах, поворачиваясь, чтобы позвать охрану, - Пора.

Пора начинать изнурительный ритуал. Со мной в качестве жертвы. Тем не менее, даже сейчас Мальком жалел только об одном.

Он нарушил клятву, данную Кэрроу.

Он привел ее в ярость. И у него не было слов объяснить, что укусил ее, потому что отдал ей свое сердце. Как никак, это было заявление на нее претензий.

Он хотел от нее что-либо взамен.

40
{"b":"147739","o":1}