ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэрроу осматривала демонический город с отвращением.

На это плоскогорье не задувал ветер, что должно быть хорошо, но воздух пах омерзительно. А без вздымающейся пыли, солнце палило нещадно. На улицах валялись выбеленные кости и рогатые черепа.

Большинство домов превратилась в руины, их кирпичи раскрошились, а дерево потрескалось.

Даже при всей силе оставшейся у Кэрроу магии, пересечение этой ненавистной пустыни заняло у нее несколько мучительных часов. И каждый из них, все больше наполнял ее уверенностью, что демоны захватили Малкома, чтобы казнить.

Я никогда себя не прощу, если опоздаю.

Вниз по главной улице, она заметила толпу, собравшуюся вдалеке. Из последних сил, она укрыла себя чарами так, что казалось, будто ее тело и волосы закутаны в плащ. Под ним украсила себя роскошным шелковым платьем, золотыми украшениями и даже короной.

Если ей придется иметь дело с демонами из классового общества, то необходимо выглядеть богато и быстро отдавать приказы.

В этом мире хозяин/раб, возможно, ей даже придется вести себя так, словно она владела Малькомом. Разве не владелец должен вершить суд над своей собственностью. Возможно она сможет потребовать его освобождения под свою ответственность.

И это говорит цыпочка, проводящая выходные в Исправительном Приходе.

Прикрывшись, она поспешила к толпе. Демоны собрались вокруг окровавленного помоста, сооруженного из камней. В центре находилось что-то, выглядящее как платформа для погребального костра, кроме того, к ней прилагались наручники. На заднем плане виднелись громадные статуи рогатых существ, вероятно представляющие собой демонических богов.

У подножия погребального костра лежали груды почерневших костей, а обугленные руки и ноги гнили в наручниках. Руки сжаты в кулаки, ноги подогнуты.

Тротанцы сжигали жертв заживо. Такую участь они готовят Малькому? Только через мой труп.

У жителей, собравшихся на это жертвоприношение, были такие же бегающие глаза, как у Асмодела, и она ощущала в них извращенное удовольствие при мысли от предстоящей казни.

И это те демоны, которых она некогда хотела найти, чтобы объединиться с ними? Ни в коем случае она не смогла бы доверить будущее свое и Руби этим хренам.

Она чувствовала грязь исходящей от них силы, от их садистский радости. Но сделала усилие, позволяя толпе начать подпитывать себя.

Когда она заметила пол дюжины вооруженных мужчин, ведущих к помосту Малькома, облегчение накрыло ее от того, что затала его живым.

Следом за этим, ярость, направленная на демонов вернулась в десятикратном размере. Мальком был избит, и его тащили прямо на солнце. Свет здесь еще не был достаточно сильным, чтобы убить Малькома сразу, но он был явно истощен, кожа покрылась волдырями.

Она стала пробираться к нему сквозь толпу. Но Тротанцы были огромными и неподвижными.

Шестеро вооруженных мужчин потащили его сквозь толпу безумных демонов, наносивших ему удары костяными копьями. И в конце концов они ожидали, что он сгорит живым?

Мальком должно был знал, какая судьба ему уготована, и тем не менее сдался Ронаху.

Чтобы защитить меня.

Вооруженные люди подвели его к краю помоста, где стояла плаха. Вынуждая преклонить колени рядом, приковали его к камню, скрепив вместе концы древнего на вид замка.

Она прозондировала его. Естественно узы Малькома были магически укреплены. Открыть их можно, но это займет некоторое время.

На лице Малькома было смирение, даже когда стража опустила его голову на плаху и подняла топор.

- Что это за херня? – обратилась она к ближайшей к ней группе демонов.

Они сердито уставились на нее, не понимая. Она нуждалась в новых, переводящих заклинаниях, но для этого требовалось очень много сил…

Топор опустился прежде, чем она смогла отреагировать. Они отрезали один из его рогов.

Несмотря на то, что Малком не издал ни звука, его тело содрогнулось в оковах, в голубых глазах светилась покорность.

Охрана быстро вернула его голову на плаху. Ее живот скрутило, когда они отрезали второй. Она знала, что рога отрастут, но потеря даже одного – что гораздо меньше, чем два – должно быть очень мучительно.

Эти пытки переполнили демонов радостью. Она стиснула зубы, когда грязная сила потекла в нее.

Мальком продолжал смотреть прямо перед собой, врожденная гордость застыла на его лице. Она не чувствовала исходящего от него стыда. Что значило, что либо он не сделал ничего плохого, либо был матерым убийцей.

Кэрроу хотела бы поверить последнему, это сделало бы ее задачу легче. Но не могла. Она смотрела на него там, в цепях, с израненным телом.

Он был много лучше этих людей. Малком благороден.

Если он убил их принца, значит парень сам напросился.

Малком должно быть учуял ее, потому что застыл, звеня цепями. Затем она получила удар чего-то, вроде абсолютной радости.

Она покачнулась и пробормотала:

- Вааааааау.

Однако на смену этой эмоции сразу же пришла беспомощная ярость.

Подарочки - не отдарочки, демон. Она прибавила всплеск чистой, фармацевтически качественной вемонской радости. Восхитительная сила наполнила ее. Этого достаточно для нескольких одновременных заклинаний, а она нуждается в них всех – защитное, языковое и поддерживающее чары. Пока она поспешно творила заклинания, демон, возглавлявший захват Малькома поднялся на эшафот, с ног до головы закованный в броню, за исключением шлема.

От этого Ронаха несло неискренностью вперемешку с тщеславием. И она не думала, что тот когда-либо был более счастлив. Я возьму немного этого – и тогда я уничтожу тебя твоим собственным восторгом.

После того, как неистовые крики толпы утихли, Ронах обратился к ним:

- Бла-бла-бла, МАЛЬКОМ СЛЕЙН бла-бла.

Несмотря на то, что Ронаха она не понимала – пока – она знала, все, что он говорит было неправдой.

Она не помнила, когда в последний раз была в таком бешенстве. Добрый совет тебе, Ронах. Никогда не зли ведьму с похмельем.

Или поплатишься за это головой.

Глава 25

Я надеру ей за это задницу.

Как, черт ее побери, Кэрроу оказалась здесь, преодолев пустыню? Мальком был уверен, что оградил ее от своих врагов.

Он думал, что взгляд больше никогда не упадет на нее, смирился с этим. Ждал, что она вернется домой, без оглядки войдя в портал.

Тогда как для него, почувствовать ее запах снова…

Глупая женщина! Он подавил желание закричать, чтобы она бежала отсюда, он должен вести себя так, словно она его не заботит. Не должен дать Ронаху этот козырь.

Иначе ее используют, чтобы наказать его. Мальком не мог представить более эффективной пытки.

В лучшем случае они заберут ее в рабство. Это была бы удача для нее.

Черт побери, зачем она пришла? Он вытянул голову, чтобы видеть ее лучше, оковы врезались в шею, но его это не беспокоило.

Она укрыла тело и волосы роскошным плащом, и казалось, плыла сквозь толпу, которая начинала расступаться перед нею.

Движения ее были необычными – слишком плавными и в то же время агрессивными. Мальком сглотнул, когда она приблизилась. Ее блестящие ботинки… не касались земли.

Впервые он смог поверить, что она была одной из жутких ведьм из древних сказок, которые варили сердца мужчин и готовили ядовитые зелья – все ради денег.

Когда она проплыла вверх по ступенькам, он прорычал:

- Кэрроу, покинь… это место.

Но его рот слишком пересох, чтобы разговаривать.

Вместо этого, она остановилась рядом с ним. Когда она сбросила плащ, толпа затихла. Он онемел.

На ней была одежда, подобающая императрице, а также крона. Несмотря на то, что солнце обжигало глаза, он не мог оторвать взгляда. Свет отражался от ее блестящих черных волос. Ее бледная кожа светилась среди всей этой грязи.

Зеленые глаза грозно блестели. Она была так красива, но в то же время казалась смертельно опасной.

Малькома охватил благоговейный страх.

41
{"b":"147739","o":1}