ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Никогда хозяин не видел насколько я презирал его. И, тем не менее, он, в конце концов, выгнал меня голодать на улицу. Я был ошеломлен, не мог понять, что я сделал не так. Прошло много лет, прежде чем я осознал, что стал слишком высоким и большим, чтобы доставлять ему удовольствие.

- Ч-что случилось потом?

- Я исцелился, я выжил. Как-то мое тело стало даже крепче. Но мой разум никогда не был здоровым. Я знал, что должен был убить его. - Он начал говорить монотонным голосом, как будто читал журнал событий. Но она могла чувствовать боль, которую он так глубоко похоронил. - Последней вещью, которую мастер видел в своей жизни, было мое лицо. После этого я убил много вампиров. Я не любил делать ничего больше. Вскоре принц Каллен услышал обо мне. Мы стали друзьями.

Бормоча, Мальком добавил:

- Я не мог поверить, что он хотел быть моим другом. У меня никогда не одного не было прежде. Или с тех пор.

Не плачь за него - он возненавидит тебя за это.

Подождите, они были друзьями? Кэрроу, боялась услышать больше, зная окончание этой истории из досье: Мальком просто убил Каллена.

- Каллен знал о моем низком происхождении и что я был рабом. Но это не имело значение для него. Он был первым человеком, которому было не плевать жив ли я или умер. В течение многих лет мы боролись с вампирами, рядом как братья, пока мы не были захвачены из-за предателя - Оружейника Ронаха.

Ронах? Тогда он умер слишком быстро.

- Лидер вампиров, Вайсрой, превратил Каллена и меня в мерзость. Скарб. Затем он заключил нас в тюрьму без еды - или крови. Он сказал нам, что только один из нас когда-нибудь покинет эту клетку. Тот, кто утолит свою жажду, или тот, кто убьет.

Ненависть к тем давно умершим вампирам кипела внутри Кэрроу. Как много Мальком страдал от их рук.

- Каллен был не столь сильным, как я, не смог голодать. Он нуждался в крови больше, чем я. Я должен был понять это тогда, должен был дать ему то, в чем он нуждался. Я никогда не сожалел о чем-то больше, чем о том, что я сделал в тюрьме той ночью.

- Он пытался пить из тебя?

Таким образом, принц уступил жажде крови и обратился против человека, который уважал его, который любил его. И Мальком думал, что он не прав.

- Конечно, он пытался пить из меня! Мы были обезумевшими от жажды. Каллен был моим лучшим другом, и я уничтожил его.

- Мальком, он не оставил тебе выбора.

- Всегда есть выбор.

- Ты только что сказал, что вы обезумели от жажды.

- Я не пил из него, ведьма - я убил его, потому что я думал, что он предал нашу дружбу. Я никогда не пил не из кого до тебя.

Никогда до меня? Он сопротивлялся так долго?

- Как ты сбежал от Вайсроя?

- Он хотел, чтобы я стал верным Орде, стал больше вампиром чем демоном. Он пытался заставить меня пить из демонов. Я сопротивлялся в течение многих лет, выдерживал его мучения. Но однажды ночью, он преподнес мне шею мальчика демона, который был такого же возраста, как и я, когда я впервые отдал кровь. Я мог ощутить страх ребенка, мог учуять его, и это чувство было настолько знакомым. Гнев, такой, который я прежде не знал, поднялся во мне, и я уступил ему. Я вырвался на свободу, убив того вампира.

Мучения? В течение многих лет? И затем она передала Малькома Чейзу для более....

- Последней появилась Кэрроу Грей, - сказал он мягко, голосом, полным угрозы, - ведьма столь же красивая, сколь и лживая. Она заставила меня заботиться о ней, затем обманула меня, заманивая меня в ловушку, еще раз в рабство.

Ах, боги, он считает, что она не лучше, чем другие.

- Любой, кто хоть раз предал меня заплатил своей жизнью. Голыми руками, я убил хозяина, Вайсроя, Каллена и Ронаха.

- А твоя мать?

- Когда я вырос, я посетил ее лачугу, чтобы показать ей, чего я сам добился, чтобы заставить ее пожалеть. Когда она подала мне отравленный напиток, я заставил ее закончить чашу.

Сердце Кэрроу упало, когда она узнала, что Мальком вернулся, чтобы увидеть ту демоницу. Он все еще искал любовь матери, даже если он не понимал это ни тогда, ни сейчас. И его мать ответила на его тоску смертельным ядом.

Мальком не правильно истолковал ее молчание.

- Это не меньше, чем она заслужила! Сейчас все они мертвы, кроме тебя.

- Т-ты хотел убить меня?

Его пристальный взгляд задержался на ней.

- Я думал об этом. Если бы ты не была предназначена мне судьбой, я бы сделал это.

Сейчас она понимала его гораздо лучше. Его реакцию во время ванны в Обливионе. Почему он не хотел оплодотворить ее.

Как он мог доверить Кэрроу своего ребенка, когда его оставили родители, и с ним обходились жестоко снова и снова? Его собственная мать продала его в качестве раба и попыталась убить его. Почему он должен ожидать другого от Кэрроу?

Кэрроу никогда прежде не знала столь же мало доверяющего другим существа, как Мальком. А она предала его, мужчину, чей характер был закален предательством.

Она взглянула на его запястья. Там на внутренней стороне были глубокие шрамы. И я снова вскрыла их.

- И что теперь ведьма думает о своем муже?

Глава 43

Мальком приготовился увидеть её отвращение, хотя осознавал, что ему должно быть наплевать, что она думает. Она обманула его.

Но всё же демон жалел о том, что рассказал ей всё, наблюдая за тем, как она пытается подобрать слова. Он не сможет принять её отвращение, он просто не вынесет этого.

- Я очень ценю то доверие, которое ты мне оказал, рассказав о своём прошлом, - наконец сказала она. - Это многое объясняет. Но никак не влияет на мои чувства к тебе.

Он резко выдохнул, не осознавая, что до этого сдерживал дыхание. Но потом его гнев разгорелся с новой силой.

- Как ты можешь так говорить? - отрезал он. - Твои слова - ложь, ты снова врешь мне. Как ты можешь не чувствовать отвращения ко мне после всего?

- Но это так. Я чувствую лишь боль от того, что тебе пришлось пережить, мне бы очень хотелось облегчить твои страдания, но мои чувства к тебе ни сколько не изменились.

Может она не поняла, как это было ужасно. Какими низкими и бесчестными были мои поступки.

- Я копался в мусорных отбросах, чтобы найти поесть. Я убил своего лучшего друга, единственного человека, который хорошо ко мне относился за всю мою жизнь. - Он продолжил хриплым голосом, - Когда хозяин насиловал меня, я делал вид, что наслаждаюсь каждой секундой происходящего и страстно желаю всего, что бы ни сделал он или его друзья.

Но она не отвела взгляд, когда услышала это, её глаза увлажнились.

- Мне так жаль, что я не могла вытащить тебя оттуда, не могла спасти тебя от него.

Мальком вскочил на ноги.

- Да что с тобой такое, женщина? - Он нервно провел рукой по лицу. - Нет, постой, я знаю. Ты ведешь себя со мной так же, как я когда-то со своим хозяином. Изображаешь любовь, чтобы получить защиту, не показывая своего отвращения ко мне.

- Я ничего не изображаю, демон! Ты был ребенком! Ты делал всё, чтобы выжить. И слава Богам, что делал. Ты вырос и превратился в самого благородного и храброго человека из всех, что я знаю. Из-за твоей силы и воли к жизни ты оказался здесь, чтобы спасти меня и невинную маленькую девочку от верной смерти.

Благородного? Мальком покачал головой, отрицая её слова.

- Ты говорила ,что смертные хотели заполучить меня, Скарба, потому что я уникален. Возможно, если бы не я, то тебя с Руби и не схватили бы.

- Может быть я была пешкой, но думаю, что Руби они хотели заполучить в любом случае. Так или иначе, они всё равно поймали бы её. И если не ты, она бы умерла той ночью. Почему ты не помнишь о таких своих поступках, как этот? - Она посмотрела на небо, а потом её взгляд снова вернулся к нему. В глазах её застыла решимость. - Я сожалею, что тебе причинили боль, но я вовсе не сожалею, что меня послали за тобой. Сама мысль о том, что я никогда бы не узнала тебя, причиняет мне невероятную боль.

Он сжал кулаки. Эта мысль причиняет боль и мне тоже. Что же ему сделать, чтобы избавиться от своих сомнений, закручивающих его кишки в тугой узел?

69
{"b":"147739","o":1}