ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ладно, я пошла. Будете уходить, просто хлопните дверь, ладно?

— Да, Келли, спасибо.

— Я там в ванной полотенца для вас повесила, а с завтраком сами разберетесь.

— Еще раз спасибо!

— Не за что! Пока!

Они услышали, как за Келли захлопнулась дверь. Кевин притянул Шэрон к себе и обнял. Может быть, Шэрон права. Может быть, им действительно стоит уехать, когда все это закончится. Но это, наверное, случится нескоро. Между «сейчас» и этим «потом» пока еще целая вечность.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Инспектор Уэлш вошел в кабинет и остановился, глядя в лицо своему врагу.

Во взгляде Ли читалась ненависть, которой не было выхода. Он ненавидел полицию, ненавидел всегда и всегда будет ненавидеть. Он не собирался разговаривать с этим коппером.

Уэлш, со своей стороны, собирался поведать Ли о тех сведениях, что сообщили ему Кевин Мюррэй, Джо Фрэнсис и Иан Смит. Теперь он знал о Ли все, что только можно, и хотел рассказать тому, что засадят его надолго.

— Присаживайся, Джонс. Нам нужно кое-о-чем поговорить.

— Пошел ты! Мне с тобой не о чем разговаривать!

Уэлш сел и закурил.

— Устраивайся поудобнее. У меня весь день впереди, и я совершенно свободен. Так что присядь все-таки.

— У вас на меня ничего нет!

— Это ты так думаешь. Да сядь же!

Стоявший за спиной Ли сержант Маккензи силой усадил его на стул. Ли стряхнул его руки, вытащил сигарету из лежащей на столе пачки, поискал взглядом зажигалку, но не нашел. Уэлш протянул ему свою.

— Не это ищешь?

Ли выхватил ее из его рук.

— А теперь, раз ты все-таки соизволил присесть, давай начнем.

Уэлш включил диктофон и уставился на Ли, широко расставив локти.

Ли ответил таким же прямым взглядом, уверенный, что Уэлш не знает ничего серьезного. Он может сколько угодно изображать из себя Шерлока Холмса, как тогда с Кевином, но раз Кевин справился, то справится и он!

Кевин с Шэрон стояли в уютной ванне Келли. Шэрон медленно вытирала его, надеясь втайне, что он займется с ней любовью.

Кевин взял полотенце из рук Шэрон и обмотал его вокруг пояса, потом поцеловал ее в лоб, улыбнулся и вышел из ванной.

Шэрон вздохнула, осознав, что хочет слишком многого, и отправилась следом. Когда она вошла в гостиную, Кевин уже натягивал джинсы.

— Господи! Как же хочется одеть что-нибудь чистое! — сказал он.

— Угу! И как следует отоспаться!

— Компания тебе не нравится?

— Ой, Кевин, я не это имела в виду! Я хотела сказать, поспать в нормальной кровати!

— Тогда ладно, — сказал он. Они рассмеялись, продолжая одеваться.

— Интересно, что сейчас происходит в полиции?

— Не знаю, Шэрон, и мне уже вес равно.

— Его же посадят, да?

— Да не знаю я! Не могли бы мы сменить тему?

Шэрон заметила, что он отвернулся к окну.

— Прости.

— Похоже, наша машина приехала. Ты готова?

— Да, почти. Нужно только оставить записку Келли, сказать ей спасибо.

— Неплохая идея. Вы, бабы, обо всем успеваете подумать.

— Да ладно, я не такая уж милая и хорошая.

— Что ты говоришь! — Кевин обнял ее сзади, стиснув ее груди.

— Тихо ты! — Шэрон дописала записку, повернулась к Кевину лицом и поцеловала его. Автомобильный сигнал заставил их оторваться друг от друга.

— Наша машина? — спросила она.

— Да, Шэрон, пошли!

Сначала они заехали к себе по домам, за вещими на несколько ближайших дней. Кевин запихал в рюкзак свои костюмы от Yves Saint Laurent, проклиная все на свете. Что бы там ни говорил Уэлш, он не собирался сидеть без работы.

А Шэрон взяла несколько отгулов. Ее босс все равно был в отпуске, в его отсутствие работы у нее практически не было. Да и другие референтки всегда были готовы помочь в таких случаях.

Машина остановилась у шикарного дома в Эссексе.

— Ни фига себе! Твоя сестра живет здесь? — размеры жилища удивили Кевина.

— Круто, да?

— Еще бы! Ее папаша, должно быть, прилично зарабатывает.

— Он менеджер в банке. Крисси даже смогла уволиться, когда забеременела.

— Неплохо.

Они вылезли из машины и проследили взглядом, как она разворачивается в сторону Лондона.

— Шэрон! Шэрон!

Шэрон обернулась; ее двоюродная сестра направлялась к ним по дорожке через сад.

— Как дела, Крисси?

— У меня отлично, а у тебя-то как? Что там делается-то, в миру? Мне можно рассказывать все! — Девушки рассмеялись.

— А это, должно быть, Кевин?

— Ах да, Крисси, извини. Кевин, это моя двоюродная сестра Крисси. Крисси, это мой новый …э …бойфренд Кев. — Крисси краем глаза глянула на Шэрон, но тут же перевела взгляд на Кевина.

— Кевин, вы можете называть меня так же запросто — Крисси.

— Спасибо, что не отказались приютить нас.

— Не стоит благодарностей. Ради своей сестры я готова на все. Идемте в дом, я покажу вам комнату, а потом поставим чайник, и вы мне обо всем расскажете.

Шэрон и Крисси незамедлительно погрузились в болтовню о том о сем, и Кевину оставалось только тащится с сумками в руках позади. Судя по весу, Шэрон собрала с собой все, разве что кроме кухонной раковины — и это на пару дней! У ее сестры что, этого всего взять нельзя было?, думал Кевин, сгорбившийся под тяжестью багажа. За каким чертом тогда нужны все эти сестры?

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

— Шэрон, ты готова? Такси уже здесь!

Стоя в гостиной, Кевин разглядывал из окна черную машину, остановившуюся на улице. Он поправил воротник, тот казался слишком тугим и неудобным. Потом он окинул взглядом комнату, подумав при этом, как сильно она изменилась с тех пор, как к нему переехала Шэрон. Все вокруг было чисто и убрано, мебель переставлена. Вначале, когда Шэрон только начала здесь хозяйничать, ему это не слишком понравилось — в конце концов, это его дом и его вещи — но потом он смирился. Кроме того, как она говорит, места стало больше.

— Еще минутку!

Шэрон закончила макияж и встала. Оглядела себя с ног до головы в зеркале. Она уже три раза переодевалась, но ей по-прежнему казалось, что что-то не так. Хотя теперь все равно уже поздно. Такси уже приехало, и Кевин взбесится, если она попросит его подождать еще.

Она вздохнула и расправила одеяло на кровати. При воспоминании о том, как они все это покупали, она улыбнулась. Кевин, похоже, еще не оправился от того, сколько они потратили денег.

— Шэрон?

— Иду!

Шэрон подхватила сумочку и выбежала в гостиную, но Кевина там уже не было, он ждал ее в холле. Она улыбнулась ему и поцеловала в щеку.

— Все будет хорошо, не волнуйся.

— Надеюсь, черт возьми! Пошли, нам лучше не опаздывать.

Поездка в такси прошла в полном молчании. Водитель пытался завязать разговор, но ни Кевин, ни Шэрон не отвечали. Они держались за руки и иногда бросали друг на друга короткие взгляды, но не говорили ни слова. Все, что нужно, уже было сказано, пока они жили у сестры Шэрон.

Им пришлось прожить у нее несколько недель, прежде чем инспектор Уэлш решил, что ситуация нормализовалась. Из-за тяжести преступлений, в которых он обвинялся, Ли не выпускали под залог; кроме того, немецкие власти требовали его выдать, чтобы привлечь к ответственности за убийство немецкого подростка.

Остальных членов фирмы также вызвали для дачи показаний, и некоторым были предъявлены обвинения в совершении различных правонарушений — от организации и участия в массовых беспорядках до создания преступного сообщества и участия в его деятельности. Всем им, включая Кевина, было запрещено появляться на Стэмфорд Бридж пожизненно. Хотя теперь, после ареста Ли, для Кевина это уже не имело значения.

Он скучал по футболу, даже по стычкам с врагами. В воскресных газетах Кевин всегда читал футбольные отчеты, так что он знал, что происходит в клубе, за который он болел всю свою жизнь.

24
{"b":"1478","o":1}