ЛитМир - Электронная Библиотека

Шеррилин Кеньон

Ночные удовольствия

(Тёмные Охотники — 2)

Древняя греческая легенда 

Воспитанный в условиях необычайного богатства, Кириан Трасейский владел обаянием и харизмой так же уверенно, как и мечом. Бесстрашный и отважный, он правил миром, окружающим его, и не знал ничего, кроме самой страстной стороны своей натуры.

Горячий, дикий и неутомимый, он беспечно прожигал жизнь. Он не знал страха и ограничений. Мир был чашей, которую он поклялся выпить до дна.

Обладая силой Ареса, лицом и телом Адониса и чувственными дарами Афродиты, он привлекал внимание любой женщины, видевшей его. Они хотели обладать им, мечтали заполучить гордого воинственного принца, прикосновение которого, по слухам, вызывало ощущения, близкие к тем, что женщина получала, стоя у самых ворот рая.

Однако он был мужчиной, сердце которого нелегко приручить.

Мужчиной, который жил мгновением, жил для своего удовольствия, для страстного исполнения всех своих желаний. Он любил получать и дарить наслаждение.

Те несколько избранных, которым удалось провести с ним ночь полную экстаза, смотрели свысока на тех, кто мог лишь мечтать о прикосновении к его совершенному телу.

Ибо он был страстью. Желанием. Всем, что чувственно и горячо.

Как прирожденного воина его уважали и боялись все, кто слышал о нем. Во времена, когда Римская Империя была непобедима, он с геройским ликованием в одиночку отразил атаку римлян, завоевав богатство и славу своему имени и родине.

Некоторое время о нем говорили, как о человеке, который будет править миром.

До тех пор пока жестокое предательство не сделало его Правителем Ночи.

Теперь он блуждает среди теней, между Жизнью и Подземным миром. Не человек и не зверь, он нечто совершенно иное.

Он — Одиночество. Он — Тьма.

Он — тень в ночи.

Одинокий дух, не знающий покоя, чья судьба — спасать тех самых смертных, которые отвергают и боятся его. Он не сможет познать отдыха и мира до тех пор пока не найдет женщину, которая не предаст его. Чистое сердце, которое сможет преодолеть его темную сторону и вернуть его к свету.  

ГЛАВА 1

— А я говорю, надо посадить его на муравейник и забросать маринованными огурцами.

Аманда Дэвро рассмеялась над предложением Селены. Старшая сестра всегда могла ее рассмешить, какая бы трагедия не случилась. Именно поэтому холодным воскресным днем она сидела на Джексон Сквер за столом Селены, предназначенном для гадания по руке и картам Таро, вместо того, чтобы лежать в постели с одеялом, натянутым на голову.

Все еще улыбаясь от мысли о миллионах муравьев, вгрызающихся в мягкое, рыхлое, словно тесто, тело Клиффа, Аманда окинула взглядом туристов, даже в этот серый ноябрьский день бродящих толпами по достопримечательностям Нового Орлеана.

Запах горячего кофе с цикорием и пончиков доносился из «Кафе дю Монд» напротив, пока машины с жужжанием проезжали в нескольких метрах от нее. Мрачно-серые облака и небо соответствовали тягостному настроению Аманды.

Большинство лоточников с Джексон Сквер не видели нужды ставить киоски в зимний период, но ее сестра Селена считала свой стол медиума таким же сокровищем Нового Орлеана, как и Собор Святого Луи позади.

И это было еще то сокровище…

Дешевый карточный столик был скрыт под плотной пурпурной тканью, которую их мать сшила с использованием «особых» заклинаний, известных только их семье.

Мадам Селена, Госпожа Луны, как Селена была известна, сидела за ним, одетая в струящуюся зеленую замшевую юбку, пурпурный вязаный свитер и длинный черный с серебром плащ.

Странный наряд ее сестры довольно сильно контрастировал с вылинявшими джинсами Аманды, ее розовым свитером крупной вязки и бежевой лыжной курткой. С другой стороны, Аманда всегда предпочитала одеваться неброско. В отличие от своей чересчур яркой семьи, она ненавидела выделяться. Ей больше нравилось смешиваться с окружением.

— Я покончила с мужчинами, — сказала Аманда. — Клифф был последней остановкой автобуса, идущего в никуда. Я устала тратить на них свое время и энергию. С этого момента все свое внимание я буду отдавать бухгалтерскому делу.

Селена скривилась от отвращения, тасуя свои карты Таро.

— Бухгалтерия? Ты уверена, что ты не подкидыш?

Аманда выдавила невеселый смешок.

— Вообще то я уверена, что я подкидыш. Только хотелось бы, чтобы моя настоящая семья нашла меня до того, как станет слишком поздно и часть вашей странности передастся мне.

Селена рассмеялась, раскладывая пасьянс из карт Таро.

— Знаешь в чем твоя проблема?

— Я слишком строга и «правильна», — сказала Аманда, используя слова, которыми ее мать и восемь старших сестер чаще всего называли ее.

— Ну, и это тоже. Но я думаю, что тебе стоит расширить свои вкусы. Перестань западать на этих скучных придурков в галстуках, плачущихся своим мамочкам на то, что у них нет никакой жизни. Тебе, моя сестренка, нужна сексуальная встряска с мужчиной, который заставит твое сердце биться быстрее. Я имею ввиду с по-настоящему диким и безудержным.

— С кем-то вроде Билла? — спросила Аманда с улыбкой, думая о муже Селены, который был даже более «правильным», чем Аманда.

Селена покачала головой.

— О нет, тут другое. Смотри, это я дикая и безудержная и это не дает ему скучать. Вот почему мы созданы друг для друга. Мы достигли баланса. У тебя же баланса нет. Ты и твои парни склоняете весы в сторону Царства Скуки.

— Эй, мне нравится, когда мой мужчина скучен. На них можно положиться и не волноваться, что у них внезапно случится передозировка тестостерона. Да и в любом случае, я — не первая красавица.

Селена фыркнула, перебирая карты.

— Кажется, тебе надо записаться на пару сеансов к Грейс.

Аманда усмехнулась.

— Конечно, как будто мне нужны советы по поводу мужчин от сексопатолога, которая вышла замуж за греческого раба секса, вызвав его из книги. Нет, спасибо.

Несмотря на эти слова, Аманде действительно нравилась Грейс Александер. В отличие от обычной толпы сумасшедших друзей Селены, Грейс всегда была разумной и успокаивающе нормальной.

— Как она, кстати?

— Хорошо. Никлос начал ходить два дня назад и теперь всюду лезет.

Аманда улыбнулась, представив очаровательного светловолосого малыша и его сестру-близняшку. Ей нравилось, когда Грейс и Юлиан позволяли ей понянчиться с ними.

— Когда ей снова рожать?

— Первого марта.

— Готова поспорить, они взволнованы, — произнесла Аманда, почувствовав легкий укол зависти. Ей всегда хотелось дом полный детей, но в двадцать шесть ее перспективы были безрадостными. Особенно учитывая, что она не могла найти мужчину, желающего завести детей с женщиной, вся семья которой не дружила с головой.

— Знаешь, — сказала Селена с задумчивым видом, который заставил Аманду сжаться. — У Юлиана есть брат, который тоже был проклят на заключение в книгу. Ты могла бы попробовать…

— Сразу нет, спасибо. Помнишь, я из тех, кто ненавидит всю эту паранормальную чушь. Я хочу милого, нормального, человеческого мужчину, а не какого-то там демона.

— Приап — греческий бог, а не демон.

— Для меня разница не большая. Поверь, мне хватило жизни с вами девятью, накладывающими заклятья и делающими всю эту фокус-покусную чепуху. Я хочу нормальной жизни.

— Нормальность — это скучно.

— Не говори «гоп», пока не попробуешь.

Селена расхохоталась.

— Однажды, сестренка, тебе придется принять другую половину своей крови.

Аманда проигнорировала эти слова, когда ее мысли вновь обратились к бывшему жениху. Она действительно думала, что Клифф был создан для нее. Милый, тихий клерк с заурядной внешностью, занимающийся вводом данных — он действительно подходил ей.

1
{"b":"147923","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Отшельник
Игра Кота. Книга четвертая
Приманка для Цербера
Моя Марусечка
Сумеречный Обелиск
Иди к черту, ведьма!
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Другой Ледяной Король, или Игры не по правилам (сборник)
Подсказчик