ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дитя двух семей. Приемный ребенок в семье
Лето ночи
Убийство Командора. Книга 1. Возникновение замысла
Как мысли притягивают деньги. Открой секрет миллиардеров!
Расходный материал
Под итальянским солнцем
Чужие небеса
Пламя и кровь
Спаситель и сын. Сезон 3

Аманда не знала, через что пришлось пройти Кириану, но не собиралась клеймить его до тех пор, пока всего не узнает.

— Скажи, Юлиан, а есть ли способ вернуть Темному Охотнику его душу?

— Да, но это очень редко кому удается, и каждый тест абсолютно уникален.

— Это означает, что ты не можешь сказать мне, как освободить Кириана.

— Это означает, что я не имею ни малейшего понятия, как это можно сделать.

Аманда кивала, пока в ее голову не пришла другая мысль.

— А Темные Охотники тоже вынуждены пить кровь?

— Нет, первоначально, будучи людьми, они не обязаны этого делать. Плюс ко всему, если им придется заботиться о поисках крови, это может помешать им охотиться на Даймонов.

— Тогда зачем им клыки?

— Чтобы эффективно выслеживать и убивать Даймонов, они были наделены теми же животными чертами. Клыки — это неотъемлемая часть набора.

Это было разумно.

— Именно поэтому солнечный свет губителен для них?

— Вроде того, но в случае с Темными Охотниками более важно то, что они служат Артемиде, богине луны и являются анафемой[20] для Апполона.

— Это же несправедливо.

— Боги редко таковыми бывают.

Несколько часов спустя Кириан сидел в машине, проклиная свои предательские мысли.

Он все еще видел Аманду. Слышал звук ее нежного, мягкого голоса. Чувствовал ее тело, прижатое к нему, и ощущал упругую грудь в своих руках.

Столько времени прошло с тех пор, как он вот так желал женщину. Кириан думал, что изгнал эту часть себя, в ту ночь, когда стал Темным Охотником.

С течением веков, он лишь изредка чувствовал случайное влечение к женщинам, но научился контролировать и глубоко прятать его.

А теперь эти давно забытые ощущения пробудились от прикосновения искусительницы, смертельно опасной для его благополучия. Мысли об Аманде отвлекали Хантера. Приносили мучения.

Его влечение к ней балансировало на грани отчаяния.

Почему? Что такого было в этой женщине, отчего он так сильно жаждал близости с ней? Темный Охотник не знал об Аманде ничего, кроме того, что у нее было потрясающее чувство юмора и способность великолепно держаться в опасных ситуациях.

И все же его тянуло к ней, как к никакой другой женщине. Даже к жене.

Во всем этом не было никакого смысла.

Заглушив мотор, Кириан выбрался из машины и зашел в дом. Он бросил ключи на кухонный стол и замер. В доме стояла полная тишина, нарушаемая лишь легким щелкающим звуком, доносящимся сверху.

Кириан прошел через темные комнаты, поднялся по резной лестнице красного дерева и оказался перед своим кабинетом. Свет просачивался сквозь закрытую дверь, падая на персидскую ковровую дорожку.

Он бесшумно повернул ручку и открыл дверь.

— Ник, какого черта ты тут делаешь?

Громко выругавшись, его оруженосец выпрыгнул из вращающегося кресла.

Кириан подавил смешок при виде человека ростом в метр девяносто, готового его убить. Голубые глаза сверкнули огнем, когда тот вздернул подбородок, серьезно нуждающийся в бритье. Ник запустил руку в темно-каштановые волосы, спускавшиеся на плечи.

— Блин, Кириан, когда ты научишься издавать хоть какой-то звук при ходьбе? Ты меня чертовски напугал.

Кириан равнодушно пожал плечами.

— Я думал, ты хотел уйти пораньше.

Ник поправил кресло, снова уселся в него и подкатился к столу.

— Я и собирался, но решил закончить для тебя поиски информации на Десидериуса.

Кириан улыбнулся. Ник Готье мог быть сумасбродной, язвительной занозой в заднице, но на него можно было положиться. Именно поэтому Кириан выбрал его в качестве Оруженосца и ввел в мир Темных Охотников.

— Узнал что-нибудь?

— Можно сказать и так. Я выяснил, что ему около двухсот пятидесяти лет.

Кириан удивленно приподнял бровь. Насколько ему было известно, еще ни один Даймон столько не жил.

— Как такое может быть?

— Не знаю. Темные Охотники продолжают охотиться на него, а он продолжает убивать их. Такое чувство, что твоему маленькому даймонскому дружку нравится заставлять вас страдать. — Ник вернулся к компьютеру. — В базе данных Ашерона на него ничего нет и, когда я ранее говорил с Эшем, он сказал, что не имеет понятия, откуда взялся Десидериус или на кого он охотится. Но мы этим занимаемся.

Кириан кивнул.

— О, кстати, — бросил Ник, оглянувшись через плечо. — Ты хреново выглядишь.

— Очевидно, это так и есть, если мне сегодня все об этом говорят.

Ник улыбался, пока не заметил, во что одет Кириан.

— А почему ты не в своем крутом охотничьем прикиде?

Кириану не хотелось развивать эту тему.

— Раз уж речь зашла об этом, я хочу, чтобы ты купил мне сегодня новый кожаный плащ.

Подозрение заклубилось в голубых глазах Ника.

— Почему?

— У старого теперь дыра на плече.

— Откуда?

— На меня напали, откуда еще?

Ник казался менее чем довольным такими новостями.

— Ты в порядке?

— Разве не видно, что я в порядке?

— Нет, ты выглядишь хреново.

От Ника ничего нельзя было утаить.

— Со мной все нормально. А теперь, почему бы тебе не прерваться и не лечь в одной из гостевых комнат? Уже четыре утра.

— Я посижу еще немного — хочу покончить со всем этим. Кроме того, я как раз выясняю, что же такого натворил Закат, чтобы взбесить Эша.

Кириан услышал звук «о-оу», оповещавший Ника о том, что ему пришло новое сообщение.

— Скажи Джессу, чтоб перестал доводить Эша, пока тот его не поджарил.

Ник нахмурился.

— Джессу?

— Настоящее имя Заката — Уильям Джессап Брэйди. Я думал, ты знаешь.

Ник расхохотался.

— Нет, черт возьми. Но я знаю несколько Оруженосцев, которые выложат мне за эту информацию кучу бабок.

В его голубых глазах сверкнуло любопытство.

— Роуг — это ведь тоже не настоящее имя, так?

— Нет, его настоящее имя — Кристофер «Кит» Боуги.

Ник издал восхищенный звук.

— О, это действительно стоит серьезных денег.

— Нет, это стоит серьезной головомойки, если Роуг выяснит, что тебе это известно.

— Да, это точно. Я запишу это в папку с компроматом на случай, если мне когда-нибудь понадобится помощь Темных Охотников.

Кириан покачал головой. Мальчишка был неисправим.

— Увидимся.

— Угу, спокойной ночи.

Кириан прикрыл за собой дверь и направился к себе по длинному коридору. Огромная, роскошная комната поприветствовала его темными, спокойными цветами, не раздражающими чувствительные глаза. Ник зажег три свечи в маленьких настенных канделябрах, и слабый свет тенями ложился на обои оттенка красного вина.

Эта комната была спасением Кириана от солнечного света.

Купив старый довоенный дом в неоклассическом стиле, Кириан тут же вызвал рабочих, чтобы заколотить и прикрыть окна. Ни один Темный Охотник никогда не будет по своей воле спать там, где его сможет достать солнце.

Кириан скинул одежду и лег на огромную кровать, которой владел с четырнадцатого века, но беспокойные мысли не давали ему уснуть.

Десидериус ускользнул от него и теперь будет недосягаем в течение нескольких дней.

Черт возьми. Но он ничего не мог с этим поделать. Ничего, кроме как ждать и быть готовым к моменту, когда Десидериус появится. По крайней мере, его утешало то, что тот сначала придет за ним.

Это даст ему время, чтобы обезопасить Аманду и Табиту.

Аманда.

Ее имя ворвалось в его разум вместе с мысленным образом ярких голубых глаз. Низ живота, прижатый к шелковым простыням, тут же напрягся. Кириан застонал от сжигающей его глубоко засевшей боли.

— Она не моя, — прошептал он.

И по воле всех богов Олимпа, никогда не будет, как бы сильно не желал иного тот маленький кусочек сердца, который у него еще остался.

ГЛАВА 6

Аманда застонала, ощутив сильную горячую руку, скользнувшую по ее обнаженному животу и дальше — к бедру. Сразу же воспламеняясь от желания, она ответила на ласку.

вернуться

20

Ана́фема (греч. ἀνάθεμα — «отлучение» от ἀνατίθημι — «возлагать, накладывать»[1]) — изначально — жертва богам по данному обету, посвящение божеству; позже — отделение (кого-либо от общины), изгнание, проклятие.

22
{"b":"147923","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Невинная
Профилактика онкологии народными средствами
Я был секретарем Сталина
Проклятое желание
Игра на нервах. Книга 1
Любовь, свобода, одиночество. Новый взгляд на отношения
Склероз, рассеянный по жизни
Чистовик
Призраки глубин