ЛитМир - Электронная Библиотека

Дэвид был слишком увлечен экспериментами, не мыслил без них своего существования и заметил собравшиеся над «ДайМар» грозовые тучи, когда уже ничего нельзя было сделать. Патриция была не столь наивна, она замечала людей, наблюдавших за домом по ночам, следивших за ней, когда она выходила с Дэвидом, замечала странные щелчки в телефонной трубке… но Дэвид всякий раз с ходу отметал ее тревоги. Его могучий интеллект оказался на редкость близоруким. И только в самый последний момент он, почуяв опасность, позвонил Патриции и предупредил ее.

Тем временем Джоди погрузился в более спокойный сон. Его температура оставалась высокой, но Патриция понимала, что тут она бессильна. Подоткнув одеяла, она откинула со лба сына прямые липкие от пота волосы.

Вейдер выплюнул мячик, сообразив, что игры не будет. Тяжело вздохнув, он походил кругами напротив дивана и улегся, приняв удобную позу и охраняя покой мальчика.

Успокоенная преданностью собаки, Патриция побрела обратно к своей койке, довольная тем, что ей не пришлось будить сына, не пришлось зажигать лампы, свет которых можно было заметить с улицы.

Оставив Джоди спать, она беспокойно ворочалась на постели, чувствуя, как ее бросает то в жар, то в холод. Едва живая от усталости, Патриция не решалась расслабиться и хотя бы на мгновение потерять бдительность.

Она закрыла глаза и послала молчаливое проклятие Дэвиду, прислушиваясь к звукам, доносившимся снаружи.

Благотворительная клиника.

Портленд, штат Орегон.

Пятница, 5:09

Быстрота, с которой прибыли чиновники, изумила Эдмунда, ведь они должны были проделать долгий путь из Атланты, штат Джорджия. Гости держались с таким апломбом, что он даже не решился спросить у них документы.

Эдмунд был счастлив уже оттого, что нашлись люди, поверившие его рассказу.

После вчерашнего ночного происшествия он опечатал бокс «4Е» и до предела понизил температуру холодильника, хотя никто из окружающих не выказывал особого желания взглянуть на чудовище, так перепугавшее Эдмунда. Он с нетерпением дожидался разговора со своим наставником, медэкспертом Франком Квинтоном, но тот занимался анализом образца слизи, полученной в ходе вскрытия. Эдмунд рассчитывал, что Квинтон вот-вот освободится и даст ему возможность подтвердить свои слова.

Однако первыми в морге появились эти трое — мужчины неприметной наружности, которые тем не менее действовали так ловко, сноровисто и самоуверенно, что Эдмунд лишь потупил глаза. Невзирая на тщательно отутюженные дорогие костюмы гостей, их внешний вид внушал страх.

— Мы из центра регистрации и учета заболеваний, — заявил один из них. Он взмахнул карточкой с золотистым щитком и расплывчатой фотографией и спрятал документ, не дав Эдмунду прочесть хотя бы слово.

— ЦРЗ? — протянул Эдмунд запинаясь. — Значит, вы приехали за…

— Мы вынуждены изъять образец органической ткани, который хранится в морозильных камерах вашего морга, — прервал его мужчина, стоявший слева. — Насколько нам известно, вчера у вас случилось чрезвычайное происшествие.

— И еще какое! — воскликнул Эдмунд. — Приходилось ли вам видеть что-либо подобное? Я перерыл свои справочники…

— Соображения безопасности требуют уничтожить образец, — сказал мужчина, стоявший справа, и Эдмунд почувствовал облегчение при мысли о том, что наконец нашелся человек, который возьмет на себя ответственность и позаботится о дальнейшем развитии событий.

— Будьте добры предоставить нам все записи и материальные свидетельства, имеющие отношение к хранящемуся у вас трупу, — потребовал мужчина, стоявший в центре.

— Мы обязаны проверить ваши записи относительно трупа и любые образцы, которые вы брали, — добавил мужчина, стоявший в середине. — Помимо этого нам придется принять самые энергичные меры к стерилизации каждого квадратного сантиметра холодильников вашего морга.

— Как вы полагаете, я не заразился? — спросил Эдмунд.

— Это весьма маловероятно. В таком случае у вас немедленно проявились бы симптомы заболевания.

Эдмунд поежился и вспомнил о своих обязанностях.

— Я… я должен убедиться в том, что у вас есть соответствующие полномочия. Мой шеф, окружной патологоанатом, несет прямую ответственность за хранящиеся здесь останки.

— Это уж точно, — заявил Фрэнк Квинтон, входя в помещение и внимательно приглядываясь к гостям. — Что произошло?

— Уверяю вас, сэр, — заговорил мужчина справа, — мы облечены достаточной властью. Данный случай, вероятно, может быть отнесен к вопросам государственной безопасности и национального здравоохранения. У нас есть веские основания для беспокойства.

— У меня тоже, — отозвался Квинтон. — Связана ли ваша работа с деятельностью агентов ФБР, которые у нас побывали?

— Нынешняя фаза операции вне их компетенции, сэр. Это происшествие грозит серьезной опасностью, если не предпринять должных мер по его локализации.

Суровый жесткий взгляд мужчины, стоящего в середине, заставил смешаться даже видавшего виды патологоанатома.

— Для изъятия э-э-э… биологической массы из холодильника нам придется вызвать целую бригаду, — сказал первый гость. — Мы обещаем причинить вам как можно меньше беспокойства.

— В таком случае, я полагаю… — В голосе мед-эксперта зазвучали вызывающие нотки, но трое сотрудников ЦРЗ торопливо выдворили Квинтона и Эдмунда из тихого опрятного помещения.

— Пойдем, Эдмунд. Выпьем по чашечке кофе, — сказал наконец патологоанатом, бросая через плечо возмущенные взгляды.

Обрадованный приглашением — его еще ни разу не удостаивали такой чести, — Эдмунд вызвал лифт, и они спустились в кафетерий. Молодой человек никак не мог успокоиться; его до сих пор преследовало видение многорукой твари, пытающейся выбраться из холодильного бокса морга.

В других обстоятельствах Эдмунд непременно забросал бы учителя вопросами, демонстрируя свои знания, полученные в ходе ночной зубрежки на дежурстве, однако Квинтон сидел молчаливый, рассеянный и глубоко встревоженный, рассматривая собственные пальцы. Он вынул из кармана визитку, которую ему дали агенты ФБР, и принялся вертеть ее в руках.

* * *

Час спустя они вернулись в подвал и увидели, что помещение морга вычищено до блеска и стерилизовано. Ящик «4Е» исчез, а вместе с ним и его содержимое. Гости забрали все относящиеся к нему документы, даже не оставив расписки.

— Мы не сможем с ними связаться, чтобы узнать результат, — заметил Эдмунд.

Пожилой медэксперт лишь покачал головой.

— Может быть, оно и к лучшему, — ответил он.

«Чертова маслобойка».

Побережье штата Орегон.

Пятница, 10:13

Океан бился о черные скалы с глухим звуком, похожим на грохот падающих камней. Над живописным пейзажем носился холодный ветер, швыряя в лицо Скалли пригоршни соленых брызг.

— Вот это и есть «Чертова маслобойка», — сказал Малдер, хотя Скалли самым внимательным образом прочла табличку с названием этого чуда природы.

Далеко внизу вода набрасывалась на поплавки-волноломы, ударяя их о выемку в скале, и отступала, становясь молочно-белой и образуя пенистые водовороты. Когда-то там была пещера, но ее свод обрушился, и вместо полости образовалось нечто вроде туннеля, круто уходящего вверх; врываясь в узкую расщелину, вода взмывала в воздух могучим столбом, словно выброшенная водяной пушкой, выстрелы которой достигали вершины утеса и орошали неосторожных зевак.

Предупреждающие знаки оповещали туристов о том, что в этом месте погибли несколько десятков людей, неосторожно спустившихся к самой глотке «маслобойки» и застигнутых неожиданным извержением «гейзера». Несчастные разбивались о покрытые скользкими водорослями камни, либо их попросту уносило в открытый океан.

Вокруг стояли фургоны, микроавтобусы и легковые машины туристов, прибывавших сюда из других штатов целыми семьями, а также автомобили местных жителей, приехавших полюбоваться побережьем. Над головами, пронзительно крича, носились морские чайки.

26
{"b":"1480","o":1}