ЛитМир - Электронная Библиотека

Среди прочих машин примостился старый обшарпанный торговый фургончик; его алюминиевый навес дребезжал на ветру. Улыбающийся мужчина в шапочке для гольфа продавал сосиски с булочками, кислый кофе, чипсы в пластиковых мешках и банки с прохладительными напитками. На другом краю стоянки женщина с косами зябко куталась в охотничью куртку, присматривая за своими пледами ручной вязки, яростно хлопавшими на бельевой веревке.

Борясь с головной болью и глубоко вдыхая холодный соленый воздух, Скалли застегнула пальто на все пуговицы, сберегая тепло. Малдер подошел к самому краю скалы, с любопытством заглядывая вниз и дожидаясь очередного «извержения». Скалли вынула сотовый телефон и с удовольствием убедилась в том, что сигнал наконец-то стал достаточно сильным. Она принялась нажимать кнопки, набирая номер окружного патологоанатома.

— Ах, это вы, агент Скалли? — отозвался Фрэнк Квинтон. — Я все утро пытался дозвониться до вас.

— Что нового? — осведомилась Скалли. Исследовав мазок собачьей крови в ветеринарной лечебнице, она попросила медэксперта сделать анализ образца слизи, взятого при вскрытии трупа Вернона Ракмена.

Малдер стоял, опираясь о шаткий поручень, и словно зачарованный смотрел на петушиный хвост холодного потока, который взмывал в воздух и, описав петлю у обрыва, ливнем обрушивался обратно в океан. Скалли махнула ему рукой и подозвала к себе, не отнимая телефон от уха и прислушиваясь к размеренному голосу Квинтона.

— Судя по всему, во время нахождения в холодильнике морга тело пострадавшего претерпело… какое-то очень странное превращение. — Квинтон запнулся, подыскивая слова. — Мой ассистент доложил о звуках, доносившихся из бокса, как будто внутри кто-то двигался. Однако со времени вашего ухода ящик оставался опечатанным.

— Это невозможно, — ответила Скалли. — Даже если предположить, что Ракмен попал к вам в морг в состоянии каталепсии [10] , он никак не мог выжить, ведь я произвела вскрытие.

— Я хорошо знаю Эдмунда, он не робкого десятка, — ответил Квинтон. — Порой Эдмунд изрядно действует мне на нервы, но на такую выдумку он не способен. Я уж было собрался принять его рассказ на веру, но… — Патологоанатом вновь замялся, и Скалли покрепче прижала трубку к уху, улавливая оттенки голоса собеседника. — К сожалению, еще до того, как я успел лично разобраться что к чему, в клинике объявились какие-то джентльмены из ЦРЗ и ради пущей безопасности простерилизовали весь морг, даже забрали с собой выдвижной ящик холодильника.

— Из ЦРЗ? — недоверчиво промолвила Скалли. Она много раз сотрудничала с сотрудниками Центра, которые неизменно оказывались специалистами высочайшего класса и скрупулезно придерживались формальностей. Люди, о которых поведал Квинтон, вели себя совсем по-другому.

Теперь Скалли чувствовала еще большую тревогу в связи с тем, что она узнала нынче утром в ходе телефонного разговора с Атлантой по поводу образца, который она лично туда отправила. Ей сказали, что высланный ею экземпляр, по всей видимости, затерялся по вине лаборанта.

Малдер, старательно приглаживая мокрые волосы, которые так и норовили разлететься под напором крепкого ветра, подошел к Скалли и посмотрел на нее, вопросительно приподняв брови.

— Доктор Квинтон, у вас оставался образец вещества, который вы собирались подвергнуть анализу, — говорила тем временем Скалли нарочито нейтральным голосом, не спуская с Малдера глаз. — Удалось ли вам обнаружить что-нибудь интересное?

Прежде чем ответить, патологоанатом на секунду задумался. Скалли прислушивалась к треску электростатических разрядов, щелчкам и неясному бормотанию, разносившимся по телефонной линии Должно быть, они находились на самой границе действия сотовой связи

— Думаю, это какая-то инфекция, — сказал наконец Квинтон. — Крошечные частицы, которых я не видывал прежде. Образец буквально кишит ими При самом сильном увеличении они не похожи на известные мне микроорганизмы. Маленькие параллелепипеды правильной формы..

Скалли, холодея, внимала словам патологоанатома, которые так явно перекликались с рассказом Дарина Кеннесси в лагере «вольных дикарей».

— Приходилось ли вам видеть что-либо подобное, агент Скалли? — с нажимом произнес Квинтон. — Вы ведь и сами врач, доктор медицины.

Скалли откашлялась.

— Я перезвоню вам позже, — сказала она. — А теперь мне нужно посоветоваться с напарником, сверить наши записи. Благодарю вас за сведения, которые вы нам сообщили.

Дав отбой, Скалли посмотрела на Малдера и вкратце передала ему содержание беседы.

— Заметают следы, — сказал тот, кивнув. — И в первую очередь им, разумеется, нужно было избавиться от трупа.

Скалли задумалась, вслушиваясь в рокот прибоя.

— То, что произошло в морге клиники, противоречит принципам ЦРЗ. Ни отчета, ни расписки, ни даже карточки с телефонным номером, по которому доктор Квинтон мог бы позвонить, если бы узнал что-нибудь новое.

Малдер застегнул куртку, укрываясь от пронизывающего ветра.

— Я сомневаюсь, что это были люди из Центра, скорее — представители той самой группировки, что устроила взрыв в «ДайМар» и свалила вину на других, выбрав в качестве козла отпущения защитников прав животных.

— Но зачем кому-то потребовалось предпринимать такие жесткие меры?

— Ты слышала рассказ Дарина о нанотехнологиях, — ответил Малдер. — Судя по всему, продукция братьев Кеннесси каким-то образом просочилась за пределы лаборатории — вероятно, была вынесена подопытным животным, в организме которого содержалось нечто опасное. Слизь на теле погибшего охранника, как мне кажется, имеет прямое отношение к тому, что мы видели в крови собаки…

Скалли уперла руки в бедра, и свежий порыв ветра, налетевшего с моря, разметал ее рыжие волосы.

— Малдер, нам нужно найти Патрицию и Джоди Кеннесси и их собаку.

За их спинами «Чертова маслобойка» с громким гулом извергла очередной столб воды, который высоко взвился в воздух, рассеивая брызги. Дети, стоявшие вместе с родителями у поручня, при виде этого зрелища разразились смехом и радостными криками. Никто не обращал внимания на торговца с фургоном и женщину с косами и самодельными пледами.

— Согласен, Скалли, — отозвался Малдер. — После всего, что нам поведал патологоанатом, я начинаю думать, что мы не единственные, кто их ищет.

Округ Тчлламук.

Кост-Реиндж, штат Орегон.

Пятница, 10.47

Холодный дождь низвергался на землю, пропитывая влагой обочину и все, что находилось вокруг. Однако Джереми Дормана беспокоили куда более серьезные затруднения, чем скверная погода. Сейчас внешний мир представлялся ему чем-то посторонним, чужеродным. Его нервную систему пронизывала страшная боль, делая Дормана нечувствительным к окружающему.

Его одежда и обувь промокли, кожа стала серой и клейкой на ощупь, но эти мелкие неурядицы не шли ни в какое сравнение с яростной войной, которая разгоралась в его клетках. Тело Джереми покрывали липкие пятна жидкости-носителя, в которой кишели размножающиеся наномеханизмы.

Его мышцы сводило спазмами, но Дорман продолжал поднимать и переставлять ноги, упрямо продвигаясь вперед. Теперь его мозг существовал отдельно от тела, будто пассажир в автомобиле, кукловод с завязанными глазами, управляющий незнакомой и очень сложной марионеткой, действуя руками в грубых толстых перчатках.

Мимо Дормана проехал грузовик, рассеивая брызги. Его колесо угодило в выбоину, окатив Джереми потоком холодной дождевой воды. На заднем бампере автомобиля загорелся тормозной фонарь, потом водитель понял, в чем было дело, несколько раз сердито посигналил и умчался вдаль.

Дорман шагал по раскисшей обочине, безразличный ко всему. Он смотрел прямо перед собой. Шоссе описывало плавную петлю и углублялось в поросшие лесом горы. Джереми понятия не имел, сколько миль он прошел от Портленда, надеясь лишь, что ему удастся каким-нибудь образом сократить время в пути. У него не осталось ни цента, но если бы деньги и были, Джереми не отважился арендовать машину, боясь предъявить документы, по которым его было легко выследить. Ни одна душа в мире не знала о том, что он все еще жив, и это его устраивало как нельзя лучше. К тому же его непокорное тело то и дело охватывали конвульсии, а разум время от времени погружался в черную бездну, и садиться в таком состоянии за руль было бы опасно.

27
{"b":"1480","o":1}