ЛитМир - Электронная Библиотека

Издав отчаянный вопль, Патриция перепрыгнула через поручни крыльца и, словно таран, метнулась к Дорману.

Увидев бегущую к нему женщину, Дорман вздрогнул, и его лицо искривилось от ужаса.

— Нет! Не прикасайся ко мне!

И в тот же миг Патриция врезалась в него, выбив из рук пистолет и повалив Дормана на землю.

— Джоди! Беги! Не останавливайся! — пронзительно завопила она.

Дорман яростно отмахивался и извивался, пытаясь отшвырнуть от себя женщину.

— Патриция, не смей! Держись от меня подальше!

Но Патриция дралась, как кошка, пустив в ход кулаки и ногти. Кожа Дормана была клейкая и слизистая…

Джоди и Вейдер скрылись среди деревьев.

Коттедж семейства Кеннесск.

Кост-Речндж, штат Орегон.

Пятница, 13:26

Густой лес встретил его в штыки. Ветви деревьев хлестали по лицу, вцеплялись в волосы, хватали за рубашку, но Джоди продолжал мчаться вперед. Последнее, что он слышал, был отчаянный крик матери: «Джоди! Беги! Не останавливайся!»

В течение последних двух недель Патриция успешно вбивала ему в голову собственные страхи и опасения. Они вдвоем разработали планы на любой случай. Джоди отлично знал о том, что за ними охотятся могущественные и безжалостные люди. Его отец пал жертвой предательства, а лаборатория сгорела дотла.

Они с матерью бежали под покровом темноты, проводя ночи в машине, укрытой подальше от дорог, и переезжали с места на место, пока наконец не очутились в коттедже Дарина. Мать вновь и вновь повторяла, что они не могут верить ни одному человеку, и вот теперь выяснилось, что ее запрет распространяется даже на Дормана, на Джереми, который был ему родным дядей, играл с ним, отдавал ему каждую минуту, свободную от работы, которой занимался вместе с его отцом.

Услышав крик матери, Джоди подчинился не раздумывая. Он выбежал в заднюю дверь и пересек лужайку, направляясь к деревьям. Вейдер первым ворвался в плотные заросли сосен; он лаял так, будто знал безопасную дорогу.

Коттедж быстро исчез из виду, и Джоди резко свернул налево, устремляясь вверх по склону холма. Он перепрыгивал через поваленные деревья, топтал хрустящие обломанные ветки, продирался сквозь густые колючие кусты. Ползучие растения хватали его за ноги, но Джоди, спотыкаясь, упрямо двигался вперед.

За последние недели он прекрасно изучил окрестные леса. Мать не отпускала от себя сына, опасаясь, что тот попадет в беду или заблудится, и все же мальчик находил время побродить среди деревьев. Он отчетливо представлял, куда направляется, знал, как надежнее всего избежать преследования, помнил несколько укромных местечек, где можно было удобно устроиться и чувствовать себя в относительной безопасности. Мать велела бежать не останавливаясь, и Джоди не хотел, чтобы ее усилия пропали даром.

Если мне удастся отвлечь внимание, у тебя будет фора.

— Джоди, остановись! — Это был голос Джереми, но он звучал необычно, как бы придушенно. — Эй, Джоди! Все в порядке! Я не причиню тебе вреда!

Джоди помедлил, потом вновь бросился бежать. Вейдер громко залаял и, проскользнув под стволом упавшего дерева, понесся вверх по каменистому склону. Джоди карабкался следом.

— Иди сюда, малыш! Мне нужно с тобой поговорить! — Крики Дормана доносились издалека, от коттеджа, и Джоди понял, что Джереми только что углубился в лес.

На мгновение мальчик замер, тяжело дыша. Его суставы то и дело пронзало странное покалывание, как будто отдельные части тела погружались в сон, но это были пустяки по сравнению с тем, что ему уже довелось пережить, — хуже всего была лейкемия, когда Джоди предпочел бы умереть, лишь бы утихла мучительная ломота в костях. К настоящему времени мальчик достаточно окреп, чтобы справиться с новым испытанием, только не хотел, чтобы оно затянулось надолго. Его кожа покрылась мурашками, по шее струился пот.

Джоди слышал, как Дорман неуклюже пробирается среди деревьев, раздвигая руками ветви. Звук раздавался совсем рядом, и мальчик с тревогой подумал, что преследователь движется на удивление быстро.

— Мать зовет тебя домой! Она ждет у коттеджа!

Джоди торопливо спустился в неглубокую ложбину, по дну которой среди камней и упавших деревьев протекал ручей. Два дня назад Джоди, забавляясь, преодолел поток, осторожно прыгая по булыжникам, деревьям и каменным выступам. Теперь он мчался со всей возможной скоростью и где-то на полпути поскользнулся на замшелом валуне, и его правая ступня угодила в ледяную воду, журчавшую среди камней.

От неожиданности Джоди вскрикнул, выдернул ногу из воды и продолжал перебираться через поток. Мама всегда заботилась, чтобы сын не промочил ноги, но сейчас важнее всего было убежать

— Джоди, иди ко мне! — еще раз крикнул Дорман. Казалось, он начинал сердиться — его слова прозвучали грубо и отрывисто. — Иди сюда, прошу тебя. Только ты можешь мне помочь. Джоди' Вернись, умоляю!

Хлюпая промокшим ботинком, Джоди достиг противоположного берега. Он ухватился за свисавшую сосновую ветку и, перепачкав пальцы клейкой смолой, подтянулся, стараясь выбраться из оврага на более ровную поверхность, по которой можно было бы бежать дальше.

У него закололо в боку, потом острая боль распространилась по всему телу, охватывая почки и живот, и Джоди, чтобы продолжать бегство, пришлось крепко стиснуть бок ладонью. Он не понимал, что происходит, и полагался лишь на свой инстинктивный страх и предостережение матери. Он нипочем не дастся в руки Джереми Дорману.

Он остановился у дерева, хватая ртом воздух и внимательно прислушиваясь.

На склоне ложбины по ту сторону ручья появилась тяжеловесная фигура Джереми Дормана, одетого в рваную рубаху. Взгляды мальчика и мужчины на мгновение встретились.

В глазах Дормана ему почудилось что-то страшное и чужое, и Джоди ринулся бежать с удвоенной энергией. Его сердце бешено колотилось, а воздух врывался в легкие глубокими глотками. Джоди нырнул в колючие заросли, толкавшие его назад. За его спиной Дорман с легкостью проламывался сквозь кусты.

Джоди карабкался в гору, скользя ногами по влажной опавшей листве. Он понимал, что чрезвычайное напряжение вскоре истощит его силы. Дорман же, казалось, ничуть не замедлял шаг.

Мальчик спустился в маленький овраг, заваленный буреломом и мшистыми валунами песчаника Здесь царила темнота, и Джоди был уверен в том, что Дорман не сумеет разглядеть его среди толстых стволов, а значит, он мог попытаться спрятаться в мокрой звериной норе, вырытой между гниющим пнем и треснувшим камнем. Джоди принялся устраиваться в укрытии, треща хворостом, ветками кустов и ползучими растениями.

Его грудь бурно вздымалась, сердце билось тяжелым молотом, но Джоди сидел молча. Он уже давно не слышал голоса матери и опасался, что Дорман мог покалечить ее и бросить у коттеджа Что он сделал с мамой, чем она пожертвовала ради того, чтобы сын мог убежать?

Послышались тяжелые шаги, но теперь Дорман шел молча, прекратив звать мальчика. Джоди вспомнил свою компьютерную систему «нинтендо» и игры-«стрелялки», в ходе которых они с Джереми превращались в противников и вели борьбу не на жизнь, а на смерть, отстаивая рубежи на далеких планетах.

Теперь борьба шла всерьез, и на карту было поставлено нечто большее, чем количество набранных очков.

Дорман тем временем приближался, раздвигая кустарник и вглядываясь в лесной полумрак. Джоди затаил дыхание, молясь, чтобы его убежище осталось нераскрытым.

Издалека донесся лай Вейдера, Дорман замер на месте и повернулся в другую сторону. Джоди решил воспользоваться случаем и улизнуть. Он выбрался из норы, но стоило ему шевельнуть казавшийся прочным и устойчивым ствол, как тот рухнул на землю и превратился в кучу острых щепок.

Дорман вновь застыл, потом бросился к укрытию Джоди.

Мальчик проскользнул под очередным поваленным стволом, пробежал мимо скользкого камня и пополз к дальнему склону оврага. Там он поднялся на ноги и побежал, пригибая голову и отмахиваясь от веток. Дорман взревел и вломился в чащу. Джоди отважился бросить взгляд через

32
{"b":"1480","o":1}