ЛитМир - Электронная Библиотека

Малдер проглотил застрявший в горле комок. Ему не хотелось приближаться к трупу, а тем более — прикасаться к чему бы то ни было в кабине. Это было то самое вещество, с которым они столкнулись в морге. Малдер не сомневался в том, что неведомый токсин, смертельный реагент, явился продуктом зловещих экспериментов Кеннесси.

Вероятно, водитель лесовоза взял попутчика и заразился, оказавшись в непосредственной близости от очага инфекции. После того как автомобиль разбился, а шофер умер, таинственный разносчик заболевания бежал с места происшествия и скрылся.

Куда он мог деться?

Малдер увидел на полу у пассажирского кресла квадратик чего-то похожего на бумагу. Сначала он принял его за обертку от шоколадки или наклейку, но потом сообразил, что это фотография, смятая и наполовину скрытая в тени сиденья.

Он вынул из кармана ручку и наклонился вперед, стараясь не прикасаться к слизи. Это было опасно, но Малдер не хотел упускать возможную улику. Он вытянул ручку и подтянул фотографию к себе. На края снимка налипли нитки — казалось, он выпал из кармана рубашки в ходе яростной схватки.

Действуя ручкой, Малдер перевернул фотографию и тут же узнал изображенных на ней женщину и ребенка. В течение последних дней он не раз видел эти лица, предъявлял их сотням людей, надеясь, что те помогут ему отыскать Патрицию и Джоди Кеннесси.

Отсюда следовал вывод о том, что кем бы ни был пассажир, зараженный нанотехнологической чумой, он тоже занимался делом, каким-то образом связанным с этой женщиной и ее сыном.

Он стремился к тому самому месту, куда уехала Скалли.

Малдер швырнул ручку в кабину, не решившись положить ее в карман, и торопливо выбежал на доро1у. Полицейский призывно махал ему рукой из патрульной машины.

— Агент Малдер!

Малдер двинулся прочь от лесовоза, промокший, окоченевший и глубоко встревоженный, и отправился узнать, что нужно Пенвику.

— В нескольких милях позади на этом шоссе расположена весовая станция для грузовиков, — сообщил тот. — Чаще всего она закрыта, но там установлена автономная видеоаппаратура дорожной инспекции. Я велел техникам прокрутить записи за несколько минувших часов, чтобы увидеть изображение проезжающего лесовоза. — Пенвик улыбнулся, и Малдер кивком поблагодарил его за находчивость. — Таким образом мы сумеем приблизительно установить интересующий нас интервал времени.

— Нашли что-нибудь? — спросил Малдер. Полицейский вновь заулыбался:

— Два эпизода. В десять часов пятьдесят две минуты мимо станции промчался вот этот грузовик. А за несколько минут до того прошел человек. На этом шоссе не слишком оживленное движение.

— Нельзя ли взглянуть на эти кадры? — спросил Малдер, усаживаясь в машину и нетерпеливо посматривая на маленький экран полицейской компьютерной сети, установленный под приборной доской.

— Я так и думал, что вы захотите посмотреть, — отозвался Пенвик, щелкая клавишами. — Я только что получил их… Ага, вот они.

На экране появился лесовоз, катящий по дороге, — тот самый, что стоял теперь, зарывшись носом в кювет. Показания цифровых часов в углу дисплея подтверждали слова полицейского.

Однако Малдера интересовало нечто другое.

— Покажите пешехода, второго человека, — попросил он, хмуря брови и размышляя. Если продукт нанотехнологий действительно был столь токсичен, как он подозревал, водитель лесовоза вряд ли мог долго оставаться в живых рядом с его носителем.

Второе изображение казалось несколько смазанным, и тем не менее на нем можно было различить мужчину, который шагал по замызганной обочине, не обращая внимания на дождь. Подойдя к станции, он заглянул прямо в объектив камеры, как будто намереваясь зайти в помещение, но все же прошел мимо.

Малдеру хватило одного взгляда, чтобы узнать этого человека. В свое время он изучил материалы по лаборатории «ДайМар», фотографии персонала и снимки двух исследователей, которые, как считалось, погибли в опустошительном пожаре.

Это был Джереми Дорман, ассистент Дэвида Кеннесси. Итак, он до сих пор оставался в живых.

И если Дорман заразился чем-то в лаборатории, значит, в его организме и поныне содержится вещество, стоившее жизни по меньшей мере двум людям.

Малдер выбрался из кресла и устремил на полицейского суровый взгляд.

— Офицер Пенвик, вам надлежит оставаться здесь и охранять место происшествия. Данный объект чрезвычайно опасен. Не позволяйте никому прикасаться к трупу и даже влезать в кабину без средств биологической защиты.

— Слушаюсь, агент Малдер, — ответил Пенвик. — А где будете вы сами?

Малдер повернулся к Доминику:

— Сэр, я агент Федерального бюро расследований, и мне нужен ваш автомобиль.

— Мой пикап? — промолвил Доминик.

— Я должен немедленно разыскать напарницу. У меня есть основания полагать, что ей грозит серьезная опасность. — Прежде чем Доминик успел возразить, Малдер открыл дверцу «форда», протянул левую ладонь и попросил: — Ключи, пожалуйста.

Доминик вопросительно оглянулся через плечо на Пенвика, но тот лишь кивнул.

— Этот человек действительно федеральный агент. Я проверял его документы, — сказал он и надел шляпу, защищаясь от дождя. — Не беспокойся, Доминик. Я подброшу тебя домой.

Хозяин пикапа нахмурился с таким видом, будто возвращение домой беспокоило его меньше всего. Малдер захлопнул дверцу и завел дряхлый мотор. Услышав мерный рокот, он несколько секунд сражался с рычагом передач, вспоминая, как отжимают сцепление и как при этом действуют педалью газа.

— Осторожнее с моим грузовиком! — крикнул Доминик. — Мне вовсе не хочется тратить время на препирательства со страховыми компаниями!

Малдер нажал на газ, надеясь, что успеет вовремя догнать Скалли.

Коттедж семейства Кеннесси

Кост-Рейндж, штат Орегон.

Пятница, 13:45

Изрядно поплутав по извилистым грунтовым дорогам для лесовозов, Скалли с трудом развернулась на узком проселке и наконец обнаружила выезд, о котором говорила женщина в универмаге «Макси». Здесь не было почтового ящика, только металлический светоотражающий знак с пометками для пожарной службы и мусоровоза.

Это была заурядная частная дорога, которая продиралась сквозь густые заросли, карабкаясь в гору и исчезая в неприметной ложбине. И тем не менее эта дорога вела к тому самому месту, где могли прятаться — или томиться в плену — Патриция и Джоди Кеннесси.

Скалли ехала со всей возможной скоростью, какую удавалось развить на этих ухабах и лужах склизкой грязи. По мере того как она поднималась по склону, лес подступал к дороге вплотную.

и ветви деревьев начинали задевать и царапать боковые зеркала.

Наткнувшись на очередное серьезное препятствие — зарытую поперек дороги полусгнившую колоду, — Скалли поддала газу и взлетела на вершину холма. Автомобиль покатил вниз, царапая днищем о гравий. Впереди виднелась окруженная густым лесом лужайка, на которой возвышался одинокий коттедж. Лучшего места для укрытия и быть не могло.

Скромный непритязательный домик казался еще более уединенным и малозаметным, чем даже лагерь отшельников, у которых они с Малдером побывали накануне.

Скалли осторожно подъехала поближе и заметила у стены коттеджа заляпанный грязью автомобиль, укрытый от дождя металлическим гофрированным навесом. Это был «вольво», машина той самой марки, какую наверняка предпочел бы молодой талантливый ученый, городской житель Коренной обитатель здешних гор купил бы подержанный пикап или спортивный автомобиль.

У Скалли участился пульс. Место было в самый раз — уединенное, безлюдное и жутковатое. От ближайшего населенного пункта и зоны уверенного приема телефонного сигнала его отделяли многие мили. Здесь мог прятаться кто угодно, могло случиться что угодно.

Скалли затормозила напротив коттеджа и несколько секунд сидела— неподвижно. Ситуация была непростая. Она приехала одна, рассчитывать на помощь не приходилось. Она не знала и не могла знать, прячутся ли Патриция и Джоди по своей воле, или их удерживают в качестве заложников вооруженные люди.

34
{"b":"1480","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Крыс. Восстание машин
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Разрушенный дворец
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
Три царицы под окном
Войти в «Поток»
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
Семейная тайна
Бессмертники