ЛитМир - Электронная Библиотека

Скалли выбралась из машины, и у нее тяжело застучало в висках. Она замерла на месте и, подождав, пока перед глазами перестанут мелькать цветные всполохи, перевела дух, взяла себя в руки, захлопнула дверцу и крикнула:

— Эгей!

Она приехала, не таясь, и всякий, кто мог находиться в доме, наверняка слышал звук мотора — вероятно, еще до того, как машина перевалила через вершину холма. Скалли не могла скрытничать и была вынуждена действовать прямо и откровенно.

Несколько мгновений она помедлила у машины, дожидаясь ответа и держа удостоверение в левой руке, а правую положив на рукоять пистолета. Она была готова к любому повороту событии.

Больше всего ей хотелось отыскать Джоди и сделать все возможное для того, чтобы мальчик получил необходимую медицинскую помощь.

— Эгей! Есть кто живой? — крикнула Скалли, повысив голос, чтобы ее слова были слышны во внутренних помещениях дома, и отступила от автомобиля на два шага.

Коттедж походил на дом с привидениями. Окна были неосвещены, некоторые занавешены, внутри царили тишина и неподвижность. Скалли не слышала ни шорохов, ни голосов… но входная дверь была приоткрыта.

Она заметила в деревянной обшивке у двери свежее отверстие, из которого торчали светлые щепки, — след пули малого калибра.

Скалли ступила на гладкие деревянные доски крыльца и еще раз позвала:

— Есть кто живой? Я из ФБР.

Постояв в нерешительности у входа, Скалли перевела взгляд налево и увидела человека, неподвижно лежащего в высокой траве у дома.

Она насторожилась и замерла, потом приблизилась к краю крыльца, выглядывая поверх перил. В траве, распластавшись ничком на земле, лежала женщина.

Скалли сбежала по ступеням и вновь застыла на месте. Перед ней лежала Патриция Кеннесси. Скалли узнала ее по светло-рыжим волосам и тонким чертам лица — но на этом сходство заканчивалось.

Скалли припомнила женщину, улыбавшуюся с фотографии, которую ей так часто приходилось рассматривать. Снимок, сделанный в ту пору, когда был жив муж Патриции, известный талантливый биолог, а Джоди еще не болел лейкемией. Мальчик беззаботно смеялся в объектив.

А теперь Патриция Кеннесси лежала на поляне, неестественно изогнувшись и повернув голову в сторону Скалли. Даже после смерти ее лицо оставалось мрачным и угрожающим. Кожу Патриции испещряли множество пятен подкожных кровоизлияний и опухоли всевозможных размеров и форм. Ее глаза были плотно закрыты, и на веках проступала сетка кровеносных сосудов.

Скрюченные пальцы женщины напоминали звериные когти, как будто она погибла в отчаянной схватке с чем-то чудовищным и страшным.

Скалли стояла ошеломленная. Она приехала слишком поздно.

Она отступила назад, зная, что приближаться и прикасаться к трупу опасно — он мог оказаться инфицированным. Патриция умерла, и теперь Скалли оставалось лишь одно — отыскать Джоди и позаботиться о его благополучии, разумеется, если он еще жив.

Скалли прислушалась. В кронах высоких деревьев гулял ветер, заставляя сосновые иголки с шорохом тереться друг о друга. Над головой нависали тяжелые тучи, грозя вот-вот разразиться ливнем. Из чащи доносились птичьи трели и иные лесные звуки, но Скалли казалось, что ее окружают полное одиночество и гнетущее безмолвие.

Потом она услышала собачий лай, отрывистый и возбужденный, а через секунду тишину расколол, отчетливый звук выстрела.

— Немедленно возвращайся, черт побери! — Приглушенный расстоянием голос звучал сердито и хрипло. — Джоди, иди сюда!

Скалли выхватила оружие и двинулась к деревьям, ориентируясь по звуку голосов. Джоди находился где-то поблизости, продолжая спасаться бегством, а по его следу шел человек, который, вероятно, и являлся разносчиком заразы, погубившей Патрицию Кеннесси.

Первым делом Скалли должна была настичь чужака. Она прибавила шагу и углубилась в лес.

Коттедж семейства Кеннесси.

Кост-Реиндж, штат Орегон.

Пятница, 13:59

Как ни старался Джоди, Дорман не отставал. Единственным убежищем, которое приходило на ум мальчику, был коттедж, оставшийся где-то вдалеке за деревьями. И хотя маленький домик вряд ли мог считаться неприступной крепостью, Джоди не знал ничего лучшего. По крайней мере там можно было отыскать какой-нибудь тяжелый предмет, орудие самозащиты.

Его мать отличалась быстрой реакцией, и Джоди полагал, что не уступит ей в находчивости. Он многому научился у матери в минувшие недели.

Джоди петлял среди деревьев, описывая длинную плавную дугу. Он рассчитывал обежать поляну и подойти к дому сзади. Вейдер продолжал лаять, то подбегая к мальчику вплотную, то вновь исчезая в чаще, словно резвясь или охотясь.

Джоди подумал, что все происходящее кажется псу забавной игрой.

Он продолжал мчаться вперед, то и дело спотыкаясь и чувствуя, как ноют ноги, словно в коленные суставы вбиты острые металлические штыри. Бок мальчика жгло нестерпимой болью, лицо было изодрано колючими ветвями и сосновыми иглами, но он не обращал внимания на мелкие царапины, зная, что они быстро заживут. Горло Джоди пересохло, и он не мог набрать в легкие достаточно воздуха.

Он двигался по возможности бесшумно, пробираясь сквозь девственную чащу без компаса и карты, однако в последние недели единственным его развлечением были походы в лес, и Джоди знал, как найти дорогу к дому. Вейдер придет следом, и они уедут отсюда, втроем с матерью… если она еще жива.

Поднявшись на пригорок, Джоди увидел внизу поляну и маленькую коробочку коттеджа. Он забрался дальше, чем рассчитывал, но даже отсюда сумел разглядеть чужой автомобиль, стоявший на подъездной дорожке.

Джоди похолодел от страха. Итак, его выследили! Вероятно, это и есть те люди, о которых говорила мать. Даже если ему удастся перехитрить Дормана и укрыться в доме, его будут ждать другие. А может, они хотят ему помочь? Джоди терялся в догадках.

Однако в данную секунду его подстерегала другая, куда более страшная опасность.

Дорман продолжал мчаться следом, сокращая расстояние и ломясь сквозь кусты и деревья, словно танк. Джоди не уставал дивиться стремительности тучного мужчины, особенно если учесть, что тот выглядел тяжелобольным.

— Джоди, прошу тебя! Позволь поговорить с тобой хотя бы минутку, я не сделаю тебе ничего дурного!

Мальчик не ответил, сберегая дыхание. Он стрелой метнулся к дому, но тут же очутился на краю крутого обрыва, образованного оползнем, который словно ножом срезал пологий скат холма. Два огромных дерева, вывороченные с корнем, оставили в грязи длинные глубокие борозды, похожие на зияющую рану.

У Джоди не было времени искать обход. Дорман резво поднимался по склону. Он помогал себе руками, хватаясь за деревья.

Обрыв казался мальчику почти отвесным. Он боялся, что ему не удастся спуститься вниз.

Вновь раздался лай Вейдера. Пес стоял слева, на полпути к подножию холма, широко расставив лапы, весь в репьях и щепках. Он звал хозяина за собой.

Не видя иного выхода, Джоди решил последовать примеру пса. Перебравшись через край оползня, он начал спускаться, упираясь руками, цепляясь пальцами за холодную землю, ступая по зыбким камням и шард вокруг в поисках опоры. Судя по треску хвороста и шелесту ветвей, Дорман был совсем рядом.

Джоди задвигался быстрее. Он посмотрел вверх и увидел плечистую фигуру, показавшуюся над обрывом. Мальчик судорожно перевел дыхание, и в ту же секунду его рука поймала пустоту.

Он уперся ногой в камень, но тот вывернулся из сырой грязи, словно полу сгнивший зуб из десны. Джоди потерял равновесие и начал падать, с трудом сдерживая крик и впиваясь пальцами в сырую землю, но его тело неумолимо скользило вниз, кувыркаясь, перекатываясь и увлекая с собой лавину камней. Одежда тут же промокла и пропиталась грязью. Падая, мальчик увидел наверху Дормана, который растопырил руки, словно готовясь нагнуться и схватить его, но к этому мгновению Джоди был уже далеко и лишь продолжал набирать скорость.

35
{"b":"1480","o":1}