ЛитМир - Электронная Библиотека

Кувыркнувшись в очередной раз, Джоди ударился боком, потом головой, но сознания не потерял, и его охватила страшная мысль — что, если он сломает ногу и не сможет бежать от Дормана?

Грязь и камни ливнем обрушивались на него, но Джоди не издал ни звука, даже не вскрикнул, и в конце концов достиг нижней точки оползня, уткнувшись в одно из поваленных деревьев. Его спутанные корни торчали из земли, словно грязная метла. Джоди ударился о ствол и бессильно распластался, хватая ртом воздух и пытаясь сдвинуться с места. У него сильно болел бок.

Затем, к своему ужасу, мальчик увидел Дормана, который спускался по крутому обрыву, каким-то образом умудряясь сохранять равновесие и оставляя на мягком склоне глубокие отпечатки ног.

Из-под его ступней сыпались камни и земля. Он размахивал револьвером, угрожая беглецу и веля ему оставаться на месте, но Джоди и так был не в силах встать и бежать дальше.

Скрипя подошвами, Дорман остановился над лежащим мальчиком. Искаженное злобой и напряжением, лицо Дормана пылало, а кожа на нем медленно колыхалась, будто горшок со сливочной тянучкой, вот-вот готовой закипеть.

Он приподнял оружие, держа его обеими руками и наводя ствол на Джоди. Отверстие дула было похоже на глаз циклопа, на хищно разверстую пасть гадюки.

Вдруг плечи Дормана обвисли, и он несколько секунд стоял неподвижно, глядя на мальчика.

— Джоди, зачем усложнять жизнь себе и мне? По-моему, мы с тобой и так уже вдоволь набегались и настрадались.

— Где моя мама? — требовательным тоном осведомился Джоди, жадно дыша. Его сердце билось, словно паровой молот, а воздух казался холодным, морозным и впивался в легкие, словно острые кинжалы. Мальчик попытался подняться на колени.

Дорман вновь повел револьвером.

— Мне нужна капля твоей крови, и больше ничего. Только твоя кровь, Джоди. Свежая кровь.

— Я спрашиваю, где моя мама? — выпалил мальчик.

На лицо Дормана набежала тень. Они с Джоди были столь поглощены друг другом, что не заметили приближения постороннего человека.

— Не двигаться! Я — агент ФБР! — В пятнадцати футах от них среди деревьев, изготовившись к стрельбе, стояла Дана Скалли, раздвинув ноги на ширину плеч и держа в вытянутых руках пистолет. — Не двигаться! — повторила она.

Скалли, задыхаясь, мчалась по лесу, ориентируясь по собачьему лаю и злобным выкрикам. Увидев наконец тучного мужчину, вплотную приблизившегося к Джоди Кеннесси, она поняла, что первым делом следует обезвредить носителя ужасного, похожего на рак заболевания и не дать мужчине прикоснуться к Джоди.

Зловещий толстяк и двенадцатилетний мальчик разом повернули к ней лица, на которых выразилось глубокое изумление. В первое мгновение Джоди испытал облегчение, но его тут же обуяла подозрительность.

— Вы — одна из тех людей! — прошептал он.

Скалли оставалось лишь гадать, что рассказала Патриция сыну, что он знает о гибели отца и заговоре против «ДайМар».

Однако более всего ее поразила внешность мальчика. Он казался совершенно здоровым. В его облике не осталось и следа смертной бледности, истощения и изможденности. К этому времени лимфобластическая лейкемия должна была войти в последнюю стадию. Сейчас Джоди выглядел усталым и измученным — причиной тому, вероятно, были непрекращающиеся страхи и хроническое недосыпание, — но на пациента онкологической клиники он не походил.

Еще месяц назад мальчик был прикован к постели, балансируя на грани жизни и смерти, а теперь он легко и быстро мчался по лесу и угодил в руки преследователя только потому, что поскользнулся и упал с крутого обрыва.

Дородный мужчина сердито посмотрел на Скалли и, более не обращая на нее внимания, шевельнулся, намереваясь приблизиться к мальчику вплотную.

— Я же вам сказала, не двигайтесь, — повторила Скалли. Заметив в его руке револьвер, она с испугом подумала, что противнику может прийти в голову взять Джоди в заложники. — Бросьте оружие и назовите свое имя.

Мужчина бросил на нее взгляд, исполненный столь явного отвращения и нетерпения, что Скалли похолодела.

— Вы ничего не понимаете, — сказал он. — Не вмешивайтесь. — С этими словами мужчина жадно посмотрел на беспомощного Джоди, потом вновь сверкнул глазами в сторону Скалли и добавил: — А может быть, мальчишка прав? Может быть, вы — одна из них и приехали, чтобы уничтожить нас обоих?

Прежде чем Скалли успела ответить или задать очередной вопрос, из кустов, словно ракета, вылетело черное пятно и бросилось к мужчине, который угрожал мальчику.

Скалли мгновенно узнала собаку, черного Лабрадора, который выжил после столкновения с

автомобилем и, улизнув из ветеринарной лечебницы, отправился на поиски Патриции и Джоди.

— Вейдер! — крикнул Джоди.

Пес разразился громким лаем. Лабрадоры не принадлежат к числу боевых собак, но Вейдер, судя по всему, уловил страх и напряжение, витающие в атмосфере, определил главного врага и решил дать ему сражение.

Тучный мужчина испуганно вздрогнул, поднял пистолет и с внезапной решимостью взвел затвор, но в тот же миг Вейдер, завывая и рыча, налетел на него и схватил за запястье. Мужчина вскрикнул, взмахнул свободной рукой, защищаясь от нападения, и его палец нажал на спусковой крючок.

В безмолвии лесной глуши грянул выстрел.

Пуля тридцать восьмого калибра угодила в грудь Джоди, прежде чем он успел метнуться в сторону. Удар пригвоздил хрупкое тело к поваленному дереву, словно невидимый кукловод дернул мальчика за ниточку. По его груди расплылось кровавое пятно. Джоди застонал и соскользнул по мокрому от дождя стволу.

Вейдер повалил мужчину на землю. Тот попытался отбросить собаку, но разъяренный Лабрадор начал кромсать зубами его лицо и горло.

Мальчик заморгал изумленно распахнутыми глазами. На его лице появилось отсутствующее выражение, на губах выступила кровь, и Джоди сплюнул ее, прошептав:

— Как я устал…

Скалли гладила Джоди по голове, не в силах оторваться от него. Она и не подумала оттащить собаку и спасти мужчину, только что выстрелившего в мальчика.

Пес продолжал рычать и щелкать зубами, все глубже зарываясь мордой в горло мужчины и раздирая сухожилия. Лесная подстилка окрасилась кровью. Мужчина выронил дымящийся револьвер и ударил Лабрадора в грудь, пытаясь освободиться и постепенно слабея.

Скалли смотрела на алую пену, которая хлынула из отверстия в середине груди Джоди. Дырочка с аккуратно закругленными краями напоминала лужицу, пульсирующий кровавый родничок. Судя по расположению раны, Скалли могла с полной определенностью сказать, что меры первой медицинской помощи здесь бессильны.

— Нет, только не это, — пробормотала она и, наклонившись над Джоди и разорвав его рубашку, убедилась в том, что пуля пронзила левое легкое и, вероятно, задела сердце. Серьезная рана, точнее говоря, смертельная.

У Джоди не оставалось ни малейшего шанса. Его кожа посерела, потом побледнела, глаза закатились, и он впал в беспамятство. Из пулевого отверстия продолжала хлестать кровь.

Скалли подалась вперед, заставив себя забыть о сочувствии к умирающему, переключая свои разум на иной лад, превращаясь в медика, занятого оказанием помощи в критической ситуации. Наложив ткань рубашки на отверстие, она крепко зажала его ладонью, стремясь остановить кровотечение. Рядом с ней рычал Веидер, расправляясь с неподвижным телом, словно отправляя акт личного мщения, как будто этот человек когда-то причинил ему сильную боль. Скалли ни на что не обращала внимания, всецело занятая мальчиком. Главной ее задачей было приостановить обильное кровотечение из пулевой раны.

Коттедж семейства Кеннесси

Кост-Реиндж, штат Орегон.

Пятница, 14:20

Внезапный выстрел ошеломил Скалли. Ей в нос ударил запах крови и пороховой гари, а лес, казалось, еще сильнее обступил их. Утихли птичьи песни, умолк шелестящий ветер, и даже время словно бы прекратило свой бег.

36
{"b":"1480","o":1}