ЛитМир - Электронная Библиотека

И все же Скалли понимала, что бывают случаи, когда человека охватывает непреодолимое желание делать что-нибудь, делать все что угодно, прибегать к нетрадиционным мерам, когда остальные не дают результата.

Способ Кеннесси был ничем не хуже лаэтрильной терапии [14] , магических кристаллов, колдовства и прочих «последних» средств, которыми пользуются безнадежные больные. Скалли знала, что чем меньше остается надежд, тем более доверчив пациент. Что ему терять, почему бы не испробовать все, что возможно? А Джоди Кеннесси неотвратимо умирал. У него не было выбора.

Однако все эти знахари и хилеры не представляли особой опасности для человечества в целом, и Скалли, чувствуя, как сжимаются ее внутренности, внезапно поняла, что нанотехнологические эксперименты Кеннесси были куда более рискованными. Соверши он малейший промах в ходе адаптации своих «биологических полицейских» к человеческой ДНК, — и они могли бы превратиться в грозных разрушителей клеточных механизмов. «Нанокриттеры» обладали способностью размножаться и передаваться от одного человека другому. Они могли искажать генную структуру и вызывать появление в здоровых организмах чужеродных новообразований и опухолей, если бы действовали не так, как положено, но Дэвид Кеннесси оказался достаточно самонадеян, чтобы решить, будто бы его наномашины безупречны.

Скалли стиснула зубы и опустила противосолнечный щиток, пытаясь избавиться от мелькания спутанных теней деревьев на лобовом стекле.

После того как они с Малдером увидели жертвы нанотехнологической чумы, Скалли уже не сомневалась, что Дэвид допустил ошибку, грозящую тяжелыми последствиями.

Коттедж семейства Кеннесси.

Кост-Реиндж, штат Орегон

Пятница, 16:23

Раны на горле Джереми Дормана затянулись, и от него потянуло ощутимым теплом, пульсирующим жаром, который излучали его кожа и тело.

Бывший мертвец открыл рот и попытался заговорить, однако из его разрушенного голосового аппарата вырывался лишь булькающий шепот, свистящее дыхание, модулированное движением губ.

— Выньте оружие и положите на землю, — велел он, ткнув в Малдера дулом револьвера.

Малдер медленно сунул руку под полу куртки, нащупал плоскую кобуру, достал пистолет и разжал пальцы. Пистолет с глухим звуком упал на лесную подстилку, угодил в грязь, перекатился и остался лежать в куче сухих сосновых игл.

— Нанотехнология, — произнес Малдер, стараясь скрыть изумление. — Ваш организм лечит сам себя.

— Вы — один из них, один из тех людей, — хриплым голосом заявил Дорман, по-прежнему тяжело и прерывисто дыша.

С этими словами он отпустил куртку Малдера, оставив на ней слизистый отпечаток ладони. Густая жидкость впиталась в материю, расползаясь по ней, словно амеба.

— Вы разрешите мне снять куртку? — спросил Малдер, стараясь не выдать своей тревоги.

— Снимайте, — ответил Дорман и поднялся на ноги, продолжая держать пленника на мушке. Малдер скинул верхнюю одежду и остался в темном спортивном пиджаке.

— Как вы меня нашли? — спросил Дорман. — Кто вы такой?

— Я агент ФБР, моя фамилия Малдер. Я искал Патрицию и Джоди Кеннесси. О вас я и не думал… хотя, разумеется, не прочь узнать, как вы сумели уцелеть во время пожара в «ДайМар».

Дорман фыркнул:

— ФБР, как же! Вы и устроили этот пожар, я-то знаю. Вы занимаетесь сокрытием информации, уничтожаете плоды наших трудов. Вы думали, что я мертв, надеялись, что вам удалось меня убить.

При любых других обстоятельствах Малдер едва ли сумел бы удержаться от смеха.

— До сих пор никому и в голову не приходило обвинять меня в поджоге, — сказал он. — Поверьте, господин Дорман, я впервые услышал о вас и о Дэвиде после взрыва в лаборатории. — Малдер помедлил и добавил: — Если не ошибаюсь, вы

заражены каким-то продуктом экспериментов Кеннесси.

— Я и есть его продукт! — Голос Дормана все еще был хриплым и грубым.

Внезапно в его прикрытой лохмотьями груди что-то зашевелилось, Дорман скривил лицо и согнулся пополам. Малдер увидел червеобразные извивающиеся опухоли и бугры странного маслянистого оттенка, которые задвигались под его кожей, потом вдруг успокоились и вернулись на место, втянувшись в мышечную ткань.

Дорман взмахнул револьвером, веля Малдеру повернуться кругом.

— У вас есть машина? — спросил он.

— Да, что-то вроде, — кивнул Малдер, вспомнив об обшарпанном красном пикапе.

— Пора смываться отсюда. Вы поможете мне отыскать Джоди или хотя бы собаку. Их увез другой ваш сотрудник… женщина. Она решила, что я умер.

— Принимая во внимание состояние вашего горла, это было вполне оправданное предположение, — заметил Малдер, скрывая облегчение, которое ощутил, услышав подтверждение тому, что Скалли побывала здесь и осталась в живых.

— Вы поможете мне, агент Малдер, — сказал Дорман. На сей раз его голос прозвучал почти нормально. — Вы послужите тем ключом, который позволит мне напасть на их след.

— Чтобы убить их, как вы убили Патрицию Кеннесси, водителя лесовоза и охранника?

Дормана вновь скрутил приступ конвульсии, пробежавшей по его телу.

— Я не хотел убивать. Меня вынудили. — Он вперил в Малдера взгляд и добавил: — Но если вы откажетесь помогать, я сделаю с вами то же самое. Так что не вздумайте меня трогать.

— Поверьте, господин Дорман… — Малдер опустил глаза, рассматривая покрытые слизью шрамы на обнаженной коже мужчины. — У меня и в мыслях нет прикасаться к вам.

Лицо Дормана исказила мучительная гримаса.

— Я не хочу вредить людям, клянусь, — продолжал он. — Все, что случилось, произошло помимо моего желания… однако мне становится все труднее не причинять никому вреда. Если мне удастся раздобыть несколько капель свежей крови — желательно крови мальчика, но и собачья тоже годится, — больше никто не пострадает, а я вновь стану нормальным человеком. Очень просто, и все от этого только выиграют.

На сей раз Малдер не сумел скрыть скептицизма. Он знал, что черный Лабрадор оказался в числе подопытных животных, — но при чем здесь мальчик?

— Не понимаю, — сказал он. — Чего вы надеетесь добиться, получив кровь?

Дорман бросил на него презрительный взгляд:

— Естественно, не понимаете. Куда уж вам.

— Так объясните, — попросил Малдер. — В вашем организме обитают наномашины, не так ли?

— Дэвид называл их нанокриттерами. Очень остроумно.

— В крови собаки также содержатся механизмы, созданные Дэвидом и Дарином Кеннесси для исцеления Джоди от рака, — предположил Малдер.

— Нанокриттеры Джоди работают безупречно, — подхватил Дорман, сверкнув темными глазами. — Мальчик практически вылечился от лейкемии.

Малдер замер на месте, переваривая услышанное.

— Но если… если Джоди и Вейдер тоже инфицированы, если мальчик уже выздоровел, а псу не страшны смертельные раны, то почему вы буквально разваливаетесь на части? Почему погибают люди, прикоснувшиеся к вашему телу?

— Потому что нанокриттеры мальчишки и собаки действуют как положено, а мои — нет! — выкрикнул Дорман и взмахнул револьвером, приказывая Малдеру выходить из леса в сторону коттеджа, где стоял пикап. — У меня не было времени, — продолжал он. — Лаборатория пылала, и я должен был умереть вместе с Дэвидом. Меня предали! Пришлось взять первое, что подвернулось под руку.

Малдер вытаращил глаза и повернул голову, чтобы посмотреть через плечо.

— Значит, вы воспользовались наномашинами ранних версий, непроверенными и неотлаженными? Вы ввели их в свой организм, чтобы он получил возможность самовосстанавливаться, а вы смогли бежать и скрываться от тех, кто полагал вас мертвым?

Дорман ухмыльнулся:

— Первым нашим настоящим успехом были опыты над собакой. Теперь я понимаю, что Дэвид тут же взял действующие криттеры и тайно вкатил дозу своему сыну. В ту пору Джоди умирал от лейкемии, и Дэвиду не оставалось ничего другого. По-моему, он не сказал об этом даже Патриции. Но поглядите на Джоди теперь — он вылечился, он здоров! Нанокриттеры сработали на славу. — В лесном полумарке было видно, как кожа Дормана дрогнула, будто покрывшись рябью.

40
{"b":"1480","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Презентация ящика Пандоры
Чего желает джентльмен
Игра престолов
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Братья и сестры. Как помочь вашим детям жить дружно
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Крах и восход