ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, — ответил Пенвик. — Но здесь был агент ФБР. Его фамилия Малдер. Полагаю, он один из вас? — Ленц не ответил, и полицейский продолжал: — Он реквизировал пикап этого человека и уехал. Сказал, что ему нужно встретиться со своим напарником, что это как-то связано с лесовозом. Я дожидаюсь его… — Пенвик бросил взгляд на запястье, — …уже около часа.

— Отныне вам не о чем беспокоиться. Мы берем ситуацию под свой контроль, — сказал Ленц, отступая назад и прикрывая ладонью глаза.

Мужчина в скафандре направил струю напалма в кабину лесовоза и с громким хлопком зажег горючее. Взревело пламя.

— Господи Боже мой! — крикнул мужчина в дождевике и захлопнул дверцу патрульного автомобиля. Над дорогой пронесся горячий ветер. От мокрых растений и асфальта поднялись облачка пара.

— Советую отойти подальше, — сказал Ленц. — В любое мгновение может взорваться бензобак.

Они с Пенвиком ринулись прочь, низко пригибаясь. Остальные члены команды вынесли завернутый труп и сунули его в кузов своего фургона, разместив тело в стерильной изоляционной камере. Оказавшись в машине, они немедленно сняли защитные костюмы и сожгли их.

В серых сумерках дождливого вечера пылающий лесовоз казался раскаленным добела факелом С оглушительным грохотом взорвался бак, мужчины на мгновение нагнули головы — ровно настолько, чтобы уклониться от разлетающихся обломков, — и тут же вернулись к прерванной работе.

— Вы упомянули об агенте Малдере, — сказал Ленц, поворачиваясь к полицейскому. — Вы знаете, куда он отправился?

— Да, разумеется, — ответил Пенвик, не спуская ошеломленного взгляда с огненного шара и людей, столь эффективно уничтоживших все улики. Пламя продолжало реветь и трещать, и в небо поднимался черный столб дыма, воняющего бензином, химикатами и влажным деревом.

Патрульный сообщил Адаму, как найти коттедж Дарина Кеннесси. Ленц ничего не записывал, но запомнил все до последнего слова. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы не покачать головой.

…отпечатки грязных башмаков на белоснежном ковре…

Люди Адама забрались в черный лимузин, а остальные члены группы заперли кузов фургона, и водитель завел мотор.

— Эй! — Пожилой мужчина в дождевике открыл дверцу патрульного автомобиля и вышел на дорогу. — Когда мне вернут пикап? — крикнул он, обращаясь к Ленцу.

Представив себе агента Малдера, гоняющего на обшарпанном красном пикапе, Ленц едва не поперхнулся, но его лицо по-прежнему сохраняло твердокаменное выражение.

— Мы сделаем все, что в наших силах, сэр, — ответил он. — Вам не о чем беспокоиться.

Адам уселся в лимузин, и его ударная оперативная группа двинулась к дому Дарина Кеннесси, затерянному в лесах.

Орегонские проселки

Пятница, 18.17

На закате за спиной Скалли раздался короткий вздох — Джоди проснулся, свежий и отдохнувший, готовый к беседе.

— Кто вы, мадам? — спросил мальчик, в который раз заставив Скалли испуганно вздрогнуть — так быстро и резко он пробудился от сна. Рядом с ним сидел Вейдер, часто дыша, умиротворенный и счастливый. Жизнь вновь казалась ему прекрасной и удивительной.

— Меня зовут Дана Скалли, — ответила женщина, внимательно вглядываясь в сумерки. — Можешь называть меня просто Дана. Я приехала сюда за тобой, я хотела поместить тебя в больницу, пока твое заболевание не перешло в последнюю стадию.

— Мне не нужна больница, — сказал Джоди оживленным голосом, свидетельствовавшим о том, что он считает этот вопрос закрытым раз и навсегда. — Меня больше не нужно лечить.

Скалли продолжала гнать автомобиль в темноту. Связи с Малдером по-прежнему не было.

— Как же это вышло, что тебя больше не нужно лечить? — спросила она. — Я ведь читала твою медицинскую карточку, Джоди.

— Я болел раком. — Мальчик закрыл глаза, напрягая память. — Острая лимфобластическая лейкемия — вот как называлась моя болезнь. Сокращенно — ОЛЛ [15] . Папа говорил, что у рака крови множество названий.

— Это означает, что твои кровяные тельца испортились — они не желают работать так, как положено, и убивают здоровые клетки.

— Но теперь-то я в порядке, по крайней мере почти, — уверенно заявил Джоди. Он погладил Вейдера и обнял его. Черный Лабрадор принимал ласки хозяина с искренним наслаждением.

Слова Джоди вызывали у Скалли сомнения, но спорить с очевидными фактами не приходилось.

Внезапно мальчик бросил на нее подозрительный взгляд.

— Вы — одна из тех, кто гонится за нами. Из тех людей, которых так боялась мама, — заявил он.

— Нет, — ответила Скалли. — Наоборот, я пыталась спасти тебя от тех людей. Тебя было трудно отыскать, Джоди. Мама очень хорошо спрятала тебя. — Она закусила губу, понимая, какой последует вопрос… и Джоди не замедлил его задать. Он огляделся и, только что сообразив, где находится, выпалил:

— Эй, а где моя мама? Что с ней? Джереми погнался за ней, и она велела мне убегать.

— Джереми? — спросила Скалли, презирая себя за столь неуклюжую попытку уклониться от вопроса.

— Джереми Дорман, — ответил Джоди таким тоном, словно был уверен в том, что Скалли знакомо это имя. — Ассистент моего отца. Мы думали, что Джереми тоже погиб в пожаре, но он оказался жив. Он сказал, что ему нужна моя кровь. — Мальчик повесил голову, рассеянно погладил собаку и судорожно сглотнул. — Джереми что-то сделал с моей мамой, да?

Скалли глубоко вздохнула и сбавила скорость. Ей совсем не хотелось рассказывать мальчику о гибели его матери, справляясь при этом с крутыми опасными виражами.

— Мне кажется, мама пыталась тебя защитить, — ответила она, — но этот человек, господин Дорман, который хотел тебя поймать, он… — Скалли умолкла, лихорадочно подбирая нужные слова. — Короче говоря, он тяжело болен. Ты поступил очень умно, не дав ему прикоснуться к себе.

— А мама заразилась? — спросил Джоди. Скалли кивнула, глядя прямо перед собой и надеясь, что мальчик уже догадывается, какой будет ответ.

— Да, — сказала она.

— А по-моему, никакая это не болезнь, — храбрым, нарочито твердым тоном сообщил Джоди. — Я думаю, что у Джереми в крови тоже есть наномашины. Он украл их в лаборатории.. но его криттеры неисправны. Они убивают людей. Я-то видел, на что стал похож Джереми

— Значит, именно поэтому он и гнался за тобой? — спросила Скалли, изумленная хладнокровием и сообразительностью мальчика, особенно после такого тяжкого удара, и тем не менее его слова казались ей совершенно невероятными. Впрочем, после всего, что видела Скалли, она сомневалась в том, что мальчик мог это выдумать.

Джоди вздохнул, и его плечи поникли.

— Мне кажется, те люди ищут не только меня, но и его. Мы с Джереми — единственные живые носители криттеров. Кому-то очень не хочется, чтобы они оставались на свободе.

Он поднял лицо, и Скалли посмотрела в зеркальце, ловя в сгущающемся мраке взгляд его сверкающих глаз. Мальчик казался испуганным и беззащитным.

— Вы, наверное, думаете, что я опасен? Что из-за меня могут погибнуть люди? — спросил он.

— Нет, — ответила Скалли. — Я прикасалась к тебе и осталась жива и здорова. Я собираюсь сделать анализы и убедиться, что у тебя все в порядке — Мальчик промолчал; Скалли так и не поняла, удалось ли ей — его успокоить. — Скажи, Джоди, вот эти нанокриттеры… Что тебе о них рассказывал отец?

— Он называл их биологическими полицейскими, которые проникают в мое тело, чтобы отыскать неисправные клетки и починить их одну за другой, — отозвался мальчик — А также защищать меня от травм и повреждений

— Например, от огнестрельных ран, — пробормотала Скалли. Она понимала, что если нанокриттеры сумели вылечить запущенную лейкемию, то залатать пулевую дырку было для них проще простого. Они могли без особого труда остановить кровотечение, соединить разрывы тканей и восстановить целостность кожи.

Острая лейкемия была куда более серьезной задачей Биополицеиским пришлось исследовать миллиарды клеток организма Джоди и осуществить огромную работу по их перестройке Между лечением рака и пулевого отверстия была такая же разница, как между вакцинацией и наложением марлевой повязки

42
{"b":"1480","o":1}