ЛитМир - Электронная Библиотека

Впрочем, первые подозрения возникли у Скалли еще в тот миг, когда она увидела на теле мальчика свежие шрамы, царапины и ожоги. Сколь незначительными ни казались эти повреждения, они заживали с обычной скоростью. Невзирая на все то, что Скалли знала о Джоди Кеннесси, теперь он выглядел самым обычным мальчиком.

— Куда же девались нанокриттеры? — спросил Малдер. — Может быть, Джоди каким-то образом вывел их из своего организма?

Скалли не знала, как объяснить этот феномен Они вошли в палату. Джоди сидел в кровати, скучающе поглядывая на экран телевизора, включенного на полную громкость. Учитывая все то, что ему довелось пережить, можно было сказать, что Джоди с честью вышел из тяжелого испытания. Увидев Скалли, он тепло улыбнулся ей.

Несколько секунд спустя в помещение ворвался главный онколог, держа в руках блокнот на дощечке. Он покачал головой, посмотрел на Джоди и перевел взгляд на Скалли. Малдера он словно бы не заметил.

— Я не усматриваю ни малейших признаков лейкемии, — заявил он. — Агент Скалли, вы уверены, что это тот самый мальчик?

— Мы не сомневаемся в этом. Онколог вздохнул:

— Я видел результаты предыдущих анализов, но теперь в крови нет и следа раковых клеток. Мы провели пункцию спинного мозга — и тоже ничего не обнаружили. Это стандартные процедуры, как правило, дающие надежный результат, ведь в таком запущенном случае симптомы должны быть видны невооруженным глазом — а я, Господь тому свидетель, видывал немало случаев! — В конце концов он посмотрел на Джоди и добавил: — Молодой человек излечился от лейкемии, и это не просто ремиссия, а полное выздоровление.

Скалли ничуть не удивилась.

Онколог моргнул и опустил руки, державшие блокнот.

— Я знаю, порой медицина сталкивается с чудесами… нечасто, но если учесть, сколько пациентов проходит через наши руки, иногда случаются вещи, которые наука не в силах объяснить. Как бы то ни было, этот мальчик, еще два месяца назад страдавший острейшей формой рака, теперь не проявляет ни малейшего признака лейкемии. —

Врач приподнял брови и посмотрел на Джоди, который безучастно наблюдал за разговором, словно заранее знал ответы на все вопросы. — Мистер Кеннесси, вы здоровы. Понимаете ли вы, что означает этот диагноз? Вы совершенно здоровы, если не считать мелких царапин, шрамов и ожогов. Я не наблюдаю у вас ни малейших отклонений.

— Если у нас возникнут вопросы, мы обратимся к вам, — отозвалась Скалли. Врач, казалось, был разочарован тем, что она не проявляет и следа того изумления, которое охватило его самого. Скалли бесцеремонно выпроводила онколога из палаты.

Когда он ушел, Скалли и Малдер опустились на край постели мальчика.

— Джоди, не знаешь ли ты, почему в твоей крови не осталось и следа нанокриттеров? Мы ничего не понимаем. Наномашины залечили твою пулевую рану, исцелили тебя от рака, но теперь они исчезли.

— Потому и исчезли, что я вылечился. — Джоди рассеянно смотрел на экран телевизора, из которого доносились приглушенные звуки передачи для домохозяек. — Мой папа сказал, что они выключатся и растворятся, как только закончат свою работу. Он сделал так, чтобы криттеры исправили раковые клетки одну за другой, и сказал, что это займет много времени, но я буду выздоравливать с каждым днем. А потом, когда криттеры закончат, они сами выключат себя.

Малдер смотрел на Скалли, высоко подняв брови:

— Предохранительный механизм! Сомневаюсь, что о нем знал даже брат Дэвида, Дарин.

— Но, Малдер, это потребовало бы колоссального усложнения схемы… — начала было Скалли и тут же осеклась, осознав, что уже само существование самовоспроизводящихся «биологических полицейских», которые перестраивают человеческий организм на основании кодов, записанных в цепочках ДНК, с точки зрения ее былых представлений о возможностях современной техники кажется совершенно невероятным. — Джоди, — добавила она, наклоняясь к мальчику, — мы должны придать этому результату широчайшую огласку. Мы должны сделать так, чтобы все вокруг узнали о том, что в твоем организме более не содержится и следа нанотехнологий. В таком случае у тех людей не будет причин продолжать тебя разыскивать.

— Делайте что хотите, — угрюмо отозвался Джоди.

Скалли не стала тратить слова на лицемерные утешения. Мальчику суждено очередное испытание, и он должен справиться с ним по собственному разумению.

Еще недавно в организме Джоди Кеннесси содержалось волшебное лекарство от рака и, вероятно, от любых недугов, которыми страдает человечество. Может быть, обитавшие в крови мальчика нанокриттеры сулили бессмертие.

Лаборатория «ДайМар» лежала в руинах, Джереми Дормана и черного Лабрадора поглотила пылающая преисподняя, а Дэвид Кеннесси и все, кто принимал участие в его работе, погибли. Исследования в области нанотехнологий нужно было начинать с нуля, и новых, столь же блистательных открытий следовало ожидать лишь в весьма отдаленном будущем.

Скалли уже придумала, где ФБР спрячет Джоди и каким образом надолго обеспечит ему спокойную жизнь. И хотя ее собственный замысел не вызывал у нее особых восторгов, Скалли не видела лучшего пути.

А Малдер тем временем составит рапорт, приложит к нему записи и ничем не подтвержденные соображения и пополнит ими свой архив, в котором и без того хватает свидетельств о курьезных случаях.

И вновь у него на руках не осталось весомых надежных улик, которые могли бы кого-нибудь в чем-нибудь убедить.

Только очередная кипа материалов под грифом «Икс».

По мнению Скалли, уже в самое ближайшее время Малдеру придется поставить в своем тесном кабинете еще несколько картотечных шкафов, в которых будут храниться указания на то, где и как отыскать ту или иную папку.

Административное здание.

Кристал-Сити, штат Виргиния

Воскресенье, 14 04

Адам Ленц отчитывался о проведенной работе в устной форме, с глазу на глаз — ни тебе канцелярских инстанций, ни бумажной волокиты, ни рапортов, которые могли выплыть наружу и привлечь внимание посторонних любопытных глаз. Ленц должен был встретиться с начальником лицом к лицу и поведать ему о своем расследовании собственными словами.

Эта встреча оказалась самым тяжелым испытанием из всех, которые когда-либо выпадали на его долю.

Из пепельницы поднималась едкая струйка дыма, зловещей пеленой окутывая собеседника Адама. Это был сухопарый изможденный мужчина с темными зачесанными назад волосами, запавшими глазами и заурядным неприметным лицом.

Ничто не выдавало в нем вершителя хрупких людских судеб. Он не был похож на человека, который провожает в последний путь президентов, разрабатывает планы падения одних правительств и возвышения других и устраивает эксперименты над пребывающими в неведении толпами, называя их «разменной монетой».

И тем не менее он играл мировой политикой точно так же, как другие люди играют на бирже.

Он глубоко затянулся сигаретой и медленно выдохнул дым, вытянув трубочкой сухие пергаментные губы. До сих пор он не произнес ни слова.

Ленц стоял в безликом кабинете, искоса поглядывая на мужчину с сигаретой. Пепельница на столе была переполнена окурками.

— Откуда такая уверенность? — произнес наконец мужчина. У него был обманчиво-мягкий мелодичный голос.

И хотя Ленц не служил в армии, по крайней мере не занимал официальных постов, он выпрямился в струнку и отчеканил:

— Скалли и Малдер провели тщательный анализ крови мальчика. Мы располагаем беспрепятственным доступом к больничной картотеке. Никаких признаков нанотехнологического заражения — ни целых механизмов, ни фрагментов, ничего. Мальчик чист.

— Чем же в таком случае объясняются целительные свойства его крови? Что излечило его от огнестрельной раны?

— В сущности, никто этого не видел, сэр, — ответил Ленц. — Во всяком случае, в его истории болезни ничего подобного не записано.

Мужчина молча глядел на Ленца сквозь дым, клубившийся перед его лицом. Ленц понял, что собеседник не удовлетворен ответом. Во всяком случае, пока.

51
{"b":"1480","o":1}