ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, Малакили был один на Татуине. Он один любил монстра, и это было его задачей — защитить своего любимца. Он найдет какой-нибудь способ освободить ранкора и бежать самому, конечно, тоже.

Малакили продолжал жевать бутерброд, проталкивая куски в пересохшую глотку, когда планы стали обретать форму в его голове. Джабба был могущественным преступным королем, да, но он не был единственной силой на Татуине. Джабба имел множество врагов, а Малакили обладал информацией.

Возможно, ему удастся найти способ купить свободу для своей зверюшки.

В логове монстра

Неподалеку от центра грязного города Моc-Айсли пылил потрепанный грузовой транспорт. После одного весьма неудачного приземления, «Счастливый деспот» не смог бы пройти ни единого теста на безопасность. Так что он остался брошенным там же, где и сел, пока группа бестолковых инвесторов с Аркона, решившая, что можно извлечь выгоду из туризма, не переделала его в отель люкс-класса.

Вскоре после того, как предприниматели обанкротились, «Счастливый деспот», отель и казино, приобрела новая королева — выскочка, соперница Джаббы, которая имела грандиозные планы, незначительный капитал и манеру отхватывать кус, который не могла прожевать.

Госпожа Валариан откинулась на спинку механического форм-кресла, расслабляясь в роскошном офисе. Она имела вид столь учтивый, насколько учтиво могла выглядеть женская особь випхидов с длинной щетинистой мордой, набитой зубишами. Когда она томно вещала, казалось, будто она пытается мурлыкать, но для Малакили это было скорее хрипением гундарка с надсаженной глоткой.

— Я знаю, что ты из дворца Джаббы, — сказала госпожа Валариан с глухим ворчанием.

Ее клиновидные нижние бивни подались вперед, она похлопала длинными ресницами.

Малакили обдало сильным ароматом духов, который должен был перебивать мерзкий мускусный запах випхидовой шерсти. Ему казалось, что это было хуже того смрада, что царил в клетках Цирка Ужасов.

— Да, я из дворца Джаббы, — Малакили поправил черную повязку. — Но Джаббе не всегда удается предоставить мне все что необходимо. Так что я пришел к вам, госпожа Валариан.

Она пожала плечами и подняла к нему свое ужасающее лицо. Она дрожала всем телом, что Малакили расценил как признак веселья.

— И как же ты намерен расплатиться за услугу, о которой просишь?

— Я знаю, что Джабба ваш враг, госпожа Валариан, — сказал Малакили. — Я знаю, что вы бы не отказались от полной схемы его дворца. Монахи Б'омарр, которые построили его, хранили схему в секрете. Вам может быть интересно узнать о некоторых потайных входах на нижних уровнях. Или некоторые слабости и привычки Джаббы.

— Не думаешь ли ты, что у меня нет шпионов во дворце Джаббы? — фыркнула госпожа Валариан.

Малакили никак не среагировал, к тому же, он был напуган.

— Я ничего не говорил про ваших шпионов. Я просто предложил свои услуги. Если вы намерены соперничать с Джаббой Хаттом, вы, в самом деле, должны быть очень осмотрительны.

Он надеялся, что сказал все правильно. Он, который провел семь сезонов с дичайшими обитателями Цирка Ужасов, был совершенно выбит из колеи, находясь в роскошной комнате с надушенной женщиной, которая могла размазать его одним мановением пальцев.

— А я и не говорила, что у меня есть особый интерес к тому, чтобы причинить вред Джаббе, — ответила она. — На самом деле у нас ограниченное партнерство. Он имеет незначительный процент со «Счастливого деспота». Но информация иногда весьма ценна, бывает сложно определить ее стоимость. Глупо упускать возможность узнать несколько больше.

Она подняла кустистую бровь.

— Не хочешь ли выпить? Затем расскажешь о той услуге, которую я могу тебе оказать.

Малакили молчаливо стоял, когда она принесла ему один из самых дорогих напитков на Татуине в покрытом инеем стакане: чистую, охлажденную воду с двумя ледяными кубиками. Малакили потянул напиток, облизнув губы, когда холодная жидкость устремилась вниз по глотке.

— Мне потребуется корабль, грузовой корабль, со специально переделанным отсеком — с клеткой.

Госпожа Валариан любознательно засопела, ноздри ее расширились.

— Клетка? Что ты хочешь в ней везти?

— Животное, — ответил Малакили. — И себя. Я намереваюсь забрать зверя Джаббы — ранко-ра — с собой. Мне нужно найти пустынный мир, желательно с буйной растительностью, вроде небольшой луны с джунглями или захолустную планету, где сможет жить находчивый человек и где большое животное сможет вволю насладиться свободой и обилием добычи.

Госпожа Валариан отрывисто захрюкала, что Малакили расценил как довольный смех.

— Ты хочешь украсть ранкора Джаббы? Это будет так весело! О, это никак нельзя пропустить! Да, да, я предоставлю необходимый тебе корабль. Нужно назначить дату и время.

— Чем быстрее, тем лучше. Госпожа Валариан плавно повела когтистой рукой вдоль красочного антикварного стола.

— Да, да, чем быстрее, тем лучше. Я думаю, самое важное — установить в тронном зале Джаббы небольшую камеру — так, чтобы я видела выражение на его обрюзгшей морде, когда он обнаружит пропажу!

Валариан нажала какую-то невидимую кнопку на столе, и мелодичный звон разнесся по помещению. Дверь быстро открылась, и два хорошо отполированных протокольных дроида зашли внутрь.

— Да, госпожа Валариан? — сказали оба в унисон.

Она приказала одному из дроидов отвести Малакили в другую комнату, где он и предоставит «определенного рода информацию». Другому она приказала позаботиться о корабле, найти подходящую планету, соответствующую запросам Малакили, и обеспечить все остальное.

— Я очень признателен, госпожа Валариан, — произнес Малакили, запинаясь, все еще не веря в то, что только что ступил на путь, с которого нельзя свернуть.

Валариан пофыркала снова, когда Малакили проследовал за дроидом в коридор.

— Нет, это я признательна. Это стоит любых затрат.

Дверь закрылась, а она все продолжала хихикать.

Неудачный расчет времени

Малакили старался оставаться спокойным и вести себя как обычно, считая дни до назначенной даты его спасения.

Он воровато поглядывал, шарахаясь от каждой тени как от шпиона, но Джабба и его фавориты, те, что в тронном зале, казалось, не обращали внимания на поведение Малакили. Джабба был поглощен разбором проблем, связанных с новой кантиной; он лишь все время хвастался, что скоро охотники за головами достанут ему крайт-дракона. А это означало, что хатт сократил количество жестоких состязаний с участием ран-кора, не желая, чтобы монстр был ранен до ожидаемой титанической битвы. Последним живым шевелящимся блюдом была всего лишь танцовщица тви'лекка, которую ранкор долго смаковал, вместо того, чтобы отправить в брюхо единым глотком, сожрав в три аккуратных укуса, Малакили постарался расслабиться, надеясь, что его план удастся. Но когда он подкатил набитую мясом тележку к воротам клетки в очередной раз, бледнолицый Гонар вышел из тени с идиотской ухмылкой.

— Я знаю про тебя, Малакили! — сказал Го-нар сиплым шепотом. — Я знаю про тебя и госпожу Валариан.

Малакили остановился и медленно обернулся, стараясь не выдать свое потрясение, но он всегда с трудом скрывал эмоции.

— И что же ты знаешь про меня и госпожу Валариан?

— Я знаю, что ты шпионишь для нее. Тебя выследили, когда ты направлялся в Мос Айсли, в «Счастливый деспот». Я знаю, что ты общался с ней в ее личных апартаментах. Я не знаю, в какую игру ты играешь, но Джаббе это не понравится.

Малакили все же не смог сдержаться — его взгляд забегал. Внутри клетки ранкор почуял тревогу своего смотрителя и издал низкий рык.

— Чего ты хочешь? — спросил Малакили. Гонар издал облегченный вздох, как будто удовлетворенный тем, что ему не пришлось спорить. Он убрал сальную прядь волос, скрывающую глаза.

— Я хочу заботиться о ранкоре, — сказал он. — Я был тут столько же, сколько и ты. Он должен быть моим зверем. Либо ты уходишь сейчас и оставляешь ранкора на мое попечительство, либо я доношу Джаббе, он убивает тебя, а я забираю ранкора как награду. В любом случае, я получу, что хочу. Каким способом — решать тебе.

7
{"b":"1481","o":1}