ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Каждый раз, когда тебе сниться что-то плохое, просто подумай о том, что это сон, что ты сам творишь его, - я щёлкнула его по носу и чуть приобняла за хрупкие плечи. Он никогда не был ни грубым мальчиком, ни излишней неженкой. Его непорочность, которая находилась во мне, сияла как никогда, это я могла чувствовать с уверенностью. Тогда в силу новой работы я вела себя чуть сдержаннее, язык часто оставался за зубами.

   - Как тебя зовут? - благовеянно прошептал он.

   - Кайла, только никому обо мне не говори, я загляну ещё, - подмигнула я и выпрыгнула из сна. В тот же самый момент Томми проснулся на руках у обеспокоенной матери, его младшая сестра так же была рядом, 10-летняя Верука очень любила брата. Я тогда понимала, что совершила недозволенную глупость. Но ведь она вышла случайно! Тем более я глубоко надеялась на то, что мальчик забудет о случившимся.

   - Как ты себя чувствуешь, Томми? - спросила его мама, добрая Уитни.

   - Ничего так, - улыбнулся паренёк, он всегда отличался весёлой непосредственностью, которая с возрастом, правда, стала не умолило таять. И это очень странно, с такой-то эксцентричной непорочностью как я! - Мне приснилась очень красивая и смелая девушка, лучше чем Сью из книги, - это он говорил про книгу ужасов, которую прочёл. Я невольно выпрямилась и разулыбалась. Вот что значит одиночество, это когда тебе безумно приятны комплименты 13-летникого мальчишки!

   Наверное, поэтому я иногда заглядывала во сны Томми, но чем старше он становился, тем реже я это делала...Но даже не смотря на это, он не забывал обо мне. И хотя я назвала своё имя всего лишь раз, он запомнил его. Потом, правда, это всё обернулось мне боком, но в тот момент это всё казалось забавным и милым.

   Углубившись в собственные воспоминания, я и не заметила, что Том собирался плюхнуться на кровать, и еле-еле успела убраться с неё. Вот такая тяжёлая доля у бесплотных людей - он ничего не почувствует, а через меня словно грузовик пронесётся.

   Парень размышлял о том, что больше не хочет играть в футбол. Я полностью поддерживала его в этом решении, особенно если учесть, что в последнее время он играет не важно, а мне, как особо впечатлительной натуре, не нравится слушать насмешки в его адрес и не иметь возможности надавать тумаков по головам тех несчастных сплетников. Но Том не знал, как сказать об этом своим друзьям из команды, ведь он был вратарём. Я решила прийти парню на помощь, поэтому села на пол недалеко от его головы и уставилась на него.

   "Почему всё так сложно? - слышала я его голос, - Они наверняка думают, что мне не место в команде, но выгонять не будут, потому что бояться обидеть. А если уйду сам - обидятся они!" - размышлял парень. Я когда хотела, могла выключить у себя в голове его мысли. Но мне нравилось их слушать, для меня это было чем-то вроде личной радиостанцией Томми-FM.

   - Томми, не делай из этого вселенскую проблему, - пробормотала я своим "рабочим" тоном, - Ты же прекрасно знаешь, что с футболом у тебя в последнее время не ладится. Твой уход пойдёт команде на пользу. И с чего ты взял, что они обидятся? В конце концов, они парни или трусливые гусыни? Всё будет хорошо. В понедельник же скажи Курту, что уходишь и дело с концом, - что ж, как можно заметить я необычная совесть, которая обычно говорит заумными словами. По сути, в конторе все были именно такими - занудами, чётко знающими, что такое хорошо и что такое плохо. Вот только не все понимали, что такой метод подходит не всем детям. Ну, скажите, какому подростку захочется слушать в своей голове нытьё, которого до бесконечности много в школе? Ему хочется услышать голос авторитета с небольшой разницей в возврате. И я была несказанно рада, что моя коллега Джорджианна, чьей подопечной была Верука сестра Томми, была в числе новаторов. Мы с этой особой хорошо дружили и находили общий язык, наши подопечные были очень хорошими людьми, поэтому у нас оставалось много времени на общение. Это помогало мне справляться с одиночеством. В конце концов, не самой же мне выслушивать собственные бредни?

   Сейчас Джорджи вместе с Верукой, которая проводила выходные у подруги, поэтому увидимся мы только в воскресенье. Все выходные наедине с Томом...Что ж, за это время ему можно столько наговорить о приличиях, что я смогу ничего не делать до его совершеннолетия. Неплохая тенденция.

   "Да, пожалуй, всё правильно. Я скажу им в понедельник, - раздался мысленный ответ, и я невольно улыбнулась. - Спасибо". Тут меня передёрнуло от того, что он снова заговорил со мной. Парень редко этим занимался, потому что думал, что мой голос плод его фантазий, он боялся стать сумасшедшим. Но всё же иногда не удерживался и говорил со мной. Пожалуй, я выражалась слишком конкретно, наверное, нужно шептать еле слышно и грубее, чтобы он принимал это за свои мысли. В такие моменты, когда он начинал со мной говорить, я чувствовала себя куда более сумасшедшей, нежели он. Это просто напрочь сносило мозги.

   Тут раздался стук в дверь. Мы оба вздрогнули от неожиданности. Я тут же отошла к компьютерному столу подопечного, чтобы он избавился от ощущения чьего-то присутствия.

   - Да? - отозвался Томми, как всегда потирая глаза после наших разговоров. В последнее время ему удавалось не думать о моём голосе в своей голове, но лишь потому, что последние несколько месяцев у него всё было идеально, и моя помощь ему не требовалась. Признаться, это немного уязвляло меня.

   - Сынок, можно войти? - раздался голос Уитни с другой стороны. Пришла его вторая совесть, которая именовалась мамой. Именно для мам непорочности являются помощниками в первую очередь.

   - Конечно, ма, - парень присел в кровати, а я сидела на его чистом компьютерном столе, слегка побалтывая ногами. В комнату вошла невысокая женщина сорока лет с красивой фигурой, шелковистыми каштановыми волосами и голубыми глазами, которые передались по наследству её сыну. Мне всегда нравилась Уитни, она давала мудрые советы, во многом благодаря этому я получила такой хороший материал для работы. Правда меня не мало удивляло то, что у такой красотки не было мужчины. Отец Томми погиб уже очень давно, когда мальчик был совсем маленьким и моя любопытная персона об этом на удивление ничего не знала.

   - Чем занимаешься? - женщина быстрым взглядом обвела помещение, убеждаясь в том, что всё хорошо и присела на стул возле кровати.

   - Пока ни чем, скоро пойдём с парнями в боулинг, - у Тома было мало ограничений, потому что Уитни знала, что он послушный мальчик. По сути, все родители думали так про своих детей, но я-то точно знала, что в данном случае это правда.

   - Что ж, - только сейчас я заметила, что Уитни чем-то обеспокоенна, точнее я уловила это замечание в мыслях своего подопечного. И в самом деле, кажется, мама собиралась сказать что-то важное. - Я должна тебе кое-что сказать...Скажу прямо, не люблю мешкать, - это правда было в характере женщины, - Мне предложили работу в Южном Университете Экономики и Права, который я когда-то закончила. И я подумываю согласиться. Зарплату обещают большую, и южное солнце пойдёт на пользу слабому здоровью Веруки, - произнесла Уитни, вглядываясь в лицо сына. Я чуть не рухнула с компьютерного стола и не растеклась по полу от такой вот неожиданной новости. Хотя по сути, я была с ней согласна насчёт здоровья девочки, Джорджианна обрадуется. Тем более у Веруки тут почти нет друзей, но там она может начать новую жизнь.

   Но мой Том...Его мысли просто кричали. Этот переезд рушил всю его жизнь. Он как раз собирался пригласить Келли Сью на весенний бал (правда мне эта идея не казалась такой уж хорошей), быть может, поцеловать её. У него здесь так много друзей. Он не понимал зачем им переезжать, ведь зарплаты матери вполне хватает, а судя по его успеваемости, он сможет поступить на бесплатное обучение. Мне стало как-то нехорошо и уж не знаю, то ли у меня голова закружилась от мыслей парня, то ли от своих собственных.

2
{"b":"148123","o":1}