ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Цена удачи
Сердце того, что было утеряно
Фирма
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Война
Все, что мы оставили позади
Наизнанку. Лондон
Принцип рычага. Как успевать больше за меньшее время, избавиться от рутины и создать свой идеальный образ жизни
Силиконовая надежда
A
A

– Именно так и есть. Меня интересуют записи Омниуса относительно разгрома Старой Империи, времени титанов и восстания хретгиров. Но только мне нужны не мемуары моего отца.

– Ах вот что, мы начинаем проявлять собственные амбиции!

– Ты боишься, что после этого я начну выигрывать у тебя все военные игры?

Он просмотрел длинный список файлов и порадовался, что впереди у него масса времени, полет обещал быть очень долгим.

– Мне нет смысла бояться какого-то человека.

Вор стал часами просиживать за центральным бортовым компьютером, буквально купаясь в море новой для себя информации. Он не учился так прилежно со времени окончания школы доверенных людей. Ум его был уже подготовлен разговорами с Сереной Батлер, и он был готов найти мелкие несоответствия между общей историей и историей, изложенной в мемуарах Агамемнона. Даже кимеку позволительно приукрашивать исторические события. Но Вориан был просто шокирован тем, насколько кардинально расходились сведения его отца с объективной трактовкой тех же событий.

Он лихорадочно просматривал файлы о событиях на Салусе Секундус, об эпохе титанов, Старой Империи, поражаясь тому, что он узнавал. Вориану теперь оставалось только удивляться, почему он раньше не читал этого, хотя вся информация постоянно была в его полном распоряжении.

Отец лгал мне! Он исказил события, нарушил достоверность, приуменьшил жестокость и страдания людей – даже Омниус знает это!

С другой стороны, он был вынужден признаться себе, – что Серена говорила ему правду.

Впервые в жизни он почувствовал гнев по отношению к своим хозяевам – машинам – и к своему отцу. Также впервые он испытал сочувствие к человечеству. Как храбро сражались люди за свою свободу!

Я тоже человек по своим физическим свойствам. Но что это значит?

Во времена титанов Агамемнон совершал чудовищные злодеяния и преступления против тех народов, которые всего лишь хотели отстоять свою свободу. Агамемнон и Юнона несут ответственность за гибель миллиардов людей и тяжкое рабство выживших. Люди не заслужили этого, они лишь пытались отстоять свою независимость.

Нет ничего удивительного в том, что Серена так ненавидит меня. Ведь я – родной сын чудовища и убийцы!

Вор продолжал читать. Здесь была вся история, бесстрастные сводки и хроники, зафиксированные равнодушными машинами – в правдивости машинной истории не приходилось сомневаться, машины не умеют лгать. Данные были собраны скрупулезно, информация точна.

Необходим человеческий ум, чтобы исказить информацию. Или человеческий ум в обличье кимека.

Из задумчивости его вывел голос Севрата.

– Что ты там нашел? Ты читаешь уже много часов.

Глядя в зеркальное лицо робота, Вориан признался:

– Я пытаюсь изучить самого себя.

– Такая проблема требует минимального изучения, – произнес Севрат, явно пытаясь сострить. – Зачем понапрасну себя мучить?

– Иногда человек должен посмотреть в глаза правде. – С этими словами Вориан вышел из базы данных и выключил компьютер.

Капитан-робот встал и подошел к консоли управления, подсоединив свои системы к ней, чтобы начать маневры выхода на орбиту очередной планеты.

– Иди сюда, мы прибываем на Коррин. Настало время сбора новых данных.

* * *

Наука, притворяясь, что хочет облагодетельствовать человечество, на самом деле является очень опасной силой, которая рискует вмешиваться в естественные процессы, не осознавая последствия такого вмешательства. Если наука и дальше будет придерживаться такого сценария, то неизбежны большие грядущие разрушения.

Когитор Ретикулус. «Тысячелетнее наблюдение»

После проведения заключительных испытаний, в результате которых он убедился, что его поле надежно предохраняет от любых снарядов, Тио Хольцман преисполнился жгучего желания поставить производство полей на промышленную и коммерческую основу. Он уже провел соответствующие переговоры с управляющими промышленных центров на северо-западе, в горнорудном поясе Поритрина, и с владельцами сборочных предприятий Старды. Применяя рабский труд, можно было рассчитывать на хороший доход и неплохую прибыль. Только одни патенты сделают его самого и его патрона лорда Бладда одними из богатейших людей Лиги Благородных.

К несчастью, когда Хольцман поработал над проектом не как ученый, а как бизнесмен, он пришел к неизбежному и неутешительному выводу о том, что буколическая патриархальная планета, такая как Поритрин, не сможет ни при каких условиях обеспечить гигантский спрос, который возникнет на такое чудесное изобретение. Лорд Бладд будет, естественно, не слишком доволен тем, придется отдать такой прибыльный бизнес производителям с других планет, но у Хольцмана не было иного выбора, кроме как обратиться на другие, промышленно развитые, планеты Лиги.

Прежде чем он успел отправить образцы на колонию Вертри или на восстановленные и задыхающиеся без заказов заводы Гьеди Первой, он решил, что сначала надо испытать поле на защитные свойства не против артиллерийских и ракетных снарядов и не против метательных орудий, а против поражающих энергетических лучей. В современной войне лазерное оружие применялось крайне редко, так как лучи лазера энергетически менее эффективны, чем взрывчатые вещества или обычное огнестрельное оружие.

Для заключительного испытания Хольцман потребовал от своей охраны достать лазерное ружье из древнего армейского арсенала. После долгих поисков и бесконечной бумажной волокиты с оформлением множества документов необходимое оружие было наконец найдено и доставлено в его лабораторию. Так как все предыдущие испытания оказались успешными, то это не вызывало у него никакого волнения. Это был просто следующий шаг в исследовании. Вскоре начнут поступать и доходы.

Норма Ценва вернулась к своей обычной проверке всех уравнений саванта. Ученый предоставил ее одержимости заниматься вычислениями, а сам упивался успехами.

Для проведения лазерного испытания он поместил раба в защитное поле и решил сам испытать древнее оружие, выстрелив по полю. С собой он взял только одного помощника, чтобы тот записал протокол испытания, как они уже не раз делали во время предыдущих испытаний. Хольцман возился с затвором ружья, стараясь понять, как из него стреляют.

В этот момент в помещение буквально ворвалась Норма, запыхавшаяся от своего неуклюжего бега на коротких ножках. Лицо ее горело, она в волнении размахивала руками.

– Подождите, постойте! Савант Хольцман, вы в величайшей опасности!

Он нахмурился, как строгий отец, готовый отчитать не в меру расшалившегося ребенка.

– Ты скептически отнеслась и к моему первому испытанию поля. Смотри, я же не нахожусь на линии огня.

Тем не менее лицо Нормы сохранило серьезность.

– Взаимодействие вашего силового поля с коллимированным лазерным лучом приведет к чрезвычайным последствиям – высвобождению невероятной разрушительной энергии.

Норма показала Хольцману листки, испещренные его уравнениями и пометками, сделанными ею самой на полях.

Ученый нетерпеливо опустил ствол и тяжело вздохнул.

– Я думаю, что ты сможешь показать мне основательную причину своей тревоги?

Раб-дзеншиит нервно поглядывал на них из-за оболочки защитного поля.

– Или это снова твоя знаменитая интуиция?

Она сунула ему в нос листки с вычислениями.

– Савант, я не могу определить специфическую причину этой аномалии по одним уравнениям, когда я ввожу фактор когерентности лазерного излучения в уравнение взаимодействия полей. Но в этом случае происходит драматическое увеличение сингулярной потенциальной энергии.

Хольцман смотрел на корявые записи, но они казались ему полнейшей бессмыслицей. Строчки лезли одна на другую, видны были странные символы для обозначения факторов, которые он раньше в глаза не видел. Он нахмурился, не смея признаться в том, что ничего не понимает.

– Не слишком строгое доказательство, Норма, и не очень убедительное.

121
{"b":"1482","o":1}