ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ксавьер и маленький Манион вместе с ней платили страшную цену.

Перед ней, преграждая путь, возник Эразм, который вошел в дом через другой вход. Зеркальная маска на этот раз выражала недовольство.

– Зачем ты пытаешься бежать, хотя знаешь, что это невозможно? Такая игра не доставляет мне удовольствия.

– Я не пыталась бежать, – возразила Серена, стараясь прикрыть собой ребенка.

– Ты должна понять, что у твоих действий будут неприятные последствия.

Она слишком поздно заметила, что в руке Эразма что-то сверкнуло. Он навел на нее какой-то прибор и сказал:

– Настало время поменять параметры.

– Постой… – только и успела произнести Серена. Ослепительный луч ударил ей в глаза, и онемение поразило все ее тело. Она не могла больше стоять. Ноги ее подогнулись, словно превратившись в вату. Падая, она попыталась защитить Маниона, который дико закричал от страха, когда они с матерью рухнули на пол.

Теряя сознание, она не смогла помешать Эразму, который склонился над ней, чтобы взять из ее рук беспомощного ребенка.

В своем анатомическом театре Эразм внимательно рассматривал Серену. Ее обнаженная кожа была гладкой и белой. Она с поразительной быстротой полностью оправилась от тягостной беременности.

Пока Серена в беспамятстве лежала на твердом белом столе, Эразм выполнил тонкое хирургическое вмешательство. Для него это была уже рутинная операция, так как он уже много раз делал ее на рабынях за последние два месяца. Только три рабыни умерли после вмешательства.

Он не хотел нанести Серене вред, так как ощущал, что она может научить его еще многим вещам. Эта процедура послужит ее же собственному благу…

Придя в себя, Серена поняла, что лежит совершенно голая, но промокшая от пота на каком-то твердом ложе. Руки и ноги были привязаны к специальным подставкам, а в животе она ощущала жгучую боль.

Подняв голову, она убедилась в том, что лежит совершенно одна в какой-то заставленной странными приборами комнате. Где Манион? Глаза ее расширились от тревоги и страха. Она попыталась сесть, но в животе возникла острая боль. Скосив глаза вниз, Серена увидела свежий послеоперационный рубец. Края раны были аккуратно сварены электрокаутером.

В комнату с грохотом вошел Эразм, неся поднос с блестящими металлическими и кристаллическими предметами.

– Доброе утро, домашняя рабыня. Ты спала дольше, чем я ожидал. – Он поставил поднос и аккуратно освободил руки и ноги Серены. – Я только что вымыл хирургические инструменты.

Придя в неописуемую ярость, умирая от страха, она прикоснулась к рубцу на животе, пощупала окружающую шрам поверхность.

– Что ты мне сделал?

Робот ответил, сохраняя полнейшую безмятежность и спокойствие:

– Это была простая предосторожность, которая поможет решить нашу общую проблему. Я удалил твою матку. Тебе больше не придется отвлекаться от работы новым деторождением.

* * *

Жадность, злоба и невежество отравляют жизнь.

Земной когитор Экло. «За пределами человеческого разума»

В течение нескольких месяцев после нападения мыслящих машин и кимеков на Россак Зуфа Ценна и ее колдуньи проводили время в подготовке замены и пополнения ввиду больших потерь, понесенных в бою. Пять колдуний были сожжены собственными ментальными импульсами.

Аврелий Венпорт хорошо проявил себя во время кризиса. Он сумел организовать и провести эвакуацию населения, защитить его от уничтожения в чаще джунглей, пока кимеки разрушали все, что попадалось им на глаза. Но Зуфа едва ли обратила внимание на этот подвиг Аврелия. Он сам все время сочувствовал ей по поводу того бремени, какое она взвалила на свои плечи, но главная колдунья почти не думала о своем возлюбленном. Так было всегда, и это начинало всерьез беспокоить Венпорта.

Зуфу вообще не интересовало, на что способны мужчины Россака. Несмотря на свои мощные телепатические способности, Зуфа никогда не понимала, что происходит в мире, который она с таким рвением защищала. Так же мало задумывалась она о том, как удается Венпорту поддерживать экономику Россака.

В течение многих лет группы химиков под руководством Венпорта изучали лекарственные и стимулирующие свойства растений, коры, соков и грибов, добываемых в джунглях. Военно-полевые хирурги и ученые медики на всех планетах Лиги целиком зависели от надежности поставок лекарств, произведенных в джунглях Россака.

Кроме того, Венпорту удалось заключить контракт на производство и продажу плавающих светильников, изобретенных Нормой. Доходы от продаж пошли на восстановление поврежденных причальных орбитальных платформ, на ремонт разрушенных жилых пещер, а также на финансирование пребывания войск Лиги на планете.

Очевидно, Зуфа думала, что все это достается даром. За все приходилось платить Аврелию Венпорту.

В любое время он мог собрать свой капитал и улететь с ним на любую планету, где с таким богатством он мог жить, как король. Но он принадлежал Россаку и сознавал это. Несмотря на то что главная колдунья относилась к нему с недостаточным теплом и вниманием, он все равно продолжал любить ее.

Венпорт мысленно улыбался, поднимаясь на лифте к качающейся полимерной платформе листвы джунглей. На эту поверхность могли приземляться маленькие корабли, в то время как грузовые суда могли причаливать только к орбитальным поврежденным платформам, выгружая по одной упаковочной клети за один раз. В самих джунглях молодые буйные побеги деревьев и трав уже начали закрывать сожженные участки, образовавшиеся после набега на планету мстительных кимеков. Природа сама нашла способ собственного исцеления.

Подняв глаза к туманному небу, он поискал взглядом челнок, который должен был прибыть в это время. Гость оказался на удивление точным. Венпорт смотрел, как на платформу приземляется маленький частный корабль торговца органами по имени Тук Кеедайр. Этот человек, как поговаривали, совершал также набеги на несоюзные планеты, где похищал рабов. Кеедайр также продавал органы, которые, как сообщали, выращивались в особых чанах на засекреченных предприятиях Тлулакса.

Будучи сам коммерсантом, Венпорт никогда не считал работорговлю выгодным и надежным занятием. Только несколько планет Лиги практиковали у себя рабство, но в отношениях с заказчиками и клиентами Кеедайр пользовался хорошей репутацией. Очень странно, что этот человек сегодня решил обратиться в нему, Аврелию Венпорту, с каким-то предложением. Видимо, Кеедайр занялся чем-то другим, оставив работорговлю. Охваченный любопытством Аврелий дал согласие на встречу.

Из приземлившегося маленького тлулаксианского судна вышел Тук Кеедайр. Торговец человеческой плотью остановился в ожидании, уперши руки в бедра. Он был одет в ярко-синюю рубашку, заправленную в черные брюки. Темная коса, изрядно побитая серебристой сединой, словно почетная эмблема, падала на плечо.

Венпорт приветственным жестом вытянул вперед руку. Для такого случая он надел официальный камзол, перепоясанный на талии, и ботинки, сшитые из желтовато-черной кожи древесной змеи. Кеедайр вскинул вверх свою мозолитую руку, взаимно приветствуя Венпорта.

Торговец плотью заговорил первым:

– Я привез показать вам кое-какие образцы и идеи, от которых у вас потекут слюнки.

– Вы, кроме того, привезли с собой репутацию прозорливого и удачливого бизнесмена, Тук Кеедайр. Расскажите мне о ваших идеях.

Пока колдуньи занимались своими вечными военными приготовлениями, Венпорт отвел гостя в официальную приемную. Здесь, когда мужчины остались одни, им, соблюдая заведенный ритуал встречи, подали чай, заваренный на ароматных травах джунглей.

Наконец Кеедайр извлек упаковку коричневатого порошка и протянул его Венпорту.

– Девять месяцев назад я нашел это на Арракисе.

Венпорт понюхал порошок, а потом, по настоянию гостя, попробовал на язык это мощное, немного раздражающее слизистую, вещество.

Венпорт едва ли слышал, что говорил ему Кеедайр, сосредоточившись на том замечательном ощущении, которое потребовало полного к себе внимания. Аврелий был знаком со множеством биологических стимуляторов и веществ, изменяющих настроение и поведение, каких было достаточно в россакских джунглях. Но он не мог даже представить себе, что в природе может существовать это.

127
{"b":"1482","o":1}