ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
Полночная ведьма
Клинки императора
Фаворит. Полководец
Объект 217
Дело Эллингэма
Нефритовые четки
Темная ложь
A
A

Казалось, меланжа проникала в каждую клетку организма, напитывала энергией мозг, но при этом в отличие от других стимуляторов не возникало искажения восприятия действительности. Это было удовольствие, но не только. Это было нечто гораздо большее. Он выпрямился, чувствуя, что вещество одновременно возбуждает и успокаивает, управляет им, но не вызывает рабской привязанности. Это был настоящий парадокс. Он чувствовал, что его ум никогда не отличался такой остротой, как сейчас. Казалось, он мог даже со всей ясностью заглянуть в будущее.

– Мне очень нравится это вещество, – со вздохом удовлетворения произнес Венпорт и положил на язык еще щепотку коричневатого порошка. – Вероятно, я сам стану вашим самым надежным заказчиком.

Он уже прикидывал, как организовать широкую продажу порошка на планетах Лиги, хотя за всем этим явно скрывались куда большие возможности и перспективы.

Будущие партнеры пришли к соглашению, обсудив все интересовавшие их детали, и ударили по рукам. Потом они налили себе еще по стакану россакского чая, добавив туда на этот раз добрую толику меланжи.

Аврелий Венпорт согласился отправиться с торговцем плотью на самый дальний конец известной Вселенной, к планете, куда можно было добраться только кружными путями, так как Арракис, а речь шла именно о нем, находился в стороне от всех торговых путей и был самым отдаленным из всех отдаленных миров. Но россакский коммерсант хотел лично осмотреть источник меланжи, чтобы понять, как можно превратить добычу пряности в прибыльное предприятие.

Может быть, тогда Зуфа наконец обратит на него свое благосклонное внимание.

* * *

Большинство традиционных правительств разделяют народы, натравливая одних людей на других. Этим они ослабляют общество и делают его управляемым.

Тлалок. «Слабость империи»

К Поритрину двигалась величественная кавалькада боевых кораблей Лиги. В составе группы были баллистические ракеты и штурмовики. На мостике флагманского корабля находился гордый и несгибаемый сегундо Ксавьер Харконнен, одетый в парадную форму, и внимательно рассматривал мирную планету.

Лорд Бладд, желая сделать Лиге экстравагантный подарок, решил за свой счет оснастить военные корабли Армады новыми защитными полями Тио Хольцмана. В космопорту Старды были сооружены временные причалы для многочисленных боевых судов. Все коммерческие, частные и торговые суда были убраны, чтобы освободить место для импровизированной военной базы и ремонтных мастерских. На работы были пригнаны команды рабов, снятые с других объектов.

Ксавьер не был полностью убежден в том, что следует слепо доверять новой непроверенной технологии, но, с другой стороны, баланс сил надо было значительно изменить, чтобы человечество смогло отвоевать Синхронизированный Мир. Для этого пришлось идти на риск.

Огромные боевые корабли баллистического класса начали снижаться, пробивая атмосферу Поритрина. Кроме вооружения, каждый корабль нес тысячу пятьсот членов экипажа, двадцать войсковых транспортных судов, пятнадцать больших грузовых челноков для перевозки военного имущества и снаряжения, пятьдесят патрульных судов и две сотни «Кинжалов» для наступательных действий местного значения в космосе и атмосфере. Такие исполинские суда редко приземлялись на поверхность планеты, но сейчас надо было сделать исключение, и корабли начали садиться, сверкая на солнце своими величественными корпусами.

После баллистических кораблей начали спуск штурмовики, имевшие меньшие размеры, но несшие более мощное вооружение, предназначенное для быстрых и решительных действий.

Толпы поритринской знати и простонародья приветливо махали руками, свистели и издавали восторженные крики, стоя отдельно от рабов. Этим приветствиям вторили низкие звуки корабельных сигналов с барж, плывших по реке Исане. Для того чтобы придать большую пышность церемонии встречи, эскадрильи «Кинжалов» и патрульных судов вылетели навстречу боевым кораблям Армады и, как осы, начали виться вокруг них.

После того как приземлился флагманский корабль, из него вышел Ксавьер, приветствуемый восторженным ревом публики. За спиной Харконнена высилась громада баллистического корабля, покрытого защитным маслом, предохранявшим корпус судна от суровых условий космоса. Стоя перед огромной толпой на фоне исполинского корабля, Ксавьер ощущал себя мелкой песчинкой. Но все эти люди зависели от него лично, и он должен был приступать к своей работе. После короткой паузы, сориентировавшись на поле, Ксавьер двинулся вперед, сопровождаемый своими офицерами и штабом, за которыми в безупречном строю следовали солдаты экипажа. Он хорошо их подготовил.

Навстречу Ксавьеру вышел лорд Нико Бладд в сопровождении своих первых советников и одиннадцати драгунских офицеров. Эксцентричный аристократ размахивал своей шапкой и, подойдя к Харконнену, хлопнул его по ладони в традиционном приветствии Лиги.

– Добро пожаловать на Поритрин, сегундо Харконнен. Хотя мы надеемся в кратчайший срок завершить все необходимые работы, все же наш народ будет спокойно спать ночами, пока вы здесь, зная, что под вашей защитой ему ничто не может угрожать.

Позже лорд Бладд устроил пышный банкет по случаю прибытия столь высоких и желанных гостей. Ксавьер передал командование своим старшим офицерам. Его подчиненные наблюдали за ходом работ, за организацией рабочих команд и документировали установку генераторов полей Хольцмана. Чтобы соблюсти предосторожности, сегундо приказал сначала установить генераторы на эскадрилью патрульных судов, чтобы можно было увидеть поля в действии и испытать их эффективность.

После проведения этих испытаний поритринские механики отрегулируют системы и установят генераторы для защиты уязвимых мест штурмовиков, а уже потом и баллистических флотских кораблей. Если поля покажут свою эффективность во время испытаний в условиях, максимально приближенных к боевым, то Ксавьер прикажет оснастить таким усовершенствованием остальные корабли Армады, которые для этого прибудут на Поритрин. Командир не хотел выводить из строя сразу весь состав боевых кораблей, а кроме того, стремился избежать утечки информации – шпионы-роботы Омниуса могли заметить, что происходит в Армаде Лиги.

Большинство боевых кораблей всемирного разума были оснащены баллистическими орудиями, программируемыми бомбами и ракетами с самонаведением, которые преследовали цель до столкновения с ней. Так как снаряды А1 не снижали скорости перед ударом, то защита полем Хольцмана обещала быть абсолютно надежной.

На сверхсекретном совещании Ксавьер узнал и о главном и существенном недостатке поля – о его катастрофическом взаимодействии с лучом лазера. Однако поскольку это оружие практически не применялось в боевых действиях ввиду своей неспособности причинять массивные разрушения, то Ксавьер решил, что риск вполне приемлем. При условии, конечно, что этот секрет удастся утаить от Омниуса…

В конической башне резиденции лорда Бладда гости слушали народные гимны и баллады, которые исполнялись по случаю почти забытого навахристанского праздника, который до сих пор кое-где отмечали на Поритрине. Ксавьер не был голоден, к тому же он почти не ощущал ни вкуса, ни аромата блюд и напитков. Он выпил пару рюмок рома, но больше не притронулся и к алкоголю. Он не желал повышать порог реакции и увеличивать время рефлекса. Постоянная готовность – прежде всего.

Пока продолжалось празднество, Ксавьер смотрел в окно на раскинувшийся внизу космопорт, залитый желтым и белым искусственным светом, при котором рабы устанавливали новое оборудование на корабли круглосуточно. Он не жаловал рабский труд, особенно после того, как Серена столь пылко выступила против рабства, но таковы были поритринские порядки, в которые не стоило вмешиваться.

Ксавьер предпочел бы сейчас быть дома, с Октой. Они были женаты уже около года, и скоро у них должен был родиться первый ребенок. Но долг повелевал ему находиться сейчас здесь. Смирившись с новым заданием, он поднял бокал и присоединился к очередному тосту лорда Бладда, в котором тот снова хвалил самого себя.

128
{"b":"1482","o":1}