ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В сопровождении своего адъютанта Джеймиса Паудера Ксавьер шел вдоль выстроенных на летном поле «Кинжалов». На машины устанавливали новенькие генераторы, силовое питание которых осуществлялось от двигателей. Расправив плечи, выпрямив спину, Ксавьер вникал во все детали, блистая отлично пригнанной и безупречно отутюженной формой. Он все проверял сам. Никогда больше не сделает он такой ошибки, какую допустил когда-то на Гьеди Первой.

Посмотрев на реку, он увидел пассажирские и грузовые баржи, плывущие вниз по течению с севера. Частная и деловая жизнь на Поритрине шла свои чередом, конфликт с мыслящими машинами казался чем-то далеким и нереальным. Но Ксавьер никогда не будет чувствовать покоя. Хотя он и был счастлив с Октой, это была не та жизнь, которую он планировал для себя. Мыслящие машины убили Серену. Пока продолжалась борьба за свободу, он воспринимал ее как свое личное дело.

Сонные рабы под охраной надсмотрщиков работали с ленцой, делая только тот минимум, который позволял избежать наказания, и не выказывая никакого энтузиазма по отношению к работе, не важно, что она выполнялась на благо человечества, включая и их самих.

Хотя Ксавьер не принимал рабства, он все же покачал головой, выражая свое неудовольствие и гнев по поводу потаенного желания рабов испортить работу.

– Решение лорда Бладда привлечь к столь важной работе этих людей не внушает особого доверия.

Кварто Паудер внимательно присмотрелся к рабам.

– Здесь это обычная практика, сэр.

Ксавьер поджал губы. Лига Благородных позволяла каждому правителю и каждому народу жить на своих планетах по своим законам и обычаям.

– Однако я не верю, что подневольный человек может наилучшим образом выполнить какую бы то ни было работу. Мне не нужны ошибки, Джеймис. От них зависит судьба всего флота.

Он скользнул взглядом по рабочим командам, выискивая погрешности и недоумевая, как можно поручать рабам столь деликатную и тонкую работу. Один из рабов, сильный чернобородый человек, в глазах которого можно было прочесть любое выражение, кроме благодушного довольства, быстро провел мимо несколько рабов, которым он отдавал какие-то команды на незнакомом Ксавьеру языке.

Нахмурившись, Ксавьер проходил мимо рабочих. Он осмотрел площадку, взглянул на блестевшие на солнце корпуса «Кинжалов». В этот миг у него сработал военный инстинкт опасности, от чего мурашки побежали по коже под безупречным хрустящим мундиром.

Повинуясь этому импульсу, он слегка постучал по корпусу патрульной машины. Из судна вылезли два перемазанных машинным маслом раба, закончивших установку поля, и направились к следующей в ряду машине, избегая смотреть в глаза Ксавьеру.

Сделав четыре шага от патрульного корабля, он резко повернулся, приняв новое решение.

– Кварто, я думаю, что нам надо немедленно проверить один из этих «Кинжалов».

Не теряя времени, он забрался в фонарь кабины. Умело и сноровисто проверил панель управления, отметил поставленные новые элементы силовой установки и проекторы, запускающие излучение полей Хольцмана. Включил индикаторы, включил двигатель, дождался увеличения оборотов и запустил генератор поля.

Адъютант сделал шаг назад. Паудер заслонил глаза от свечения, появившегося в воздухе вокруг «Кинжала».

– Выглядит неплохо, сэр!

Ксавьер увеличил обороты двигателя и приготовился к взлету. Выхлопные газы, отброшенные полем, заклубились возле дюз, медленно просачиваясь сквозь защитное поле. Корпус корабля гудел и вибрировал. Присмотревшись к панели управления, Ксавьер озабоченно наморщил лоб.

Но как только Ксавьер попытался поднять машину в воздух, из генератора посыпались искры и повалил дым. Двигатель самостоятельно сбросил обороты и заглох. Ксавьер одним хлопком выключил и обесточил все системы, пока короткое замыкание не уничтожило всю электрику корабля.

Он выбрался из кабины с красным от гнева лицом.

– Немедленно вызовите сюда руководителя работ! И дайте знать лорду Бладду, что я желаю говорить с ним.

Рабы, устанавливавшие генератор защитного поля на проверенный Ксавьером «Кинжал», исчезли, словно сквозь землю провалились, и, несмотря на яростные требования сегундо, их так и не смогли найти. Никто из рабов, выстроенных на площади перед Харконненом, не признался в ошибке. Считая рабов взаимозаменяемым материалом, надсмотрщики проявили крайнюю беспечность, не записав, кто именно отвечал за установку генераторов на конкретных кораблях.

Бладд сначала пришел в ярость, а потом начал извиняться, смущенно теребя свою курчавую бороду.

– У меня нет слов и нет никаких извинений тому, что произошло, сегундо. Тем не менее мы отыщем нерадивых работников и сменим их.

Ксавьер почти все время молчал, ожидая результатов проверки, которую производила в это время команда особо отобранных специалистов. Наконец кварто вернулся в сопровождении драгунских гвардейцев. Кварто Паудер принес с собой стопку протоколов проведенных испытаний.

– Мы завершили тотальную проверку качества работы, сегундо. Из проверенных нами пяти кораблей на одном генераторы неисправны.

– Преступная небрежность или халатность! – возмутился Бладд, губы его дергались, лицо побагровело. – Мы заставим их все отремонтировать. Мои глубочайшие извинения, сегундо…

Ксавьер взглянул аристократу в глаза.

– Двадцатипроцентный брак – это не свидетельство некомпетентности, лорд Бладд. Либо ваши невольники – предатели, на службе у наших врагов, либо они просто сердиты на вас, как на своих хозяев. Ни в том, ни в другом случае это не может быть терпимым. Если мой флот пойдет в бой с такими кораблями, то его неминуемо ждет полное уничтожение.

Он обернулся к адъютанту.

– Кварто Паудер, мы погрузим все генераторы на борт штурмовиков и отправим их в ближайший док Армады.

Он отвесил официальный поклон смущенному аристократу.

– Благодарим вас, лорд Бладд, за ваши добрые намерения. Но при сложившихся обстоятельствах я предпочитаю, чтобы установку и испытания провел личный состав военной базы.

Он повернулся, чтобы уйти.

– Я прослежу за погрузкой, сэр.

Паудер поспешно покинул помещение, протиснувшись между драгунскими офицерами.

Бладд выглядел смущенным и растерянным, но ему нечего было возразить рассерженному командиру Армады.

– Я все понимаю, сегундо, и позабочусь о том, чтобы все виновные рабы были строго наказаны.

Недовольный Харконнен отклонил приглашение лорда остаться на ужин. Словно для того, чтобы подсластить горькую пилюлю, Бладд прислал на флагманский корабль командующему дюжину ящиков поритринского рома. Возможно, они с Октой отпразднуют с этим напитком его возвращение домой. Или дождутся рождения первенца.

Ксавьер покинул роскошные апартаменты лорда Бладда, обменявшись с ним на прощание теплыми, но довольно неловкими любезностями. Офицер отправился на свой флагман, от души радуясь, что наконец-то улетает с этой не слишком приятной планеты.

* * *

Жизнь – это сумма сил, противостоящих смерти.

Серена Батлер

Серена подверглась неслыханному насилию, из нее вырвали кусок плоти, оставив навечно с ощущением пустоты в душе. Совершив эту мерзость, Эразм поставил Серену на грань отчаяния, лишив ее упрямой надежды, служившей ей спасительным якорем.

Когда на заре своей юности Серена стремилась попасть в парламент Лиги, ею двигало желание трудиться на благо всего человечества. Она, не жалея ни времени, ни сил, ни энтузиазма, посвятила себя этому великому делу и ни на одну минуту не пожалела об этом. Когда отец привел ее к присяге представителя Лиги, ей было всего девятнадцать лет. Перед ней открывалось блестящее будущее.

Молодой, смелый и отчаянный Ксавьер Харконнен сумел растопить ее сердце, вместе они хотели создать большую счастливую семью. Они строили свадебные планы, говорили о своем совместном будущем. Даже будучи пленницей Эразма, она мечтала о побеге и о нормальной жизни с Ксавьером.

129
{"b":"1482","o":1}