ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Далеко внизу, по земле, маршировали драгуны, обмундированные в сияющие индивидуальные поля. Выстроенные клином драгуны, вооруженные дубинами и копьями, должны были вклиниться в толпу и расчленить ее, прежде чем рассеять. Некоторые солдаты были вооружены пистолетами Чендлера, чтобы «косить» рабов массами, если возникнет такая необходимость.

Держась за перила, Хольцман смотрел на наступавших драгун.

– Смотрите, рабы не могут остановить нас.

Норма покрылась холодным липким потом. Она поняла, что сейчас станет свидетельницей массового убийства, но не посмела возвысить свой голос против этого.

Затянутые в золотистые мундиры гвардейцы шли вперед, не останавливаясь, хотя разъяренные рабы пытались помешать им, загородив путь. Люди бросались на защитные поля драгун. Солдаты лорда Бладда, подняв свои дубины, принялись ломать кости и отбрасывать в сторону тех, кто пытался помешать им. С криком рабы отступили, перегруппировались и всей массой бросились на солдат, но и теперь не смогли пробить поле. Набрав скорость, драгуны вклинились в толпу рабов, рассекая ее на части.

Рабы отступили и образовали барьер, чтобы защитить место, где находилось руководство восстанием. Встав во весь рост в кузове грузовика, Бел Моулай закричал на чакобса, обращаясь к своим людям:

– Не отступать! Помните о своей мечте! Это наш единственный и последний шанс. Все рабы должны держаться вместе до последнего!

– О, почему они не сражались с таким мужеством против мыслящих машин? – проворчал Нико Бладд, и несколько аристократов посмеялись этой мрачной шутке.

Когда отчаянными усилиями рабы все же остановили натиск напиравших драгун, командир легиона, остановившись, загремел во всю силу своих легких:

– У меня есть приказ арестовать изменника Бела Моулая. Я требую его немедленной выдачи.

Никто из инсургентов не сдвинулся с места. Прошло несколько томительных мгновений. Солдаты извлекли пистолеты Чендлера, отключили защитные поля и открыли огонь. Разрывающиеся иглы вонзались в тела, в воздух полетели брызги крови и куски разорванной человеческой плоти. С дикими воплями рабы бросились искать спасения, но солдаты обложили их очень плотно. Они столпились вокруг Моулая. Бежать было некуда.

Бородатый предводитель выкрикнул несколько команд на своем тайном языке, но ряды оборонявшихся уже дрогнули и начали распадаться. Кристаллические дротики продолжали сыпаться смертоносным дождем, продолжая поражать рабов. Люди, убитые и искалеченные, падали наземь.

– Не волнуйтесь, – проговорил Бладд, шевельнув только уголком губ, – у них приказ – взять Моулая живым.

Норма отвернулась и стала глубоко дышать. Она боялась, что ее сейчас вырвет, прямо здесь, на виду у всей знати, на наблюдательной платформе. Но она стиснула зубы и сумела овладеть собой.

Рабы погибали и ломали ряды, и Бел Моулай изо всех сил старался заставить их сопротивляться. Но драгуны, увидев, что путь к цели открыт, устремились к предводителю, как хулиганы, решившие подраться. Они окружили предводителя дзеншиитов и повалили его на землю. Раздались злобные крики, когда рабы увидели, как драгуны начали избивать их вождя.

Видя, что Моулая схватили, уцелевшие повстанцы снова сбились в тесный клубок и постарались вернуть себе былое мужество. Но драгуны снова принялись расстреливать их из пистолетов, подавив всякую попытку сопротивления. Люди с воем падали на землю и умирали, испуская предсмертные хрипы.

Драгуны утащили Бела Моулая прочь, а пешие и моторизованные солдаты хлынули на поле космопорта и бросились к баракам, откуда тотчас были освобождены сидевшие там в заложниках благородные дамы и господа. Стоя на наблюдательной платформе, лорд Бладд печально смотрел на алые лужи крови и мертвые тела, усеявшие посадочные площадки.

– Я надеялся, что до этого не дойдет. Я дал рабам все возможности одуматься, но они не оставили мне иного выбора.

Несмотря на массовое убийство, свидетелем которого он стал, Хольцман не мог скрыть радости по поводу эффективности своего изобретения.

– Вы с честью вышли из тяжелого положения, милорд.

Не подвергаясь ни малейшей опасности на своей летающей платформе, аристократы еще некоторое время наблюдали за продолжающейся зачисткой. Потом лорд Бладд пригласил всех в свою роскошную резиденцию отметить банкетом славное освобождение Поритрина.

* * *

Каждое крупное движение – политическое, общественное или военное – зависит от эпохальных событий.

Питкэрн Наракобс. «Природа конфликтов в Лиге Миров»

Когда черви-люди затеяли на Земле свой мятеж, титан Аякс решил, что охотничий сезон можно считать открытым. Конечно, все славные денечки остались далеко позади, но зато сейчас не будет его любимой Гекаты и ее отвращения к его звериной жестокости и патологической склонности к насилию.

Для боя Аякс выбрал свою лучшую гладиаторскую форму, массивный шагающий корпус, оснащенный мощным вооружением и сконструированный специально для цирковых боев с машинами Омниуса. Аякс предпочитал устрашающие и величественные формы обтекаемости и удобству. Он любил сокрушать десятки жертв одновременно.

Все будет так же, как во время восстания хретгиров на Валгисе.

В расположенном на одном из семи холмов столицы промышленном павильоне, где изготовлялись и хранились корпуса кимеков, Аякс, меняя форму, уловил с помощью своих сенсоров нарастающий рев многотысячной толпы. Рев нарастал с каждой секундой. Нельзя было терять ни минуты, время было дорого.

Используя тонкую систему гидравлических механизмов, Аякс переместил емкость с мозгом в боевой корпус. Злость пульсировала в ткани мозга так, что электропроводящая жидкость вспыхивала голубоватыми искрами, нейроэлектронные соединения потрескивали в местах сочленения с мыслительными стержнями. Оружие пристегнуто. Он согнул мощные, снабженные различными полезными приспособлениями конечности. Все. Готово.

Титан шагнул на своих поршневых ногах и вышел через раздвижную дверь на балкон, окружавший промышленный павильон. Отсюда он взглянул на тенистые улицы города, затянутые дымом пожаров, бушевавших в разных частях столицы. Дым клубами поднимался к небу, а по улицам бежали толпы рабов, похожие на стаи тараканов. Был слышен треск разбивающегося плаза и грохот ломаемых транспортных средств. Хретгиры окончательно сошли с ума.

На площади Форума прогремел приглушенный большим расстоянием взрыв. Восставшие сумели овладеть и тяжелым оружием, вероятно, сняв его с уничтоженных ими роботов. Аякс зарядил свои силовые батареи, потом вошел в грузовой лифт, который опустил его на уровень первого этажа. Если осатаневшие хретгиры от злобы уничтожили его изваяние, то это будет очень печально. Да, пожалуй, из-за этого стоит расстроиться.

У основания холма неокимеки и охранные роботы образовали кольцо обороны. Они стреляли из огнеметов, направляя на людей мощные струи расплавленного металла. Невзирая на этот смертоносный поток, толпы рабов снова и снова бросались на неокимеков и роботов. Тела людей вспыхивали, как факелы, когда в них ударяла смертоносная струя, и падали черными обгорелыми кусками на плаз мостовой. Но черви шли и шли, волна за волной, презирая неминуемую смерть.

– Не стойте на месте, как трусы! – рявкнул на кимеков и роботов Аякс. – Что вы смотрите, как они нападают на вас, и не нападаете на них сами?

Это был риторический вопрос. Пристыженные неокимеки бросились вперед, текучий металл их конечностей принял форму смертоносного оружия. Им удалось проломить передние ряды атакующих людей, но роботы отошли назад и заняли линию обороны выше на склоне холма.

Аякс вскочил на летающую платформу, чтобы оттуда более эффективно управлять сражением. Используя разъемы, он соединил свои управляющие цепи с панелью управления платформы. Платформа понеслась над толпой, обходя взрывы и места пожаров. Продвигаясь в сторону площади Форума, Аякс очень злился оттого, что гладиаторская форма не позволяет ему с привычной легкостью управлять летающей платформой.

135
{"b":"1482","o":1}