ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Темные глаза Иблиса вспыхнули. Он понял, как использовать изменившуюся ситуацию.

– Салуса, планета Лиги? Скажите мне, Атрейдес, как вы собираетесь покинуть Землю?

– Думаю, у меня есть способ это сделать. Я найду свой корабль «Дрим Вояджер». Но медлить уже нельзя.

Иблис в мгновение ока понял, что ему надо делать. Он осознал, что революцию придется вести долго, ее надо закончить на Земле и вне ее. Но тогда лучше руководить ею из другого места. Тогда он сможет следить, чтобы она, как пожар, перекидывалась с одной планеты на другую.

– В таком случае мы отправимся вместе. Я обращусь к представителям Лиги, попробую убедить аристократов прислать сюда необходимое подкрепление. Они должны помочь нашему делу!

В комнате рядом раздался треск ломаемой мебели, звон разбиваемого плаза и громкие торжествующие крики.

– Я провожу вас в безопасное место через толпы моих сподвижников. Они не задержат нас. – Иблис говорил очень резонно и весьма убедительно. – Вы не выйдете из этого здания без моей помощи.

Вориан посмотрел на него своими стальными серыми глазами. У него была только одна цель – увезти отсюда Серену. Он не хотел иметь ничего общего с этим смутьяном. Серена оперлась на плечо Атрейдеса. Она чувствовала прилив сил.

– Прошу вас, позвольте нам уехать. Я хочу покинуть Землю и забыть весь этот кошмар.

В дверях появились двое людей Иблиса. За ними протиснулись еще трое. Они смотрели на своего вождя, ожидая приказаний. Лидер должен был оставить вместо себя человека, который в его отсутствие продолжал бы раздувать пламя революции на Земле, пока он сам старался бы побудить к участию в ней остальное свободное человечество. Это должен быть верный и надежный человек.

Он сразу подумал о великане – посреднике и помощнике Экло – и о сети связей и сведений, которыми располагал когитор.

– Привезите ко мне Акима. Немедленно.

Оказавшись на площади перед фасадом разрушенной виллы, увидев Иблиса и обдумывая его предложение, Аким разрывался между своей человеческой наследственностью и служением когитору, которому он поклялся в верности.

– Ты не можешь и дальше сохранять нейтралитет, – заявил Иблис, – так же как и Экло. Вы оба должны помочь нам дойти в нашей борьбе до конца. Мне нужен человек, которому я мог бы доверить дело революции, а мне надо ехать в Лигу, добиваться от них помощи.

Аким был ошеломлен.

– На это могут потребоваться многие месяцы.

– Ровно столько, сколько летит корабль туда и обратно. – С этими словами Иблис доверительно положил руки на плечи рослого монаха. – Друг мой, однажды вы рассказали мне, как водили группу людей в рейды против мыслящих машин и даже сумели достичь в этом деле некоторых успехов. Помните, что сказал мне когитор – нет ничего невозможного.

Монах помолчал, собирая в кулак все свое мужество.

– Есть большая разница между руководством маленькой группой и властью над тысячами людей.

– В те дни, когда вы еще не увлекались семутой, вы не делали таких тонких различий.

– Семута не отупляет меня, она делает мой ум острее!

Иблис улыбнулся.

– Я хорошо умею подбирать людей и признаю ваши таланты. Есть и другие люди, которых я могу избрать, но только тебе, Аким, я могу полностью доверять. Кроме боевого опыта, ты обладаешь большой мудростью, которую ты почерпнул из общения с когитором. Ты – человек, который годится для такого дела, Аким.

Тот медленно и задумчиво кивнул, проникаясь важностью порученного ему дела.

– Да, Экло хотел бы, чтобы я занялся этим.

Перед отбытием Иблис привел Серену туда, где он хранил тело ее убитого сына. Он сохранял изуродованные останки маленького Маниона в одном из зданий на вилле Эразма и следил за его сохранностью даже во время самых бурных событий мятежа.

Теперь Серена стояла здесь, как статуя разгневанной богини, холодная и окаменевшая. Она протянула руку и прикоснулась к полимерной пленке, которая предохраняла от разложения восковое ангельское личико. Плотное покрытие поглотило тельце ребенка, как последствия убийства невинного младенца поглотили мыслящих машин.

– Ты законсервировал его?

– Это предохраняющий пакет, в который запечатывают тела умерших на работе рабов. – Иблис попросил женщину понять то, что он сделал. – Все должны знать, что здесь произошло, Серена. Они будут помнить твоего сына и все, что с ним связано. Мы построим в его честь величественный мемориал, сохраним его, как в мавзолее, чтобы все свободное человечество могло его видеть.

Он искоса посмотрел на Вориана Атрейдаса.

– Никогда не следует недооценивать значимости символов.

– Вы хотите построить гробницу? Иблис, тебе не кажется, что ты забегаешь вперед? – спросил Атрейдес, с трудом подавляя нетерпение. – Мятеж еще не закончился победой.

Серена взяла на руки пакет с ребенком. Он показался ей очень легким.

– Если мы возвращаемся на Салусу Секундус, то я хочу взять его с собой. Его отец заслуживает того, чтобы хоть один раз посмотреть на своего сына.

Прежде чем Вор успел возразить, заговорил Иблис.

– Каждый должен увидеть его! Это поможет нам убедить Лигу в необходимости оказать нам – на Земле – всяческую поддержку. Ты должна убедить их в такой необходимости, иначе будет слишком поздно. Если мы не получим помощи, то жертв будет намного больше.

Видя, насколько это важно для Серены, Вориан лишь расправил плечи и не стал возражать.

– Если мы сейчас же не поспешим, то опоздаем все, – сказал он.

Держа Маниона на руках, Серена выпрямилась.

– Теперь я готова. Идемте искать «Дрим Вояджер».

* * *

Существует бесконечное разнообразие отношений между машинами и биологическими объектами.

Запись в базе данных Омниуса

Вориан, Серена и Иблис, который сам вызвался лететь, нашли и захватили в имении Эразма пассажирский челнок. Они не стали ничего брать с собой. Только Серена взяла тело маленького Маниона. Пока повстанцы продолжали громить виллу, Вор и его спутники покинули невообразимый шабаш. Во время перелета они не заметили ни боевых роботов, ни воюющих неокимеков. Титанов вообще не было видно. Никто из них не объявился.

Маленькое судно плавно неслось над землей, направляясь к окраине города, где разрушения были минимальными. Во времена Старой Империи здесь, на пологих склонах холма, террасами располагались уютные дома и красивые сады. После победы мыслящих машин место это было покинуто и пришло в полное запустение. Остались только каменные остовы и железные ворота.

В своих мемуарах Агамемнон высмеивал мирские привычки и суету жителей Старой Империи, но теперь Вориан ставил и это утверждение под вопрос. Ему стало грустно и стыдно. Благодаря Серене он впервые обратил внимание на то, что в действительности происходит вокруг, в его голове появились беспокойные мысли. Было такое впечатление, словно перед ним внезапно открылась новая, незнакомая Вселенная.

Как удалось машинам столь многое от него скрыть? Или Вориан сам выбрал этот путь, предпочитая не видеть очевидного? Обширные исторические материалы всегда хранились в базах данных «Дрим Вояджера», но он ни разу не удосужился в них заглянуть. Он с готовностью принял точку зрения своего отца.

Он сказал Серене, что он нашел в истории, она горько улыбнулась одними углами губ.

– Значит, ты еще не безнадежен, Вориан Атрейдес. Тебе еще многое предстоит открыть уже как человеческому существу.

Впереди показались белое здание космопорта, ангары боевых машин, сенсоры сторожевых систем и тяжелые орудия. Вор передал знакомые позывные «Дрим Вояджера», и роботы охраны разрешили посадку маленького быстроходного судна.

Со всей возможной быстротой Вор ввел корабль в сухой док ангара и выключил все системы. Далеко впереди, среди грузовых причалов, подъемных кранов и цистерн с горючим, виднелись стоявшие у взлетных причалов космические корабли. Машинная ремонтная команда готовила один из кораблей к отбытию.

143
{"b":"1482","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Блог на миллион долларов
Ключ от твоего мира
Призрачная будка
Кровь, кремний и чужие
Анатомия скандала
Запах Cумрака
Удиви меня
Здесь была Бритт-Мари
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения