ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Заповедник потерянных душ
Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями
Циник
Стеклянная магия
Еще темнее
Мы из Бреста. Путь на запад
Половинка
Любовь колдуна
Ведьма по наследству
A
A

– Значит, не дай ему вывести из строя двигатель, – сказала она, словно открывая глаза Вориану.

Пока кимек пытался расстрелять «Дрим Вояджер», Вориан выполнил новые расчеты. Используя бортовую рабочую компьютерную подсистему корабля, он быстро перепрограммировал навигационную карту. Заново запрограммированный корабль взревел двигателем и вошел в верхние слои тягучей атмосферы гигантской планеты, став на какое-то время заложником ее могучего притяжения.

– Что ты собираешься делать? – спросил Иблис.

– Делать будут небесная механика и законы физики. Если Агамемнон потрудится посчитать, то увидит, что надо делать ему. У «Дрим Вояджера» достаточно горючего и скорости, чтобы по касательной, как камень из пращи, вырваться из смертельных объятий гравитации Юпитера. Однако у маленького перехватчика – если, конечно, отец не прекратит погоню, – он взглянул на панель, – через пятьдесят четыре секунды исчезнет последний шанс уйти из поля притяжения планеты. После этого он по спирали войдет в атмосферу Юпитера и сгорит в его недрах.

Перехватчик продолжал преследование и неистовую стрельбу, но не смог причинить «Вояджеру» те повреждения, на которые рассчитывал Агамемнон.

– Он это знает? – спросила Серена.

– Мой отец знает. – Вориан дважды проверил навигационную карту с графиком траектории. – Если все будет так, как сейчас, то у него едва хватит горючего, чтобы вернуться на Землю. Если он будет лететь с такой скоростью еще десять секунд, то я сомневаюсь, что он сможет совершить на Земле мягкую посадку.

Иблис гневно раздул ноздри.

– Это еще большая бессмыслица, чем дать проглотить себя облакам Юпитера.

В этот момент за их кормой военный корабль прекратил преследование и, развернувшись по крутой траектории, начал на полном ходу удаляться.

«Дрим Вояджер» пронесся над атмосферой, чертя брюхом по клубящимся облакам. Обшивка раскалилась от трения докрасна. Несколько мгновений спустя Вориан вывел корабль на противоположную сторону планеты и ускорил движение, оторвавшись от эластической тяги гравитации, и по широкой дуге вылетел в открытый космос.

Настроив дальномерный оптический сенсор, Вориан убедился в том, что перехватчик вырвался из зоны притяжения Юпитера. Он видел, как преследователь возвращался к Земле курсом, который позволял сэкономить энергию и топливо.

Потом Вориан направил корабль к не слишком надежному убежищу Лиги Благородных.

Теперь, проиграв единоборство с сыном и зная, что Вориан станет помогать людям дикого типа в их борьбе, кипевший гневом Агамемнон принялся грустно размышлять. Горючего осталось слишком мало для настоящего ускорения, а это значит, что до Земли он доберется только после скучного длительного путешествия.

Однако по прибытии он выместит свое унижение на оставшихся на Земле беспокойных рабах. Они пожалеют о том дне, когда услышали безумный призыв к восстанию.

* * *

Аристотель изнасиловал разум. Он внедрил в господствующие философские школы привлекательную идею о том, что можно дискретно разделить разум и тело. Это совершенно естественно привело к таким распространенным заблуждениям, как, например, то, что природу силы можно понять без ее приложения, что радость можно полностью отделить от несчастья, что мир может существовать при полном отсутствии войн или что жизнь можно понять и в отсутствие смерти.

Эразм. «Корринские заметки»

Девять веков назад после развертывания в верховный господствующий интеллект компьютерный всемирный разум установил эффективный контроль над всеми кимеками, роботами и людьми Синхронизированного Мира. Омниус продолжал развертываться и расширять зону своего влияния, создавая все более изощренные сети своих воплощений или инкарнаций.

Теперь, когда по городам Земли начало распространяться удивительное по своей сути волнение, Омниус наблюдал все происходившее с помощью легиона своих всевидящих глаз – передающих наблюдательных камер. Видя, как сошедшие с ума повстанцы жгут дома и разрушают предприятия, всемирный разум осознал, что в его видении людей всегда было чреватое бедами слепое пятно.

Даже самым верным по видимости людям ни в коем случае нельзя доверять. Как выяснилось, Эразм был прав в своих утверждениях по этому поводу. Теперь этому умопомрачительному роботу пришлось бежать со своей разрушенной виллы, где его чуть не уничтожили толпы восставших рабов.

Омниус издал миллиарды приказов, наблюдая за действиями своих сил, он инструктировал своих роботов, побуждая их к концентрированным действиям против разбушевавшихся хретгиров. Уже убиты сотни тысяч рабов. Когда его роботы сокрушат последний очаг восстания, на повестку дня надо будет ставить вопрос о полном уничтожении рода человеческого.

Всю силу своего разнузданного вандализма мятежники, ведомые неукротимой ненавистью, направили против кимеков. Эти машины с человеческим разумом были, судя по оценкам Омниуса, весьма проблематичным и самым слабым звеном Синхронизированного Мира. Однако агрессивный человеческий мозг был очень полезен в тех ситуациях, где требовалась чрезвычайная жестокость и насилие такого уровня, который недостижим для мыслящих машин. Например, в такое время, как теперь.

Омниус передал экстренное распоряжение всем титанам, оставшимся вблизи планеты Земля, – Юноне, Данте и Ксерксу, а также Агамемнону, который в данный момент находился на пути к Земле после неудачной погони за сыном. Для подавления восстания им предписывалось принять те меры, которые они сами сочтут необходимыми.

Судя по прошлому опыту, можно было предположить, что титаны придут в восторг от такого распоряжения.

В скалистой пустыне на континенте, удаленном от места начала восстания, Юнона демонстрировала неокимекам методики пыток живых человеческих объектов. Ксеркс и Данте внимательно наблюдали за процессом, но сами пока в нем не участвовали.

Пока толпа неокимеков приглядывалась к каждому движению наставницы, эта последняя в сложном техническом облачении стояла на середине преподавательской арены. В пределах досягаемости грациозных металлических рук Юноны к двум столам были привязаны извивающиеся от боли тонкий молодой человек и женщина средних лет.

Сообщение от Омниуса пришло так внезапно и так сильно поразило принимающие системы Юноны, что ее хирургический манипулятор дрогнул и игла, которую она в это время вводила в мозг, сильно сместилась. Молодой человек затих. Либо он умер, либо впал в кому. Как бы то ни было, у Юноны не осталось времени выяснять, что именно с ним произошло. Послание Омниуса потребовало от нее полной концентрации внимания.

– Мы должны немедленно отбыть отсюда, – объявила она наконец.

Быстрым движением Ксеркс всадил в грудь женщине несколько десятков игл. К тому времени, когда она перестала дергаться, кимеки уже с громоподобным стуком покинули учебный зал.

Быстрыми и ловкими движениями три кимека сменили свои предназначенные для пыток тела на воинские доспехи и отправились в самое пекло разгоревшегося бунта…

Они летели по небу, в котором метались языки пламени и клубились облака едкого черного дыма. Они приземлились на широкой площади, усеянной обломками зданий и заполненной кричавшими повстанцами. Пока толпа пыталась рассеяться, Юнона успела задавить своим раскаленным корпусом одиннадцать человек.

– Отличное начало, – похвалил ее Данте.

Когда на площади явилось трио титанов в сопровождении более мелких неокимеков, толпа принялась швырять в них камни. Юнона с похвальной быстротой ринулась вперед, разрывая на части всех попадавшихся ей навстречу людей. Ксеркс и Данте разделились. Каждый выбрал себе разные очаги сопротивления. Толпы людей попытались окружить кимеков, но гибридные существа легко отбрасывали их.

Никакое оружие, применяемое людьми, ни масса их тел – ничто не могло остановить решительных механических чудовищ. Улицы окрасились красным цветом крови, в воздухе повис непрерывный крик боли. Обонятельные сенсоры Юноны ощутили запах крови, и она усилила чувствительность, чтобы насладиться несравненным ароматом.

146
{"b":"1482","o":1}