ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Корабль с данными начал забирать выше эклиптики, постепенно увеличивая скорость. Капитан-робот мог выдержать такое ускорение, которое убило бы любого живого человека. Тем не менее Вориан держался за преследуемым кораблем, временами находясь на грани потери сознания. Он едва дышал под действием страшной силы тяжести. «Кинжал» был более быстроходной машиной, чем корабль робота, и постепенно Вориан сокращал расстояние между ними. Руками, которые, казалось, весили по сотне килограммов, он направил на судно с данными свое бортовое оружие.

В битве за Землю Вориан испепелил несколько машинных кораблей, но этот он собирался только повредить. У этого гражданского судна была сравнительно тонкая броневая защита, как на «Дрим Вояджере». Он решил остановить вражеское судно, взять его на абордаж и перейти на его борт.

Как только неприятельское судно оказалось в пределах досягаемости орудий, но вышло за пределы Солнечной системы в кометное гало, на борту уходящего судна капитан-робот стал совершать совершенно предсказуемые маневры.

Вориан открыл огонь. Точными попаданиями он повредил выхлопные дюзы, и двигатель начал захлебываться от перегрузки. Если робот не найдет способы отвести лишнее тепло, то либо корабль взорвется, либо заглохнет двигатель.

Неприятельское судно по инерции – двигалось вперед, постепенно теряя скорость. Вориан сделал по нему еще два предупредительных выстрела. Ударная волна сбила корабль робота с курса.

– Остановиться и подготовиться к захвату!

Робот ответил с удивительным для машины сарказмом:

– Я осведомлен обо всех естественных отверстиях человека. Поэтому я предлагаю тебе взять паяльник помощнее и засунуть его туда, откуда…

– Старый железный умник? – воскликнул Вориан. – Дай мне взойти к тебе на борт. Это Вориан Атрейдес.

– Это не может быть истиной. Вориан Атрейдес никогда не стал бы в меня стрелять.

Вориан передал на корабль Севрата свое изображение, нисколько не удивившись, что Севрат стал капитаном другого судна с данными. Омниус редко изменял своим привычкам. Овальное зеркальное лицо Севрата произнесло замысловатое ругательство, которым Вориан часто заканчивал проигранные им стратегические военные игры.

Вориан соединил свое судно с поврежденным кораблем робота. Осознавая риск, он вошел в чужой корабль через главный люк и по узкому коридору протиснулся на капитанский мостик.

* * *

Мое определение армии? Извольте, это банда прирученных убийц.

Генерал Агамемнон. «Мемуары»

Омниус наблюдал за происходившими на Земле событиями из глубины широко разветвленной цитадели своей власти. Его мобильные и стационарные камеры наблюдения фиксировали каждую грань отважного нападения людей. Было видно, что в сражении наступает перелом.

Омниус изучал траектории тысяч кораблей, подсчитывая, сколько из них уничтожили его боевые роботы.

Потери противника были огромны, но, несмотря на это, несколько атомных зарядов взорвалось на поверхности планеты.

Параллельно Омниус подсчитывал количество потерянных машинных судов. По отдельности эти корабли и машины были одноразовыми, и их можно было легко заменить, пользуясь запасами материалов и шаблонами конструкций. По счастью, корабль с новыми данными, ведомый Севратом, смог пробиться сквозь массу кораблей хретгиров и покинул пределы Солнечной системы. Важные наблюдения и данные, собранные на Земле, будут теперь в сохранности доставлены на другие планеты Синхронизированного Мира. Несмотря на необъятный объем памяти и вычислительные способности, Омниус не успел найти оптимального решения для выхода из кризиса до того, как в воздухе начали рваться атомные боеголовки. Ядерные взрывы порождали электромагнитные импульсы большой мощности, которые, как исполинские бичи, хлестали воздух и поверхность Земли. Распространяясь, энергетические волны уничтожали гелевые контуры сети и мозга мыслящих машин. Электронные схемы сгорали, как ветошь, пропитанная бензином, к которой поднесли горящую спичку.

Земной Омниус раздумывал над этой важной проблемой, когда мощная электромагнитная волна поглотила и его самого.

Раньше робот-остряк не имел при себе оружия. Однако Вориан на всякий случай захватил с собой электронный генератор волн, разрушающих гелевые контуры. Этот прибор был разработан специально для рукопашных схваток с мыслящими машинами.

– Итак, в конце концов ты все же вернулся ко мне, – произнес Севрат. – Тебе уже наскучили твои люди? Они не столь очаровательны, как я, правда? – Робот воспроизвел хриплый смех, столько раз слышанный Ворианом. – Ты слышал, что твой отец считает тебя изменником? Может быть, теперь ты чувствуешь свою вину за то, что обездвижил меня, украл «Дрим Вояджер» и…

– Нисколько, старый железный умник, – ответил Вориан. – Это была просто очередная игра, которую ты проиграл. Я не могу позволить тебе доставить данные к месту назначения.

Севрат снова имитировал смех.

– Ох уж эти люди с их вечными фантазиями.

– Тем не менее мы упорствуем в нашем безнадежном деле. – Вориан поднял оружие. – И знаешь, иногда мы побеждаем.

Севрат начал возражать:

– Ты был моим другом, Вориан. Ты помнишь все мои шутки? Так вот, я приготовил тебе еще одну. Если сделать кимека из мозга мула, что сто…

Вориан выстрелил. Дуги статического электричества повисли в воздухе, как тонкие веревки, охватив гибкий корпус Севрата, его органо-полимерную кожу и армированные волокна. Робот дернулся, словно в эпилептическом припадке. Вориан настроил прибор так, чтобы парализовать передаточные механизмы, но оставить в неприкосновенности ядро искусственного мозга. Это было бы равносильно убийству, а у Вориана не поднялась рука уничтожить своего старого друга.

– Оставь свою шутку при себе, дружище, – сказал Атрейдес, – и прости.

Севрат стоял, застыв на капитанском мостике, а Вориан принялся обыскивать корабль. Наконец он нашел запечатанную желатиновую сферу с полным воспроизведением каждой мысли земного Омниуса до самого момента начала атаки Армады.

Держа поблескивающий шар с данными, Вориан бросил прощальный взгляд на обездвиженного старого друга, а потом оставил корабль, задраил снаружи люк и отвалил от борта. У него опять не поднялась рука уничтожить корабль, который уже не представлял никакой угрозы человечеству.

Вориан направил «Кинжал» к Земле, оставив беспомощный корабль мыслящей машины вечно дрейфовать в вакууме космического пространства. Со временем корабль переместится в объятые вечным холодом глубины Солнечной системы и навеки потеряется в пыли кометных хвостов.

Битва закончилась. Пока Земля сгорала в дьявольском атомном огне, Ксавьер Харконнен собрал остатки своего флота. Потери были огромны, они намного превосходили самые пессимистичные ожидания и расчеты.

– Нам потребуются месяцы только для того, чтобы переписать имена всех тех, кто пожертвовал жизнью ради сегодняшней победы, кварто Паудер, – сказал Ксавьер своему адъютанту. – И намного больше времени, чтобы их оплакать.

– Все корабли и постройки противника уничтожены, сэр, – доложил в ответ Паудер. – Мы поразили все цели.

– Да, Джеймис. – Ксавьер не чувствовал никакого подъема, только глубокую печаль. И гнев на Вориана Атрейдеса.

Когда сын Агамемнона наконец вернулся к Земле, Ксавьер послал ему навстречу эскадрилью «Кинжалов» с приказом доставить труса на флагман под усиленной охраной. Харконнен выключил защитное поле, чтобы корабль Вориана можно было провести на баллисту. Пилоты хотели расстрелять Вориана, как только его корабль окажется в зоне огня, но Ксавьер запретил им это.

– Мы отдадим мерзавца под суд Военного трибунала за трусость или за измену.

Сегундо Харконнен прошел в причальный док нижнего уровня баллисты, куда вносили прибывшие суда с помощью козловых кранов и крючьев, управляемых вручную операторами.

Худощавый темноволосый Вориан смело вышел из своего потрепанного судна, вид у него был на удивление торжествующим. Каков, однако, наглец! Пилоты в форме Армады быстро обыскали Вориана. Изменник был раздражен тем, что у него отобрали какой-то пакет и личное оружие.

161
{"b":"1482","o":1}