ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Одетая в длинное платье, она произнесла пылкую речь, выступая с трибуны временного Дома парламента.

– Мы не можем просто так сдать Гьеди Первую! Мыслящие машины преодолели уничтожающее поле, убили магнуса, поработили народ и с каждым днем все сильнее дают знать о своем существовании. Должно быть, в тылу машин остались уцелевшие бойцы внутренней гвардии, а мы знаем, что на Гьеди осталась недостроенная система защитных полей. Возможно, мы сумеем наладить ее работу! Мы должны сами начать сражение, пока мыслящие машины не успели основать свою инфраструктуру. Если мы будем ждать слишком долго, они станут неуязвимыми!

– Насколько мы знаем, они уже стали неуязвимыми, – проворчал представитель промышленной колонии Вертри.

Следом за ним заговорил чиновник с Занбара.

– Отправить Армаду на Гьеди Первую – это чистой воды самоубийство. Там не осталось разрушающих полей, поэтому планета лишена обороны и машины просто перебьют нас в прямом столкновении.

Серена вытянула палец в сторону нервничающего зала.

– Это совершенно не обязательно. Если мы сможем проскользнуть на планету, закончить работу и прикрыть планету новым полем, то тогда, быть может, нам удастся перерезать…

Члены Лиги откровенно смеялись над таким предложением. Видя расстроенное лицо Серены, Ксавьер испытал жгучую жалость к девушке. Но она не понимала всех трудностей, связанных с ее наивными предложениями. Было решительно невозможно восстановить защитную систему Гьеди Первой под носом мыслящих машин. Во время своей инспекционной поездки Ксавьер убедился в том, что потребуется несколько недель работы техников и инженеров – и это в идеальных условиях – для того, чтобы сделать работоспособной систему новых защитных полей, разрушающих гелевые контуры мыслящих роботов.

Но Серена была не из тех людей, которые легко отказываются от своих идей. Она должна была пытаться что-то делать. К действию ее побуждало воображение, она отчетливо представляла себе страдания многих миллионов ни в чем не повинных людей.

Голосование закончилось сокрушительным поражением Серены Батлер.

– Мы не можем расходовать ресурсы, боеприпасы и жертвовать, людьми в ненужной экспедиции на планету, которая уже потеряна для человечества. Теперь это крепость и оплот мыслящих машин.

Аристократы боялись за свои местные системы защиты.

Эта работа занимала почти все время Ксавьера. Как офицер Армады он проводил совещания с другими офицерами и парламентскими представителями, включая и вице-короля Батлера. Ксавьер твердо решил разобраться, что произошло с системой обороны Гьеди Первой, был ли он лично виноват в этом.

Специалисты по тактике Армады изучили отчеты об инспекционной поездке и уверили Ксавьера, что он не мог ничего сделать, чтобы предотвратить захват планеты. Все дело было в нехватке сил, для отражения нападения пришлось бы держать на орбитах всех планет весь боевой флот Лиги. Если бы Омниус решил пожертвовать частью своих мыслящих машин для преодоления защитного разрушающего поля, то ни одна планета не могла бы чувствовать себя в безопасности. Но эта информация не улучшила настроение Ксавьера.

На Поритрине Хольцман без устали работал над созданием новой конструкции разрушающего защитного поля. Лорд Бладд был полон оптимизма и был уверен в своем саванте, особенно с тех пор, как тот взял себе в помощники молодого одаренного математика – дочь колдуньи Зуфы Ценва. Ксавьер надеялся, что ученому удастся в самом ближайшем будущем создать что-то для того, чтобы переломить ситуацию.

В вестибюль торопливо вошла раскрасневшаяся от быстрой ходьбы и оттого еще более красивая Серена и обняла Ксавьера.

– Я не думала, что ты сможешь прийти.

Окта незаметно выскользнула в боковую дверь.

Ксавьер посмотрел на украшенные орнаментом часы на камине.

– Хотел сделать тебе сюрприз, но сейчас мне надо уже идти. Служба. Сегодня мне предстоит долгое совещание.

Она озабоченно кивнула.

– С того дня, когда мы получили известие о поражении на Гьеди Первой, мы все стали заложниками вечных совещаний. Мне кажется, что я уже не помню, во скольких комитетах я заседаю.

Он решил поддразнить Серену.

– Не могу ли и я быть приглашенным на это таинственное собрание?

В ответ она принужденно рассмеялась.

– Вот как? Армада Лиги недостаточно загружает тебя делами и ты решил посидеть еще и на моих скучных собраниях? Вероятно, мне имеет смысл поговорить с твоим новым командиром.

– Нет, благодарю, не стоит этого делать, моя дорогая. По мне, лучше сразиться с десятью кимеками, чем пытаться переубедить тебя.

Она ответила на его поцелуй с неожиданной страстностью. Он, тяжело дыша, отступил на шаг и поправил форму.

– Мне пора идти.

– Могу я сегодня пригласить тебя на ужин? Небольшое тет-а-тет, мы будем вдвоем.

Ее глаза сверкнули.

– Для меня это очень важно, особенно сейчас.

– Я обязательно приду.

Облегченно вздохнув – ей удалось усыпить подозрения Ксавьера, – Серена вернулась в комнату Зимнего Солнца, где собралась ее команда. Женщина смахнула со лба бисеринку пота. Несколько лиц повернулись к ней, и она подняла руку, чтобы успокоить людей.

Полуденное солнце заливало светом кресла. Стойки и обеденный стол были завалены планами, картами и списками припасов.

– Давайте вернемся к делу, – произнес седой ветеран Орт Вибсен. – У нас не так много времени, если вы хотите привести все это в действие.

– Это полностью совпадает с моими намерениями, коммандер Вибсен. Те, кто в этом сомневался, должно быть, уже давно покинули нас.

Отец Серены был свято уверен в том, что в комнате Зимнего Солнца его дочь проводит время за чтением книг, но на самом деле она занималась составлением схем, собирала добровольцев, опытных людей и сырье. Никто не мог остановить Серену Батлер, если дело касалось гуманитарных акций.

– Я пыталась делать все по официальным каналам и заставить Лигу действовать, – сказала она, – но некоторых людей приходится буквально силой принуждать к правильным решениям. Их надо тащить к ним, как упрямых салусанских жеребцов.

После того как парламент высмеял ее за «наивные благоглупости», Серена покинула временный зал заседаний, но не смирилась со своим поражением. Она решила сменить тактику, даже если для этого ей пришлось бы организовывать и финансировать миссию самой.

Когда Ксавьер узнает о ее планах, ее уже нельзя будет остановить, и он сможет гордиться своей будущей супругой.

Сейчас она изучала команду, которую она создала из самых проверенных офицеров Армады. Здесь были ветераны десантных операций – капитаны, интенданты и даже специалисты по войсковой разведке и действиям в тылах противника. Десять человек, обернувшись, пытливо вглядывались в ее лицо. Она щелкнула пультом дистанционного управления и прикрыла верхние жалюзи. В комнате стало темнее, хотя солнечный свет продолжал скупо поступать в комнату сквозь щели.

– Если мы сумеем отбить у машин Гьеди Первую, то это будет вдвойне победа, главным образом моральная победа над мыслящими машинами, – сказала Серена. – Мы покажем им, что они не смогут долго держать нас в рабстве.

Вибсен выглядел так, словно ни на минуту не прекращал сражаться, хотя на самом деле он уже лет десять был не у дел.

– Все мы будем счастливы выполнить задачу, которая даст ощутимый результат. У меня просто руки чешутся поскорее схватиться с этими проклятыми машинами.

Орт Вибсен был старым космическим капитаном, которого вынудили подать в отставку якобы из-за возраста, но, как поговаривали, уволили его за жесткий характер, споры с начальством и невнимание к приказам. Несмотря на свою грубость, это был как раз тот человек, который, как полагала Серена, мог возглавить экспедицию, которую другие члены Лиги объявили безумной или по меньшей мере не мудрой.

– У вас есть такая возможность, коммандер, – сказала она.

Пинкер Джибб, кудрявый и все еще изможденный посланец с завоеванной Гьеди Первой, который принес в Лигу страшную весть, неестественно выпрямившись сидевший у стола, оглядел комнату.

40
{"b":"1482","o":1}