ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время-судья
За гранью слов. О чем думают и что чувствуют животные
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Битва за реальность
Не плачь
Расскажи мне о море
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Земное притяжение
Скандал с Модильяни
A
A

Живя на заброшенной ботанической станции, Селим занимал себя самостоятельными играми, которым научился еще младенцем. В деревне он постоянно подвергался остракизму со стороны тех, кто мог проследить свою родословную на протяжении десятка поколений, с тех времен, когда переселенцы еще и не думали об Арракисе.

С того времени, когда он был еще ползунком, Селим воспитывался разными дзенсунни, но никто из них не принял его в семью и не усыновил. Селим всегда был импульсивным и энергичным мальчиком. Любая настоящая мать терпела бы озорство подрастающего сорванца, но у Селима не было настоящей матери. На Арракисе, где вопрос жизни и смерти всегда стоял ребром, мало кто был согласен тратить время и силы на мальчишку, из которого все равно не выйдет ничего путного.

Однажды он случайно пролил воду – целый дневной рацион, – когда работал в хранилище воды. В виде наказания наиб Дхартха лишил его воды на два дня, утверждая, что это послужит мальчику хорошим уроком, если он хочет стать полноправным членом племени. Однако Селим никогда не видел, чтобы такому наказанию подвергали других за такие же оплошности.

Когда ему было всего восемь стандартных лет, он уже один ходил в скалы охотиться на ящериц и искать жесткие корни съедобных пустынных растений. Однажды во время одного из таких походов он был застигнуть песчаной бурей. Крутящиеся тучи пыли и песка вынудили его искать убежище. Селим до сих пор помнил, как он был испуган, когда ему пришлось прятаться в расщелине скалы целых два дня. Когда же он наконец смог вернуться в свою деревню, где, как он думал, его встретят с распростертыми объятиями, Селим вдруг понял, что никто из жителей даже не заметил его исчезновения.

Напротив, Эбрагим, сын уважаемого отца многочисленного семейства, имел множество сестер и братьев, которые охотно заботились о нем. Возможно, в знак протеста против такой родственной опеки Эбрагим часто ввязывался в рискованные истории, постоянно испытывая терпение наиба, но при этом Эбрагим расчетливо следил за тем, чтобы рядом всегда находился сирота Селим, на которого в случае чего можно было свалить свою вину.

Как у всякого никому не нужного изгоя, у Селима никогда не было настоящих и верных товарищей. Но он не понимал истинной цены манипуляций Эбрагима, принимая его лицемерие за чистую монету. Селиму и в голову не могло прийти, что его друг помыкает им, стараясь просто извлечь выгоду из их отношений. Селим медленно воспринимал уроки и все понял только после того, как расплатился за свою излишнюю доверчивость изгнанием в пустыню, откуда, как все рассчитывали, он никогда не выйдет живым.

Но он выжил. Он оседлал самого Шайтана, и сам Буддаллах указал ему место спасения.

Так как долгие песчаные бури лишали его возможности выходить в пустыню, Селим, обуреваемый скукой и бездельем, решил более основательно изучить приютившую его исследовательскую станцию. Он принялся внимательно рассматривать столы со сложными приборами и записями, хотя ничего не понимал в этих древних технологиях. Он лишь смутно осознавал, для чего были предназначены все эти инструменты, но не понимал, как работать с аппаратами, установленными здесь древними учеными Старой Империи. Так как станцию никто не трогал в течение сотен, а быть может, и тысяч лет, то она могла немного потерпеть зуд любознательности случайно попавшего сюда любопытного мальчишки.

Некоторые силовые батареи все еще работали, и Селим смог включить системы оборудования. На панелях зажглись разноцветные лампочки индикаторов. Наконец, после долгих поисков, ему удалось активировать журнал доступа, и в воздухе появилась голографическая проекция высокого мужчины со странными чертами лица, бледной кожей и большими глазами. Кости лицевого скелета придавали лицу непривычный вид, Седиму этот человек казался представителем совершенно чуждой ветви рода человеческого. Имперский ученый был одет в блестящий, словно металлический, костюм, да и остальные члены экспедиции носили одежду необычного и причудливого покроя. Начальник экспедиции и другие исследователи находились здесь когда-то для того, чтобы изучить ресурсы Арракиса и оценить его пригодность для колонизации. Но они нашли здесь мало интересного.

– Это наша последняя запись, – произнес начальник экспедиции на непонятном галахском диалекте, который Селим едва понимал. Ему пришлось пять раз прокрутить запись, чтобы полностью понять, о чем идет речь. – Хотя наша задача все еще не выполнена до конца, в местный космопорт уже прибыл новый транспортный корабль. Капитан получил экстренное сообщение о беспорядках и потрясениях в империи. Хунта тиранов овладела контролем над обслуживающими мыслящими машинами и использовала их для насильственного захвата власти и смещения галактического правительства. Наша цивилизация погибла!

За спиной начальника тревожно перешептывались его подчиненные.

– Капитан корабля должен покинуть эту планету через несколько дней. За это время мы не сможем закончить наши исследования, но если мы не воспользуемся этой возможностью до отлета, то останемся здесь навсегда из-за нарушений межпланетного сообщения в империи.

Селим вглядывался в остальных исследователей, видел их озабоченные лица, отчужденные взгляды остекленевших от напряжения глаз.

– Возможно, потребуется некоторое время для того, чтобы наши политические лидеры разрешили конфликт и вернули нашу жизнь в привычную и нормальную колею. Никто из нас не желает навсегда остаться замурованным на этой ужасной планете, поэтому мы отбудем вместе с последним транспортом. Перед отъездом мы запечатаем и законсервируем станцию и все ее рабочие системы. На Арракисе осталось мало неоткрытого, но на случай нашего возвращения мы сделали все возможное, чтобы потом найти ее здесь готовой к работе, с сохранными механизмами, даже если перерыв продлится несколько лет.

Когда запись окончилась, Селим горько рассмеялся.

– Перерыв продлился больше, чем несколько лет!

Образы давно умерших имперских ученых не ответили, они лишь смотрели невидящими глазами в непредсказуемое будущее. Селиму очень хотелось хоть с кем-нибудь разделить свой восторг, но это было невозможно. Пустыня надежно держала его в плену.

Но как бы то ни было, он найдет способ бежать из этого плена.

* * *

Риск уменьшается по мере того, как растет вера в наших братьев-людей.

Ксавьер Харконнен. Из приказа по армии

Семь дней.

Бригит Патерсон не хотелось так сильно сжимать срок, но пришлось подчиниться обстоятельствам и выжать из команды все возможное. Люди работали в поте лица, не покладая рук. Патерсон проверяла и перепроверяла результаты работ, чтобы исключить малейшую ошибку. Ставкой была жизнь целой планеты.

Как и рассчитывала Серена, инженеры едва уложились в отпущенное им время.

Протестировав систему разрушающих защитных полей и убедившись в ее исправности, придирчивая Бригит Патерсон наконец предоставила своим людям несколько часов отдыха. Одни сели у окон из укрепленного плаза и уставились в серое небо ничего не выражавшими от усталости глазами, другие завалились спать, застыв в самых причудливых позах.

Армада появилась утром девятого дня.

Следящие системы, установленные инженерами для улавливания активности сенсорных датчиков сети Омниуса, замигали лампочками индикаторов тревоги. Бригит разбудила свою команду и объявила, что флот Лиги вошел в зону действия сети и приближается к планете, чтобы освободить ее. Патерсон надеялась, что Серене удалось перехватить Армаду и предупредить ее командира о том, чего ему следует ожидать.

Кимеки с презрением отнеслись к самой возможности атаки. Они и в мыслях не могли допустить, что люди дикого вида когда-либо осмелятся напасть на мыслящие машины. Но воплощение Омниуса на Гьеди Первой принялось спокойно обрабатывать поступающую информацию и разрабатывать ответные действия.

Флот мыслящих машин был разбит на две неравные части. Несколько больших кораблей патрулировали орбиту, но основная часть судов находилась на земле и участвовала в карательных операциях против населения. Теперь же, ввиду приближения Армады Лиги, Омниус издал приказ по сети. Загудели двигатели управляемых роботами кораблей, суда были приведены в готовность номер один и могли в любую минуту подняться на орбиту, чтобы плотной синхронизированной массой ударить по боевым кораблям людей – дерзких, ничтожных хретгиров.

57
{"b":"1482","o":1}