ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На орбите корабли Армады вели интенсивную перестрелку с большими стационарными кораблями А1, которые не могли спуститься на поверхность, чтобы защитить Омниуса. Терсеро Харконнен отправил на планету штурмовые группы за Геомой и ее малочисленной командой. Каждый участник атаки имел свой приказ, свой план, при этом надо было увязать взаимодействие до мельчайших деталей.

Геома внимательно смотрела на панель управления, отсчитывая последние секунды перед посадкой. Ей надо совершить рывок и сесть. Другой возможности просто не будет. Ей надо выполнить свою миссию до того, как солдаты Харконнена начнут занимать свои исходные позиции.

В разрыве низкой облачности она вдруг увидела город – пересечения прямых улиц и высокие здания, построенные гордыми, свободными людьми, которые надеялись на свое лучезарное будущее. Все кварталы были погружены в темноту, было видно, что большая часть жилья была просто не нужна бездушным нелюдям-завоевателям.

Вспомнив инструктаж, во время которого она буквально запечатлела в своей памяти карту Гьеди-Сити, колдунья сразу нашла цитадель, которая некогда была резиденцией правителя. Там кимеки установили место постоянного пребывания всемирного разума, Омниуса, как рассказал потрепанный посланец с Гьеди Линкер Джибб. Замок магнуса Суми превратился в укрепленный пункт мыслящих машин.

Кимеки находятся там.

Сопровождавшие колдунью «Кинжалы» поставили плотную дымовую завесу. Кроме того, в воздух были выброшены аппараты, распространившие в пространстве электромагнитные поля и выбросившие в воздух клочья активного металла, который блокировал сенсорные системы мыслящих роботов. Вслед за опускающимся маскировочным облаком Геома снизилась почти до самой поверхности планеты. Она надеялась, что им удастся остаться незамеченными при приближении к неповрежденным мыслящим машинам.

Понимая, что корабли приближаются, боевые корабли мыслящих роботов начали стрелять вслепую, яростно паля во все стороны. Очередной взрыв потряс судно, и Геома поняла, что поврежден посадочный двигатель. Тем не менее она направила тяжелый корабль к земле, включив на полную мощность тормозные двигатели. Судно ударилось о землю и со скрежетом проехало по плоским камням брусчатки; из-под корпуса летели искры, валил дым и вырывались языки пламени. Наконец неуправляемый корпус судна остановился, с грохотом врезавшись в каменную стену какого-то серого здания.

Как только корабль остановился, Геома и ее люди вскочили со своих мест. Она открыла боковой люк и приказала своим подстегнутым лекарствами телохранителям расчистить ей путь к цели. Как было договорено, она послала открытым текстом сигнал командирам экипажей «Кинжалов». Один пилот ответил:

– Расплавь этих ублюдков!

Корабли поднялись в воздух и направились на соединение с другими десантными судами, с которых в город, оскверненный роботами, начали высаживаться первые десантно-штурмовые команды.

Теперь ей предстояло выполнить свою часть миссии. Геома отошла от дымящегося корабля, потом жестом приказала своим телохранителям двигаться в направлении правительственной цитадели. Сама она тоже бросилась следом за ними, окончательно отрабатывая в уме исполнение плана. За их спинами взорвался корабль, подчиняясь заложенной в него программе самоуничтожения. Геома не вздрогнула и даже не оглянулась. Она не собиралась отступать и не помышляла о такой возможности.

Телохранители взяли на изготовку реактивные гранатометы и стенобитные пушки. Для обычного человека такой артиллерийский арсенал оказался бы слишком тяжелым, но химические средства сделали мышцы настолько сильными и выносливыми, что телохранители Геомы на время превратились в настоящих сверхлюдей. По крайней мере до тех пор, пока стимуляторы не выжгут их внутренности.

Высокие трехметровые роботы преградили путь охранникам Геомы, встав у входа в цитадель Омниуса. Хотя эти роботы пребывали в полной боевой готовности, их гораздо больше занимали баллистические ракеты, штурмовики и разрушающие поля Армады, нежели несколько жалких людишек, которые бежали по улицам. Что могут сделать эти жалкие черви, эти ничтожные хретгиры против бронированных и всемогущих мыслящих машин?

Когда роботы шагнули вперед, чтобы преградить путь Геоме, ее телохранители открыли яростный огонь. Не говоря ни слова, они направили свои ружья на роботов и точными выстрелами разнесли на куски их стальные корпуса.

Жужжа, сверху, от крыши, спустились наблюдательные камеры, регистрирующие прорыв команды смельчаков под своды входа в цитадель магнуса Суми. Наблюдательные камеры фиксировали каждый шаг Геомы и тотчас сообщали о нем Омниусу Гьеди Первой. Но колдунья и не думала замедлять свое продвижение. Ее телохранители безошибочно поражали железных стражей, не думая беречь заряды.

Позади Геомы и ее охраны на улицы города уже начали приземляться первые десантные корабли Армады. Из судов выскакивали солдаты и сразу же открывали огонь из своего ручного оружия. Десантники стремительно образовали охраняемый периметр, внутри которого техники и инженеры начали устанавливать два первых переносных генератора защитного разрушающего поля Хольцмана.

Прибор выглядел как довольно некрасивая и громоздкая сфера, установленная на прочном треножнике. С источником энергии прибор соединялся кабелем, протянутым к генератору от ближайшего транспортного корабля. Один выстрел по мощности равнялся мощности работающего двигателя корабля и мог уничтожить контуры в электронных мозгах всех роботов в радиусе полукилометра.

– Готово! – крикнул один из техников.

Многие солдаты, словно ожидая артиллерийского выстрела, прикрыли уши. Но Геома услышала лишь тонкий, почти комариный писк, потом в воздухе раздалось легкое потрескивание. Из образцов аппаратов Хольцмана вылетали искры и валил дым. Все энергетические системы транспортного корабля перестали работать.

Потом вдруг сверху, как металлический дождь, посыпались на землю мертвые наблюдательные камеры, с треском ударяясь о камни мостовой. Огромные роботы-воины застыли на месте, парализованные разрушающим полем портативных генераторов. Многие управляемые роботами воздушные корабли также попадали на землю.

Из груди продолжавших высаживаться из транспортных кораблей солдат Армады вырвался единодушный крик восторга. Люди увидели, что теперь в их распоряжении есть плацдарм, на который не может ступить нога ни одного боевого робота. Геома должна была выполнить свою миссию до того, как подвергнутся новой опасности другие храбрые люди, участвовавшие в операции, – солдаты, десантники и командиры кораблей.

– Внутрь, скорее! – скомандовала она своим телохранителям.

Вместе с ними она ворвалась в коридор правительственного здания. Как учила ее Зуфа Ценва, девушка усилила свое телепатическое поле и увеличила его энергию настолько, что у нее начала болеть голова от пульсирующей внутри нее невероятной психической силы. Внутри цитадели телохранители Геомы обнаружили двух сцепившихся между собой роботов, которые были сильно ослаблены воздействием поля, но все еще находились в работоспособном состоянии, хотя и были дезориентированы. Очевидно, толстые стены цитадели защитили их от воздействия электромагнитного разрушительного поля. Роботы встали перед ней, но девушка, воспользовавшись телекинезом, отшвырнула их в сторону, и металлические болваны отлетели к стене, даже не поняв, что за сила отбросила их с дороги. Пока роботы собирались подняться на своих шарнирных конечностях, подоспевшие телохранители уничтожили их огнем из тяжелых ружей.

Мы почти на месте.

Геома бегом бросилась по коридору к узлу машинной цитадели. Реагируя на появление постороннего, повсюду по пути девушки включалась тревожная сигнализация. Многие роботы, выведенные из строя, словно груды железа, валялись в комнатах и залах, но нашлись и такие, которые двинулись навстречу колдунье. Бронированные двери автоматически захлопывались, преграждая путь в помещения, но Геома рвалась вперед, понимая, что боковые комнаты не имеют для нее никакого значения. Она точно знала, куда надо идти.

59
{"b":"1482","o":1}