ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скоро появятся кимеки и окружат ее. В точном соответствии с разработанным планом.

Ментальные электрические разряды иголками покалывали голову, накапливая телепатический заряд на конденсаторе головного мозга. Коробка была готова взорваться под напором энергии, но высвобождать энергию было еще не время. Надо сберечь ее для последнего решающего момента.

Она услышала крадущиеся скрежещущие звуки передвижения кимеков. Эти машинные тела, ведомые человеческим мозгом предателей человечества, перемещались со зловещим шорохом, так разительно отличавшимся от солдатского шага роботов.

– Наше время приближается, – оповестила она своих помощников, которые с безумными от стимуляторов глазами неотступно следовали за ней. Голос колдуньи выдавал волнение и с трудом скрываемый страх.

Оказавшись в главном помещении, где обитало защищенное сильным полем ядро местного воплощения Омниуса, Геома резко остановилась. Из бронированного помещения на нее внимательно смотрели бесчисленные оптические волокна машинного зрительного сенсора.

Из многочисленных динамиков раздался громовой голос:

– Человек, ты несешь ничтожно слабую взрывчатку, с помощью которой, как ты полагаешь, ты сможешь меня уничтожить? Может быть, ты принес с собой атомную бомбу или ты все же считаешь, что победа не стоит такой жертвы?

– Я не так наивна, Омниус. – С этими словами Геома отбросила на плечи свои густые светлые волосы. – Один слабый человек не может причинить никакого вреда всемогущему всемирному разуму. Это требует нанесения мощного военного удара и объединенных действий многих людей. Я же всего лишь женщина.

Когда по коридору к помещению приблизились гигантские кимеки, робот изобразил имитацию смеха.

– Люди редко признаются в собственном безумии.

– Я не собиралась признаваться в безумии. – Кожа Геомы раскраснелась от прилива сверхъестественной внутренней энергии. Разряды статического электричества заставляли ее волосы шевелиться, как клубок рассерженных змей. – Просто ты неверно судишь о мотивах моих действий.

Двери открылись, и в помещение, предвкушая расправу над беззащитными людьми, вползли три чудовищных кимека. Телохранители Геомы обернулись и, открыв огонь, израсходовали последние заряды, чтобы превратить одного из кимеков в груду искореженного металла.

Второй кимек поднял руку, вооруженную пушкой, и превратил тела россакских мужчин в красное облако кровавой пульпы, взвешенной в воздухе. Пораженный же кимек валялся на полу, и его членистые конечности подергивались, как у отравленного насекомого, которое никак не может сдохнуть. Самый большой кимек – титан – подошел ближе.

Теперь Геома осталась один на один со страшными машинами. Не двигаясь, она фокусировала ментальную телепатическую энергию, достигнув постепенно той точки ее накопления, когда она уже с трудом могла удерживать рвущийся наружу импульс.

– Меня зовут Барбаросса, – сказал кимек. – Я лично убил так много хретгиров, что ни один компьютер не сможет точно сосчитать их число.

Вместе с другим кимеком Барбаросса подошел еще ближе к Геоме.

– Но мне редко приходилось видеть такую надменность и наглость.

– Наглость? Может быть, лучше назвать это уверенностью в себе? – С этими словами Геома улыбнулась. – Вывести титана из игры – это стоит жизни.

Ментальная телепатическая энергия колдуньи не могла причинить вред электронному мозгу Омниуса с его укрепленными гелевыми контурами. Человеческие мозги оказались более уязвимыми по отношению к ее телепатической атаке. Она ощутила, как в ее мозгу телепатическая энергия взорвалась языками яркого пламени и высвободилась, как раскаленная добела молния.

Ударная волна психической аннигиляции сварила мозг Барбароссы и его товарища, так же как и мозги всех других кимеков и несчастных людей, которые в это время находились в цитадели. Омниус разразился беззвучными разрядами статического электричества, пылая механической яростью. Геома видела лишь смутно, как луч ее психической энергии превратил в пар органический мозг генерала кимеков.

Теперь недавно инсталлированный всемирный разум был абсолютно беззащитен.

Снаружи солдаты Лиги, дождавшись того момента, когда улеглась огненная телепатическая буря, ворвались в беззащитную теперь цитадель Омниуса.

Началась операция по освобождению Гьеди Первой.

* * *

Ничто на свете не постоянно.

Поговорка когиторов

В течение часа после активации вторичных генераторов кимеки и запертые на поверхности планеты роботы сумели локализовать их местонахождение. В Гьеди-Сити продолжало бушевать сражение, а Барбаросса был уже уничтожен, Омниус снарядил в северное море штурмовую команду из неокимеков и боевых роботов. Окружили скалистый, покрытый льдом остров и приготовились к высадке, чтобы уничтожить параболические башни генераторов.

Имея в своем распоряжении не слишком много оружия, Бригит Патерсон и ее инженеры не могли рассчитывать на победу в неравной схватке, но у них не было ни малейшего намерения сдаваться без боя. Из главного контрольного центра они просматривали небо и поверхность моря.

– Чем дольше мы продержимся, тем больше жизней нам удастся спасти.

Бледные, охваченные ужасом инженеры в отчаянии вооружились гранатами, импульсными ружьями и артиллерийскими орудиями и вышли на набережную защищать подступы к острову с моря и с воздуха.

Машинный штурмовой отряд не предъявлял никаких ультиматумов; роботы и неокимеки начали атаку, как только приблизились на расстояние досягаемости огня. Инженеры Бригит были начеку и немедленно открыли ответный огонь. Они стреляли, перезаряжая оружие и не думая об ограниченном количестве боеприпасов.

Кимеки и роботы стремились не столько уничтожить немногочисленных защитников острова, сколько вывести из строя башни генераторов. По большей части объектами их яростных атак стали высокие строения, которые посылали сгустки разрушительной энергии в черное арктическое небо. Один из кимеков удачным выстрелом сбил одну из передающих антенн, мощность силового поля Хольцмана стала стремительно уменьшаться. Однако Бригит не зря находилась у панели управления системой. Негнущимися от холода пальцами она по-иному направила поток энергии, и вскоре мощность защиты была восстановлена в полном объеме. Но Бригит не могла сказать главного – как долго удастся поддерживать нормальную работу. Атаки кимеков и роботов продолжались.

Снаружи до ее слуха доносились взрывы и крики. Оставалось только удивляться, что из ее команды уцелело столь много людей. На экранах мелькали вспышки от взрывов, уничтожавших сенсоры слежения. Вдруг Бригит увидела, что к острову приближается еще одна эскадра кораблей. Видимо, машины получили подкрепление.

Казалось, все море подпрыгнуло от мощного взрыва, затем последовали другие. Кимеки начали разваливаться на куски. Корабли роботов начали взрываться, поражаемые снарядами, которыми их осыпали люди – пилоты прибывших очень вовремя «Кинжалов». Оставшиеся в живых малочисленные инженеры испустили единодушный вопль радости и облегчения. Армада Лиги прислала команду на помощь защитникам острова.

Ослабев от радости и облегчения, Бригит упала на стул. Какое счастье, что их рискованная схема сработала! Когда все это кончится и она вернется домой, поклялась себе Бригит, она поставит Серене Батлер бутылку самого дорогого вина, какое ей удастся отыскать на планетах Лиги Благородных.

После того как телепатическим ударом Геоме удалось уничтожить кимеков, портативные генераторы наступательного поля Хольцмана помогли людям истребить роботов в другой части города. Ядро Омниуса было повреждено и стало уязвимым.

Уцелевшие роботы оказывали яростное и ожесточенное сопротивление, не желая уступать планету людям, которые уничтожат местное воплощение всемирного разума. В это время Ксавьер Харконнен сражался с мыслящими машинами в космосе, направляя удары своих огромных баллистических кораблей. Одновременно он послал четыре истребительных отряда, чтобы уничтожить крепости и опорные пункты на поверхности планеты для закрепления успеха. Отряд за отрядом с ревом заходил на цели, разрушая зачаточную машинную инфраструктуру и сжигая всех роботов, оказавшихся вне зоны действия портативных разрушающих полей Хольцмана.

60
{"b":"1482","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Прыжок над пропастью
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
Венецианский контракт
Как сильно ты этого хочешь? Психология превосходства разума над телом
Синяя кровь
Так держать!