ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Транспортные корабли высаживали на поверхности солдат и диверсионные команды, в задачу которых входил поиск и уничтожение крепостей и мелких опорных пунктов мыслящих машин. Сканирующие корабли-разведчики прощупывали местность, отыскивая очаги местного сопротивления и периодически обращаясь к уцелевшим на Гьеди людям с призывом оказывать помощь прибывшим войскам и нападать на роботов, присоединившись к освободительной битве.

В ответ на эти обращения обезумевшие люди выскакивали из своих домов, вылезали из невольничьих ям. Они бежали по улицам, подхватывая любое попавшееся им оружие, иногда забирая его у разрушенных роботов, валявшихся на мостовой.

Когда исход сражения стал более или менее ясен, Ксавьер Харконнен отдал несколько общих приказов, касавшихся разделения ответственности и определения зон зачисток, для каждого из подчиненных ему командиров. После этого он собрал разведывательную группу и направился на поиски Серены Батлер.

Он полетел прямо к острову в северном море, где команда инженеров восстановила генераторы защитного поля. Он ожидал найти там Серену, так как по разработанному ею плану она должна была находиться на этом острове. Приблизившись к месту недавнего боя, он со страхом принялся вглядываться в мертвые тела, но не обнаружил среди них ни Серены, ни старого ветерана Орта Вибсена. Не было там и штурмовика, на котором отчаянные сорвиголовы прилетели на Гьеди Первую.

Вскоре он встретился с Бригит Патерсон, которая, стоя на пронизывающем арктическом ветру, казалось, не замечала холода. Она просто светилась от счастья. Когда Бригит обратилась к Ксавьеру, в ее громком грубом голосе сквозили нотки неподдельной радости.

– Мы сделали это, терсеро! Я не поставила бы за исход этой сумасшедшей экспедиции и ломаного гроша, но Серена знала, что делала. Не могу поверить, что она провела свою операцию с таким блеском.

Ксавьер просто растаял от чувства облегчения.

– Где она?

– Так ее нет с вами? – Бригит нахмурилась. – Она вылетела отсюда несколько дней назад для того, чтобы перехватить ваши корабли, доложить вам обстановку и рассказать, чего нам удалось добиться. – Она растерянно моргнула, не сумев скрыть тревоги. – Мы думали, что она все вам рассказала.

– Нет, мы прибыли, потому что получили от нее заочное сообщение, которое она оставила мне на Салусе до своего отлета. – У Ксавьера упало сердце; его охватил страх, а голос снизился до свистящего шепота: – Значит, что-то случилось. Боже, как мне хочется надеяться на лучшее.

Ксавьер взял с собой эскадрилью «Кинжалов» с лучшими пилотами. Серена потерялась где-то здесь, на Гьеди Первой. На планете была масса потайных труднодоступных мест, но Ксавьер поклялся себе, что во что бы то ни стало отыщет Серену.

Не разбился ли штурмовик, после того как экипаж покинул продуваемый всеми ветрами остров с генераторами? Не взяли ли Серену в плен? Послужной список Вибсена говорил о том, что это превосходный пилот, а реконструированный и усовершенствованный штурмовик был отличным кораблем. Но Серена и ее экипаж не отвечали на предаваемые по радио запросы. Могло произойти многое.

Могло случиться и самое худшее.

Армада получила приказ перейти к завершающей фазе операции по спасению Гьеди Первой. Конвойные корабли поднимали с поверхности планеты уцелевших жителей и вывозили их из опасных районов и из районов, подвергшихся самым сильным разрушениям, особенно из расположения бывшего правительственного комплекса. Ксавьер надеялся, что Серены там не было.

Поднявшись на высоту десять километров, эскадра боевых кораблей выстроилась в боевой порядок, приготовившись к атаке. До приказа суда барражировали над бывшей резиденцией магнуса Суми. Ксавьер понимал, что настал самый решительный момент. Всего несколько месяцев назад магнус Суми принимал здесь Ксавьера и его инспекторов. Совсем недавно именно здесь был дан банкет в их честь.

Теперь же Омниуса надо удалить, как удаляют раковую опухоль, безжалостно вырезая ее и облучая ткани. Гьеди Первая снова должна стать здоровой.

Кружа над полуразрушенной столицей, Ксавьер колебался. Ему было физически плохо, желудок болел, словно его завязали узлом, но наконец он решился и отдал приказ. «Кинжалы» сбросили на город свой смертоносный груз.

Ксавьер прикрыл глаза, но потом усилием воли заставил себя смотреть на ужасающие результаты своего рокового решения. Это был единственный способ укрепить успех и сделать его необратимым. Если даже после этого на Гьеди останутся какие-то осколки всемирного разума, то искоренить их смогут свежие наземные команды чистильщиков. Теперь же люди должны уничтожить компьютерное ядро, сердцевину Омниуса, которая, как муравьиная матка, лежит сейчас в цитадели, отрезанная от своей инфраструктуры и лишенная защиты роботов.

Сквозь огонь и рваный дым, застилавший местность, Ксавьер видел, как взорвались десятки термических бомб, обрушившихся на центр Гьеди-Сити и превративших в раскаленный пар правительственные здания. На расстоянии многих кварталов плавились камни. Сталь превращалась в серую золу. Стекло испарялось. Никто не смог бы выжить в этом аду.

Горький привкус сладкой победы. Но все же это была победа.

В течение следующих двух дней терсеро Ксавьер Харконнен и его люди обследовали Гьеди Первую, документально оценивая нанесенный ей ущерб от нападения мыслящих машин. Они заранее знали, что найдут, но открывшиеся им подробности вызывали ужас и отвращение.

Ксавьер глубоко и неровно вздохнул, стараясь успокоить свою совесть и напомнить себе, что Омниус на планете побежден, уничтожен и больше не существует. Люди отвоевали свою планету у роботов.

Но Серены нигде не было.

* * *

Выход всегда существует, все дело в том, чтобы найти его.

Вориан Атрейдес. Раскрытый файл

Когда «Дрим Вояджер» достиг звездной системы Офиучи Б, значившейся в маршрутном листе экипажа, доставлявшего усовершенствованные данные, Севрат попытался войти в контакт с недавно установленной сетью Омниуса на Гьеди Первой. Если генерал Агамемнон, как обещал, сумел покорить эту планету хретгиров, то Вор знал, что найдет там машинную цитадель, расположенную, как обычно, в бывшем правительственном центре планеты. Отец сможет включить новую славную главу в свои мемуары.

Стоя за спиной робота-капитана, Вориан внимательно смотрел на консоль управления приближавшегося к Гьеди корабля.

– Держу пари, что там внизу сейчас полным ходом идут реорганизация и реконструкция.

Вориану не терпелось своими глазами посмотреть, как из человеческого хаоса возникает эффективно управляемый машинный мир. Теперь Омниусу потребуется поставить во главе администрации самых лучших доверенных людей, тех, кто при всех обстоятельствах сохранит верность мыслящим машинам. Вероятно, неокимеки важны для грязной работы – для подавления человеческого сопротивления, очередь же доверенных людей наступит позже, когда люди будут обузданы настолько, что смирятся со своим новым положением.

Но при всем том Вориан испытывал какое-то особенное, не ведомое ему раньше чувство. Покоренные хретгиры на Гьеди Первой были такие же люди, как и он сам, они выглядели точно так же, но Вор Атрейдес не чувствовал никакого родства с ними. Севрат и другие, такие как он, больше братья мне, чем люди-хретгиры.

Между тем робот у панели управления пытался послать бортовой опознавательный сигнал на посадочный маяк цитадели.

– Контакта пока нет. Возможно, на планете пока не установлены все необходимые для этого системы или Агамемнон слишком сильно разрушил инфраструктуру планеты.

Вор повернулся к системам мониторинга.

– Разрушения всегда быстро устраняются после завершения покорения любой планеты.

Впереди была видна дневная сторона Гьеди Первой, озаренная желтоватым светом неяркого солнца. Внезапно Вориан напряженно сморщил лоб от нахлынувшего на него чувства тревоги.

61
{"b":"1482","o":1}