ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но ведь вы будете в секторе Бене Гессерит, моя дорогая.

Он бросил на нее горящий взгляд своих огромных темных глаз, обмакнув в сливовом соусе кусок фазаньего мяса.

– Вы не возражаете, если я переоденусь в накидку Бене Гессерит и притворюсь одной из вас? – Он проглотил кусок, наслаждаясь его изысканным вкусом. – Я бы сделал это лишь для того, чтобы быть рядом с вами, ххммм-а?

Она игриво толкнула его в грудь.

– Однако вы совсем не таков, каким кажетесь, Хазимир Фенринг.

Он прищурил свои громадные глаза.

– Что это значит?

– Что это значит?… Это значит, что у нас с вами очень много общего. – Она прижалась мягкой грудью к его руке. – Наверно, будет мудро, если мы продолжим и формально оформим наш намечающийся союз.

Фенринг быстро оглянулся по сторонам – не подслушивают ли их, он страшно не любил соглядатаев – и бесстрастно проговорил, склонившись к уху собеседницы:

– У меня никогда не было намерения жениться. Я – генетический евнух и не могу иметь детей.

– Значит, нам обоим придется чем-то пожертвовать ради одной цели. – Она выгнула дугой свои безупречные брови. – Кроме того, мне кажется, что вы умеете усладить женщину, да и я прошла соответствующую подготовку.

Жестокая улыбка заиграла на губах Фенринга.

– Хммм, вот как? Моя дорогая, все это звучит как деловое предложение.

– А вы, Хазимир, кажетесь мне человеком, который предпочитает практичность всякой романтике. Думаю, что мы идеально подходим друг другу, – сказала Марго. – Мы оба искушены в искусстве разгадывания хитроумных, многоходовых планов, извилистых путей, которыми соединены, казалось бы, не связанные между собой вещи и события.

– Результаты часто оказываются смертельно опасными, не правда ли?

Она взяла салфетку и вытерла соус с его губ.

– Ммм, тебе же нужна женщина, которая ухаживала бы за тобой.

Он внимательно уставился на женщину, на ее вздернутый, как у школьницы, подбородок, прислушался к ее ровной, хорошо поставленной речи – какой контраст с его хмыканьем и вечными паузами. Ее серо-зеленые глаза смотрели на него открыто, но в бездонных зрачках таилось множество секретов.., великое множество.

Он может потратить годы и годы, открывая их один за другим.

Фенринг напомнил себе, насколько умны эти ведьмы; они никогда не предпринимали индивидуальных действий. Ничто не было тем, чем казалось.

– Ты и твоя Община Сестер что-то задумали, Марго, дорогуша моя. Я кое-что знаю о способах, которыми действует Бене Гессерит. Вы – групповой организм.

– Ну что ж, я поставлю этот организм "в известность о том, что я намереваюсь сделать.

– Поставишь в известность или спросишь разрешения? Или они сами послали тебя ко мне с определенной целью?

Дама из Дома Венеттов прошла мимо, ведя на поводке тщательно подстриженных и завитых собачек. Ее позолоченное платье было таким широким, что гостям приходилось пятиться, чтобы не быть задетыми. Женщина смотрела прямо перед собой совершенно пустым взглядом, словно самой главной ее задачей было сохранить равновесие.

Марго посмотрела на даму, потом снова повернулась к Фенрингу.

– От нашего брака будет такая обоюдная польза, что Верховная Мать Харишка уже благословила его. Ты получишь доступ к некоторым секретам Вене Гессерит, обретешь нужные связи, хотя я не собираюсь делиться с тобой всеми тайнами. – Она снова игриво толкнула его так, что Фенринг едва не опрокинул блюдо.

– Мммм, – протянул он, оценивая совершенство фигуры своей собеседницы, – а ведь я – ключ от власти Шаддама. Он доверяет мне, как никому на свете.

В изумлении Марго вскинула брови.

– Вот как? И именно поэтому он отсылает тебя на Арракис? Потому что ты так близок к нему? Мне говорили, что ты не испытываешь особого восторга по поводу нового назначения.

– Как ты об этом узнала? – скривился Фенринг, ощутив, что почва начинает уходить из-под его ног. – Я сам узнал о новом назначении всего два дня назад.

Этой ведьме было что сказать, и Фенринг ждал продолжения.

– Хазимир Фенринг, ты должен научиться использовать любые обстоятельства к своей выгоде. Арракис – это ключ к меланже, а пряность, как известно, открывает вселенную. Наш новый император может искренне думать, что просто отдаляет тебя, хотя в действительности он доверил тебе нечто жизненно важное. Ты только подумай – имперский наблюдатель на Арракисе!

– Да, но это очень не понравится барону Харконнену. Я подозреваю, что он скрывает некоторые свои мелкие прегрешения.

Марго одарила Фенринга открытой роскошной улыбкой.

– Никто не сможет скрыть этого от тебя, мой милый. Как, впрочем, и от меня. Он улыбнулся ей в ответ.

– Стало быть, мы сможем скрасить грядущие дни, охотясь за секретами.

Она провела длинными тонкими пальцами по его рукаву.

– Арракис – это самое тяжелое для жизни место, но.., возможно, тебе будет не так тяжело в моем обществе?

Он насторожился, что было вообще свойственно его натуре. Хотя в зале было полно разряженных в пух и прах женщин, Марго была самой прекрасной из всех.

– Я бы смог там выжить, но зачем тебе отправляться со мной? Это ужасное место, как на него ни посмотреть.

– Мои Сестры описывают эту планету как место, полное древних тайн, и поездка туда сильно укрепит мои позиции в Общине. Это станет важной вехой на пути к званию Преподобной Матери. Включи свое воображение: песочные черви, фримены, пряность. Будет намного интереснее, если мы попробуем разгадать эти тайны вместе. Меня очень стимулирует твое общество, Хазимир.

– Мне.., надо обдумать твое предложение.

Его тянуло к этой женщине и физически и эмоционально.., это было весьма мучительное ощущение. Когда он в прошлом испытывал подобные чувства, то всегда стремился отделаться от них любой ценой. Сестра Марго Рашино-Зеа не была похожа на других женщин.., или это ему просто казалось. Только время способно расставить все по своим местам.

Он слышал о селекционной программе Бене Гессерит, но он был бесплоден, и поэтому Сестры никогда не станут охотиться за его генетическими линиями; в этом было что-то другое. Очевидно, мотивы Марго были за пределами ее собственных влечений; если у нее вообще есть какие бы то ни было личные влечения. Эта женщина видела в Фенринге воплощение каких-то возможностей, которые должны были послужить как ей, так и всему Ордену Бене Гессерит.

Правда, сама Марго тоже кое-что предложила ему: путь к власти, в которой он до сих пор имел самые смутные представления, о которой он никогда не смел и мечтать. До сих пор единственным его преимуществом была близость Шаддама, воля случая, сведшего их вместе в далеком детстве. Но этой дружбе, по всей видимости, пришел конец, ибо в последнее время кронпринц начал весьма странно себя вести. Шаддам вышел за пределы своих способностей, пытаясь принимать самостоятельные решения и думать своей головой. Опасный, упрямый, твердолобый способ действий, о чем сам Шаддам до сих пор не догадывается.

Учитывая сложившиеся обстоятельства, Фенринг должен теперь искать нового могущественного союзника. Такого, как Орден Бене Гессерит.

С прибытием императорской кареты публика устремилась в зал театра. Фенринг поставил блюдо на стол, Марго взяла Хазимира под руку.

– Так ты сядешь рядом со мной?

– Да, – ответил он, подмигнув, – и, может быть, не только сяду…

Она нежно улыбнулась, и он подумал, что ему будет очень трудно убить такую женщину. Если, конечно, до этого когда-нибудь дойдет.

***

Каждый Великий Дом получил по дюжине пригласительных билетов на двойное торжество в Большом Театре, а остальное население наблюдало за церемонией по системам межгалактической связи. Все долго будут говорить о подробностях грандиозного события. Разговоров хватит на следующее десятилетие – именно на это и рассчитывал Шаддам.

Как восстановленный в своих правах глава Дома, герцог Лето Атрейдес вместе со своей свитой занял место в ложе из черного плаза во втором ряду главного уровня. ?Возлюбленный кузен? императора изо всех сил притворялся с самого окончания процесса в Ландсрааде, но в глубине души не верил в поддельную дружбу, которая вряд ли продлится после того, как он вернется на Каладан, если, конечно, Шаддам не хочет что-то получить от Лето. Остерегайся того, что покупаешь, говорил старый герцог, цена может оказаться выше уплаченной.

156
{"b":"1483","o":1}