ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что такое Сиетч? – спросил Кинес. Он смутно понимал древний язык чакобса, но никогда специально не учил его историю и фонетику, считая это не важным для своей научной деятельности.

– Это тайное место, где мы находимся в безопасности, там живет мой народ.

– Ты хочешь сказать, что это ваш дом?

– Наш дом пустыня.

– Я очень хочу поговорить с вашими людьми, – сказал Кинес и продолжил, не в силах сдержать свой энтузиазм:

– У меня сложилось мнение о вашей планете, и я разработал план, который может заинтересовать вас, заинтересовать всех, кто населяет Арракис.

– Дюну, – поправил Кинеса юноша-фримен. – Только имперские служащие и Харконнены называют это место Арракисом.

– Отлично, значит – Дюну, – согласился с Тьюроком Кинес.

***

В глубине скал их ждал седой старый фримен. У него остался только один глаз, другая, пустая глазница была прикрыта сморщенным темным веком. Кроме того, у наиба Сиетча Красной Стены Хейнара не хватало двух пальцев, которые он потерял в схватке на крисах в дни своей юности. Но он выжил в отличие от своих врагов.

Хейнар оказался суровым, но умным правителем своего народа. Уже многие годы его Сиетч процветал, население не уменьшалось, а спрятанные запасы воды росли с каждым лунным месяцем.

В лазарете две женщины перевязывали раны Стилгара, раненого юноши, только что привезенного в Сиетч на вездеходе Кинеса. Одна из старых сиделок проверила повязку, наложенную чужестранцем, и смазала ее какими-то местными снадобьями. Старухи посовещались, потом кивнули старому наибу.

– Стилгар будет жить, Хейнар, – сказала одна из женщин. – Эта рана могла оказаться смертельной, если бы не своевременная помощь. Чужестранец спас его.

– Чужестранец спас беспечного дурака, – сказал наиб, взглянув на юношу, лежавшего на топчане.

Уже в течение нескольких недель до ушей Хейнара доходили тревожные слухи о любопытном чужестранце, который что-то вынюхивает в пустыне. Сейчас этого человека, Пардота Кинеса, приведут в Сиетч запасным путем, через проход в скалах. Действия его были поистине сумасбродными: имперский служащий убил солдат Харконненов?!

Оммум, фримен, привезший в Сиетч раненого Стилгара, волнуясь, ждал решения наиба, стоя рядом со своим раненым другом. Хейнар уставил свой единственный глаз на раненого.

– Зачем это Тьюрок тащит сюда чужестранца?

– А что нам было делать? – Оммум не смог скрыть удивления. – Мне нужен был вездеход, чтобы привезти сюда Стилгара.

– Ты мог привести сюда вездеход этого человека и все его вещи и отдать его воду племени, – понизив голос, произнес наиб.

– Это не поздно будет сделать, – вставила слово одна из старух, – когда Тьюрок придет сюда с чужестранцем.

– Но чужестранец дрался и убил солдат Харконненов! Мы все трое были бы наверняка убиты, не подоспей он вовремя, – настаивал на своем Оммум. – Разве не говорят, что враг моего врага – мой друг?

– Я не доверяю этому человеку. Больше того, я не понимаю его поступков. – Хейнар скрестил на груди жилистые руки. – Конечно, мы знаем, кто он. Чужестранец прибыл из Империи – говорят, что он планетолог. Он остается на Дюне только потому, что Харконненов заставили оказывать ему содействие. Но этот человек, Кинес, подчиняется только императору… Так-то. По его поводу у меня есть вопросы, на которые нет ответов.

Хейнар явно волновался. Он сел на каменную скамью, вырубленную в стене пещеры. Вход в пещеру был занавешен тканью из волокон пряности, что создавало иллюзию уединения. Жители Сиетча с ранних лет убеждались, что в их жилищах частная жизнь существует в воображении, но не в действительности.

– Я поговорю с этим Кинесом и узнаю, чего он хочет от нас, почему он защитил троих недоумков от врагов, то есть зачем он сделал это, не имея на то никаких разумных причин. Потом я передам его дело в Совет Старейшин, и пусть они решают его судьбу. Мы должны принять решение, лучшее для Сиетча.

Оммум с трудом сглотнул слюну, вспомнив, как беззаветно сражался Кинес с не знающими жалости и пощады солдатами. Но пальцы его уже пощупали подвешенный к поясу кошель, где лежали водяные кольца, – он посчитал их – эти металлические кольца воплощали долю Оммума в воде племени.

Если старейшины решат убить Кинеса, то он, Стилгар и Тьюрок поровну разделят между собой сокровище, забранное у чужестранца, – его воду, вместе с водой шести убитых солдат Харконненов.

***

Когда Тьюрок наконец привел Кинеса к охраняемому входу в Сиетч, провел через запечатанные ворота и доставил в помещение Сиетча, Кинес увидел пещеру, полную чудес. В воздухе витали запахи жилья множества скученных людей: это был аромат жизни, ремесла, приготовления пищи. Емкости с отходами были тщательно закупорены, и даже смерть использовали для жизни, обрабатывая трупы специальными химикатами. С некоторым отчуждением Кинес подумал, что его подозрения относительно того, как фримены используют тела мертвых, подтвердились. Юноши не украли тела убитых врагов для каких-то суеверных ритуалов. Нет, из этих тел предстояло добыть драгоценную воду. Иными словами, трупы утилизируют…

Кинес думал, что когда увидит Сиетч воочию, то будет поражен нищетой его обитателей, убогостью обстановки и полным отсутствием каких бы то ни было удобств. Но, оказавшись на месте, он был вынужден признать, что здесь, в этом гигантском гроте, существовал целый лабиринт ходов, подземных коридоров и комнат, пронизывающих гору. Пар-Дот увидел, что люди пустыни живут в суровых, но достаточно комфортных условиях. В этом скальном квартале жители имели практически все, чем функционеры Харконненов наслаждались в Карфаге. Правда, здесь все вещи были гораздо более естественными и натуральными.

Пока Кинес шел за своим спутником по коридорам Сиетча, его взор то и дело приковывали интереснейшие и чарующие вещи. Роскошные тканые ковры покрывали полы. Боковые помещения были устланы подушками и низкими столами, сделанными из металла или полированного камня. Изделия из инопланетного дерева были редки и отличались неподдельной древностью: вырезанные в дереве изображения песчаного червя и настольная игра, названия которой он не знал. Игровая доска была инкрустирована слоновой костью.

В древних машинах происходила рециркуляция воздуха: не должна была пропасть ни одна драгоценная капля влаги, которую люди выдыхали из своих легких. В ноздри бил густой аромат пряности, похожий на запах корицы. Этот запах был везде, подобно благовониям маскируя запах немытых тел, скученных в тесном подземном пространстве.

До слуха Кинеса доносились голоса женщин и плач детей, которых пытались успокоить матери. Фримены беседовали между собой, провожая подозрительными взглядами чужестранца, которого привел в Сиетч Тьюрок. Некоторые, особенно старики, смотрели на Кинеса с нехорошей улыбкой, от которой у планетолога зароились в голове тревожные мысли. Кожа у большинства фрименов была грубой, обветренной и сухой; глаза всех обитателей отличались синими белками.

Наконец Тьюрок вскинул вверх руку, жестом приказав Кинесу остановиться. Они находились в обширном заде встреч, огромной естественной пещере с высоким сводчатым потолком. В этом гроте могли уместиться сотни и сотни людей. Кроме того, до самой отвесной красноватой стены зигзагами стояли скамьи, а к стенам были подвешены балконы с сиденьями. Сколько человек живет в этом Сиетче? Кинес, задрав голову, разглядывал потолок этой гулкой и пустой пещеры. Взгляд планетолога упал на высокий балкон, потом на высокий подиум.

Через мгновение на этом помосте появился старик с горделивой осанкой и окинул пришельца презрительным взглядом. Кинес заметил, что у старика один глаз и что он вел себя с достоинством настоящего вождя.

– Это Хейнар, – прошептал Тьюрок на ухо Кинесу. – Наиб Сиетча Красная Стена.

Подняв руку в приветствии, Кинес заговорил:

– Я счастлив познакомиться с вождем этого замечательного фрименского города.

– Что ты хочешь от нас, имперский человек? – голосом, в котором не было снисхождения, требовательно спросил Хейнар. Его слова отдавались под сводами пещеры, словно удары стального клинка о камень.

48
{"b":"1483","o":1}