ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По тому, что говорили Кайлея и Ромбур о субоидах. Лето представлял их существами, которые были не вполне людьми, у них не было разума, они должны были вкалывать и потеть, в этом заключался смысл жизни этих мускулистых троглодитов. Однако люди вокруг выглядели вполне нормально. Они, конечно, не были блестящими учеными или красноречивыми дипломатами, но они не напоминали и животных.

Широко раскрыв свои серые глаза. Лето, отойдя в сторону, принялся рассматривать корпус строящегося лайнера. Вид грандиозной стройки вызвал у него восхищение инженерным гением Икса и циклопическим размахом работ. В насыщенном пылью воздухе Лето различал едкий запах лазерной сварки и припоя.

Субоиды выполняли план постройки шаг за шагом, выполняя заданный алгоритм ступенька за ступенькой. Они работали, как пчелы в улье. Они заканчивали каждый элемент работы и переходили к следующему, при этом их совершенно не подавлял гигантский объем оставшегося труда. Субоиды не разговаривали, не пели, не перебрасывались грубыми шутками. Они не вели себя так, как рыбаки, крестьяне или фабричные рабочие Каладана, жизнь которых приходилось наблюдать Лето. Эти бледнокожие рабочие были сосредоточены только на своей работе.

Ему казалось, что под маской равнодушия субоиды скрывают гнев, но не боялся находиться один среди них. Герцог Пауль всегда поощрял сына играть с деревенскими детьми. Отпрыск Дома Атрейдесов выходил в море с рыбаками, заводил знакомства с рыночными торговцами и ткачами. Однажды он даже целый месяц работал на плантациях риса-пунди. ?Для того чтобы править людьми, – говорил старый герцог, – надо прежде всего узнать этих людей?.

Мать, конечно, хмурилась и была недовольна таким поведением сына, считая, что не дело герцогского сына пачкать руки о землю, выращивая рис, или мазать одежду рыбьим жиром о сети. ?Что хорошего для нашего сына в том, что он научится чистить и потрошить рыбу? Он же станет владыкой из Великого Дома?. Но Пауль Атрейдес умел настаивать на своем и быстро дал жене понять, что его слово – закон.

И сам Лето должен был признать, что, несмотря на боль в мышцах и нытье в спине, сожженную солнцем кожу и пот, заливавший глаза, тяжкий физический труд приносил гораздо больше удовлетворения, чем банкеты и приемы в Замке Каладана. Пройдя такую школу, Лето думал, что хорошо понимает простой народ, его чувства, понимает, как тяжело работают рыбаки и фермеры. И за этот труд Лето любил простой народ, а не презирал его. Старый герцог гордился тем, что его сын понимает этот фундаментальный принцип власти.

Вот и сейчас, находясь среди субоидов. Лето пытался понять этих людей. Мощные плавающие светильники отбрасывали резкие тени, делая воздух вокруг каким-то застывшим. Грот был очень велик, поэтому звуки работы не отдавались эхом от его стен, а гасли вдали.

Лето увидел поблизости вход в доковое помещение и, поскольку никто не спрашивал, зачем он сюда явился, решил поближе познакомиться с культурой субоидов. Нельзя же терять такую возможность, уж коли она представилась. Может быть, ему удастся открыть то, чего не знает даже принц Ром-бур.

Пропустив команду рабочих, одетых в спецовки. Лето проскользнул под сводчатую арку. Он вошел в туннель и начал спускаться вниз по винтовой лестнице, проходя мимо пустых жилых помещений. Эти комнаты были совершенно одинаковыми и напомнили Лето пчелиные соты. Правда, время от времени на глаза Лето попадались более живые признаки человеческого присутствия: куски пестрой ткани, маленькие половички и коврики, рисунки на каменных стенах. До обоняния Лето доносились запахи кухни, до слуха долетали тихие голоса, но не было слышно музыки, и смех раздавался редко.

Лето подумал о днях, проведенных в расположенных наверху небоскребах с полированными полами, окнами из хрустального плаза, обрамленными хромированными фасетками, мягких постелях, удобной одежде и вкусной еде.

На Каладане подданные могли обращаться к герцогу в любой момент, когда пожелают. Лето вспомнил, как они с отцом ходили по рынку, разговаривая с торговцами и ремесленниками. Люди смотрели на них как на людей из плоти и крови, а не как на безликих правителей.

Лето не думал, что Доминик Верниус видит какую-либо разницу между собой и своим другом Паулем. Сердечный лысый граф все свое внимание, всю свою преданность отдавал семье и тем слугам, которые находились от него в непосредственной близости; он вникал во все производственные и технологические операции, чтобы богатства продолжали поступать в казну Икса. Но Доминик рассматривал субоидов только и исключительно как трудовой ресурс. Да, он достаточно хорошо о них заботился, как заботился бы о дорогостоящей машине. Но Лето был уверен, что Ромбур и вся семья Верниусов не видят в субоидах людей.

Лето уже прошел вниз довольно далеко, спустившись на много уровней, и с чувством дискомфорта вдруг почувствовал, что воздух вокруг стал невыносимо спертым. Туннель впереди стал темнее. Вокруг не было почти ни одной живой души. Тихий коридор вел в открытые помещения, общие залы, откуда доносились голоса и шуршание одежды. Он хотел было повернуть обратно, вспомнив, что впереди длинный учебный день, что наверху его и Ромбура ждут лекции по технологическим операциям и организации промышленного производства. Ромбур, наверно, еще даже не завтракал.

Охваченный любопытством. Лето, однако, неподвижно застыл у входа в один из залов, увидев множество собравшихся вместе субоидов. Не было видно ни стульев, ни скамеек, все люди стояли. Лето прекрасно слышал низкий монотонный, лишенный всякого выражения голос одного из субоидов, приземистого, коренастого, мускулистого человека, стоявшего перед собравшимися. Однако по ярости, светившейся в глазах оратора. Лето понял, что субоиды могут испытывать эмоции, хотя ему и говорили, что они абсолютно безмятежны и неприхотливы.

– Мы строим лайнеры, – говорил человек, и голос его набирал силу с каждым словом. – Мы производим технические объекты, но не мы принимаем решения. Мы делаем то, что нам приказывают, даже если знаем, что эти планы не правильны!

Среди субоидов возник недовольный ропот.

– Некоторые из новых технологий выходят за пределы разрешенного Великим Переворотом. Мы создаем мыслящие машины. Нам нет нужды понимать чертежи и кальки, потому что мы знаем, что из них выходит!

Поколебавшись, Лето скрылся в тени арки. Он достаточно хорошо знал простой народ и нисколько его не боялся. Но здесь происходило нечто странное. Ему хотелось убежать, но внутреннее чувство говорило, что надо слушать…

– Поскольку мы – субоиды, то у нас нет доли участия в прибылях, которые Икс получает от своей технологии. У нас простая жизнь, мы лишены притязаний, но у нас есть религия. Мы читаем Оранжевую Католическую Библию и в душах наших знаем, где правда. – Субоид поднял над головой огромный узловатый кулак. – И мы знаем, что многое из того, что мы построили здесь, на Иксе, есть воплощение кривды!

Аудитория беспокойно задвигалась. Казалось, гнев вот-вот выплеснется наружу. Ромбур настаивал на том, что эта группа населения напрочь лишена амбиций, что у субоидов якобы просто нет способности их проявлять. Однако, подумал Лето, действительность говорит о другом.

Говоривший субоид прищурил глаза и зловеще произнес:

– Что мы будем делать? Надо ли нам обратиться с петицией к хозяевам и потребовать ответа? Или нам надо решиться на что-то большее?

Оратор обвел взглядом присутствующих и вдруг обнаружил подслушивающего Лето. Глаза субоида, словно две стрелы, вонзились в мальчика.

– Кто ты такой?

Лето отступил назад, подняв руки вверх.

– Я прошу прощения, я заблудился. Я оказался здесь не специально.

Вообще Лето знал, как надо завоевывать симпатию, но сейчас он был настолько растерян, что почувствовал какое-то лихорадочное смятение.

Рабочие оглянулись и начали поворачиваться в сторону, где стоял Лето. В глазах людей светилось полное осознание происходящего. Они поняли значение того, что сказал им оратор и что подслушал Лето.

51
{"b":"1483","o":1}