ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когтистая, украшенная перстнями рука императора покоилась на столике, на котором стояла высокая кружка с холодным, приправленным пряностью пивом. Рядом стояла точно такая же, но пустая кружка. С балдахина свешивались похожие на щупальца насекомых датчики индикатора ядов.

Тебя, должно быть, мучит жажда, отец, подумал Шаддам. Выпей еще пива.

Врач открыл свой саквояж и достал оттуда сверкающие металлом инструменты, щелкающие сканеры и разноцветные флаконы с тестирующими растворами. Сунув руку в ящичек, Юнгар достал оттуда небольшое белое приспособление, которым провел над телом Эльруда.

Сняв предварительно с потного черепа императора шелковый ночной колпак, Юнгар принялся сканировать, потом приподнял голову старика и внимательно осмотрел ее со всех сторон. Император, который мгновенно превратился в маленького, слабого и очень старого человечка, стонал от причиняемого ему неудобства.

Интересно, подумал Шаддам, как он сам будет выглядеть через сто пятьдесят лет, после долгого и, возможно, славного правления. Он с трудом сдержал улыбку и затаив дыхание следил за обследованием. Рядом с ним, с совершенно безмятежным видом, стоял Фенринг. Только канцлер недовольно хмурился.

Доктор убрал сканер, потом принялся изучать историю болезни царственного пациента, записанную на магнитном кубике. Наконец он обратился к слабому больному:

– Даже меланжа не может вечно поддерживать молодость, сир. В вашем возрасте здоровье неизбежно клонится к упадку. Иногда весьма быстро.

Шаддам испустил едва слышный вздох облегчения. Эльруд, напрягая все свои угасающие силы, сел. Наложницы тотчас подложили под его спину подушки. Лицо императора, похожее на сморщенное лицо трупа, исказила гримаса недовольства.

– Но всего несколько месяцев назад я чувствовал себя гораздо лучше.

– Старение – это не гладкий путь вниз. Есть пики и долины, выздоровления и ухудшения. – Врач взял на себя дерзость пользоваться в своей речи тоном всезнайки, давая понять, что императору не дано понимать столь высокие материи. – Организм человека – химическая машина, запускаемая в действие биоэлектрическими импульсами. Болезни иногда могут возникать только лишь из-за нарушения правильной последовательности этих импульсов. Был ли у вас недавно стресс?

– Я император! – огрызнулся Эльруд, открыв, что считает доктора непроходимым тупицей. – Я за многое отвечаю, естественно, я подвержен стрессу.

– Значит, вам надо передать часть полномочий кронпринцу и преданным помощникам, например Фенрингу, который присутствует здесь. Вы не будете жить вечно и прекрасно это понимаете. Этого не может даже великий император. Планируйте свое будущее. – Сохраняя на лице значительное выражение, доктор защелкнул свой саквояж. Шаддаму хотелось обнять врача. – Я ухожу, но оставлю вам предписания и приспособления, которые смогут облегчить ваше состояние.

– Единственное предписание, в котором я нуждаюсь, это в увеличении дозы меланжи в моем пиве. – Эльруд, громко рыгнув, сделал большой глоток.

– Как вам угодно, – ответил тщедушный врач. Из саквояжа он извлек мешочек, который положил на стол. – Здесь приспособление, расслабляющее мышцы, на случай, если у вас будут судороги. К каждому прибору приложена инструкция. Пусть ваши наложницы воспользуются этими аппаратами при необходимости.

– Хорошо, хорошо, – сказал Эльруд. – А теперь уходи, у меня еще много дел.

Доктор Юнгар, поклонившись, задом попятился к выходу.

– С вашего позволения, сир.

Император нетерпеливо махнул рукой, отпуская докучливого врача. Рядом с Эльрудом сновали перешептывающиеся наложницы, которые, извлекши из мешочков аппараты, принялись играть кнопками управления.

Шаддам шепотом приказал одному из лакеев проводить доктора в сокровищницу, где канцлер Хесбан произведет с ним расчет. Было ясно, что Хесбан собирается остаться в опочивальне; ему надо было обсудить с больным императором важные государственные дела, но Шаддам, чувствуя, что может теперь взять на себя эту ответственность, выслал вон твердолобого канцлера.

Когда доктор ушел, старый Эльруд обратился к сыну:

– Вероятно, доктор прав, Шаддам. Есть вещи, которые я хочу обсудить с тобой и Хазимиром. Есть один политический проект, который я хотел бы воплотить, в жизнь, несмотря на пошатнувшееся здоровье. Я говорил тебе о планах захвата Икса и получении контроля над Тлейлаксу?

Шаддам округлил глаза. Конечно, знаем, старый глупец! Фенринг и я уже сделали почти всю работу. Это была наша идея послать лицеделов Тлейлаксу на Икс, потому что они могут замаскироваться а проникнуть в среду рабочего класса.

– Да, отец, мы знаем об этих планах.

Эльруд махнул рукой и поманил Фенринга и Шаддама к себе. Лицо старика потемнело. Углом глаза Шаддам успел заметить, что Фенринг едва заметным движением выслал из комнаты наложниц и тоже склонился над ложем старца, чтобы лучше слышать слова императора.

– Сегодня утром я получил шифровку от наших оперативных работников на Иксе. Ты знаешь о той вражде, которая существует между мною и графом Домиником Верниусом.

– Да, мы слышали об этом, отец, – ответил Шаддам. Он откашлялся. – Старая распря. Похищенная женщина… Слезящиеся глаза Эльруда сверкнули ненавистью.

– Кажется, наш дерзкий Доминик играет с огнем, тренируя своих людей с помощью механических воинов, которые считывают состояние противника. Видимо, они делают это с помощью компьютеров. Теперь он продает эти ?интеллектуальные машины? на черном рынке.

– Это святотатство, сир, – пробормотал Фенринг. – Это явно противоречит ограничениям Великой Конвенции.

– Именно так, – согласился Эльруд, – и это не единственное нарушение. Дом Верниусов производит также киборгов. Механическую замену организма человека. Мы можем использовать и это в борьбе с ним.

Шаддам нахмурился, нагнулся ниже к отцу, ощущая острый запах меланжи в дыхании старого Эльруда.

– Киборги? Но это же человеческий разум, соединенный с телом робота, и следовательно, это не противоречит установлениям Джихада.

Эльруд улыбнулся.

– Но мы же понимаем, что в этом деле возможны.., компромиссы. Правда это или нет, но нашим оппонентам нужно именно такое оправдание, чтобы закончить начатую работу, теперь настало время действовать. Дом Верниусов находится на краю пропасти, и нам надо только подтолкнуть его, чтобы он рухнул окончательно.

– Ххммхх, это интересно, – сказал Фенринг. – В таком случае тлейлаксы могут прибрать к рукам сложные предприятия Икса и использовать их в своих исследованиях.

– Это очень важное обстоятельство, и сейчас вы поймете, как я его использую. – Эльруд хмыкнул. – Смотри и учись. Я уже привел мой план в действие. Иксианские субоиды-рабочие, скажем так, озабочены подобным развитием событий, а мы… – император сделал паузу, чтобы допить пиво, – ..подогреем это недовольство. Наши люди на Иксе действуют.

Отставив в сторону пустую кружку, Эльруд внезапно почувствовал резкую сонливость. Он поправил подушку, упал на спину и погрузился во внезапно наступивший сон.

Бросив на Фенринга многозначительный взгляд, Шаддам подумал о двойном заговоре, об их с Хазимиром тайном участии в развивающихся событиях на Иксе, о том, как он и Фенринг устроили встречу Мастера Тлейлаксу с императором. Теперь Бене Тлейлаксу, используя своих лицеделов, этих генетических актеров, возбудят на Иксе религиозное недовольство и брожение среди низшего класса. Для фанатичных тлейлаксов одно упоминание о думающих машинах звучит как упоминание имени Сатаны.

Покидая императорские покои, Фенринг улыбнулся тем же мыслям.

Смотри и учись, сказал этот старый дурак.

Эльруд, низкий ублюдок, тебе и самому не мешает многому поучиться, но у тебя нет больше времени на обучение.

***

Вожди Джихада Слуг не дали адекватного определения искусственного интеллекта, будучи не в силах предвидеть все возможности гипотетического нового общества. Как следствие, мы имеем достаточно большое поле для маневра.

Конфиденциальное мнение юристов Икса

64
{"b":"1483","o":1}